/

Во вторник, 12 марта, в суде Слуцкого района продолжили рассматривать дело Анатолия Булгака, бывшего заместителя директора Минского областного кадетского училища (МОКУ) по воспитательной работе. В качестве свидетеля на заседание пригласили и Сергея Метельского, директора МОКУ. Пересказ его показаний на суде публикует слуцкое издание Kurjer.info.

Директор Минского областного кадетского училища Сергей Метельский. Фото: kurjer.info
Директор Минского областного кадетского училища Сергей Метельский. Фото: kurjer.info

У Сергея Метельского и его заместителя Анатолия Булгака были нормальные, деловые отношения. Директор не знал, что его зам мог дать пощечину, подзатыльник кадетам или ударить их ногой по ягодицам. Ни подчиненный, ни дети ему об этом не докладывали.

Его показания в суде проливают свет в целом на атмосферу в кадетском училище и рассказывают о вызовах, с которыми приходится сталкиваться педагогам, да и самим кадетам.

Про желание родителей

По словам Сергея Метельского, не все подростки, которые поступают в МОКУ, хотят здесь учиться. Это больше желание их родителей. Например, бывает так, что мама во второй раз выходит замуж, рожает одного-двух детей, а старшего-подростка «сдает» в училище.

Про правила

Директор МОКУ утверждает, что при поступлении в училище от детей и их родителей никто правила проживания и обучения не скрывает. Он обращает внимание, что распорядок дня кадета значительно отличается от распорядка дня обычного подростка. Поэтому кадетские погоны кардинально меняют жизнь юноши.

Например, нет свободного выхода за пределы училища, на факультативы ходишь по расписанию, питаешься не тем, чем хочешь, а тем, что дают, ходишь строем. Почти как в армии.

Про потерпевших кадетов

Сергей Метельский говорит, что среди потерпевших ребят есть те, которые по разным причинам не доучились в МОКУ.

Например, кадет С. пришел в училище вместе с братом-близнецом, так как их дедушка умер, а отец лишен родительских прав. Один из братьев окончил МОКУ, а другому пришлось после 10-го класса (потеряв год) поступить в ПТУ как после 9-го класса.

Если в 8−9-м классе парни вели себя «более-менее», то после «их нахождение стало невыносимым». Особенно того, которого исключили после 10-го класса. Он нарушал дисциплину, не желал учиться, подчиняться, приходил на занятия неподготовленным, ничего не делал на самоподготовке, мешал проводить уроки. На него стали поступать жалобы. Руководство училища применило радикальную меру — его отчислили.

Другого — кадета Н. — заметили за попыткой суицида: хотел повеситься на ремне в ванной. Руководство МОКУ рекомендовало родителям забрать мальчика, но те решили не делать этого. Подросток сказал, что это была шутка, а слуцкие психотерапевты подтвердили, что у парня все в порядке.

После беседы с сотрудниками правоохранительных органов (в марте 2018 года, когда началась проверка) кадет, почувствовав их защиту, стал вести себя развязно. Например, мог открыть в помещении форточку и закурить.

По словам Сергея Метельского, милиция советовала им не трогать парня: «Сотрудники управления по наркоконтролю и торговле людьми сказали, что в попытке суицида виновато училище и чтобы мы не смели его трогать».

Про замдиректора

Директор МОКУ говорит, что Анатолий Булгак много уделял внимания училищу, в том числе и в выходные и праздничные дни. Уверяет, что взрослые и дети относились к нему с уважением, никаких жалоб и конфликтов не было.

«Мне хотелось, чтобы ко мне относились подобно или чуть лучше, чем к Анатолию Григорьевичу. Когда я выходил на сцену, например, поздравить коллектив с 8 Марта, были дежурные аплодисменты, а когда Булгак, чтобы спеть песню, — бурные овации. Или когда дети снимали видеоролик, кадеты подбегали к нему, обнимали. Да, это было постановочно, но не наигранно. Кадеты могли подойти к нему и поговорить с ним по душам», — характеризует бывшего замдиректора Сергей Метельский.

Про физическое насилие

Сергей Метельский говорит, что физическое насилие в отношении кадетов недопустимо. Он сомневается, что «реальное насилие» было в училище: никто не жаловался, не получал травм. По его словам, грань между насилием и «по затылку ладошкой» размытая.

«Приведу сегодняшний пример. Самостоятельная работа, я прохожу и смотрю, кто как сидит. Похлопал одному кадету по спине, чтобы он выпрямился. С одной позиции — я его ударил, с другой — он понимает, для чего. То есть цель была не ударить, а обратить внимание на посадку. Кадет адекватно это воспринял», — говорит Сергей Метельский.

В чем обвиняют бывшего замдиректора МОКУ

67-летнего Анатолия Булгака обвиняют в превышении власти с применением насилия. Ему грозит до 8 лет лишения свободы. По данным следствия, Анатолий Булгак унижал и избивал учащихся кадетского училища. В деле — не менее 9 эпизодов издевательств и насилия над кадетами в период с 2014-го по 2018 год. Согласно материалам дела, Анатолий Булгак регулярно избивал кадетов в своем служебном кабинете, иногда — в коридоре и фойе училища. По делу проходят 5 курсантов училища, которых следствие признало потерпевшими, и двое взрослых представителей потерпевших.

Фото: Радыё Свабода
Фото: «Радыё Свабода»

Вот несколько цитат из обвинения Булгака, которое зачитал прокурор: «оскорбил и ударил по голове и в живот», «дважды ударил по затылку и в живот», «ударил в лицо», «дважды ударил по голове и таскал за уши», «сделал надпись на лбу шариковой ручкой и ударил в лицо», «уколол иголкой в ​​ягодицу».

На первом заседании Анатолий Булгак заявил суду: «Не признаю вину полностью». Он отрицает, что применял насилие к кадетам.

Сейчас Анатолий Булгак — военный пенсионер, он под подпиской о невыезде. Живет в Слуцке. Работал заместителем директора кадетского училища с 2010 года.

В его обязанности входило идеологическое воспитание, организация учебного процесса и методическое обеспечение. Помимо этих обязанностей, Булгак сам вел в кадетском училище военную подготовку и основы военной службы.

{banner_819}{banner_825}
-50%
-50%
-40%
-10%
-30%
-20%
-10%
-20%
-50%