/ /

Эту семью в Борисовском районе считали образцово-показательной. Еще пару лет назад о них можно было найти репортажи, где с фотографий смотрела приемная мама детского дома семейного типа в окружении подопечных. К ним в гости с подарками приезжали чиновники и представители общественных организаций.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Детский дом семейного типа находился в этом коттедже

Сегодня 50-летняя родитель-воспитатель находится в изоляторе временного содержания в Жодино и ждет суда по делу об истязании детей, ее 63-летний супруг — в колонии усиленного режима в Новополоцке за сексуальное насилие над воспитанницами детского дома. Сам детский дом ликвидирован — сейчас в нем никто не живет. В поселке, где все произошло, неохотно обсуждают эту тему. При этом почти все пожимают плечами и говорят: непонятно, как такое могло быть.

«Мужа посадили, потому что приставал к девочкам»

— У нее двое своих сыновей, она брала приемных, и ей дали коттедж, — показывает местный житель одного из поселков Борисовского района дорогу к дому родителя-воспитателя, которую обвиняют в истязании десяти детей. — С первым мужем она развелась, когда еще ее дети были маленькие.

Выясняется, что до того, как стать родителем-воспитателем, женщина работала медсестрой, детей из приюта начала брать примерно в начале 2000-х годов. Государство предоставило жилье — двухэтажный дом. За все время, по подсчетам жителей поселка, она воспитала около 25 человек, при этом всегда брала только девочек. В последнее время у нее было десять воспитанниц, им сейчас, по словам местных, от 7 до 17 лет.

У ее второго супруга до того, как они стали вместе жить, тоже были отношения. С хозяйкой детдома, по словам местных, они прожили около 10 лет.

Сейчас дорога к коттеджу, где был детский дом, кажется давно не хоженной. Здание выглядит опустевшим, ворота закрыты. Звоним в соседний дом и выясняем, что здесь уже давно никто не живет. Понять, было ли у хозяйки большое хозяйство, тоже сложно. Все дорожки припорошены снегом. Но местные говорят, что «небольшой огород» там все-таки был, есть сад, женщина держала кур, уток, поросят.

Фото: Reuters
Фотография используется в качестве иллюстрации. Фото: Reuters

— Ее мужа посадили, потому что он приставал к девочкам, — сообщает соседка, но больше не хочет поддерживать тему и закрывает дверь.

Еще одна соседка информацию о муже тоже подтверждает:

— Но я не знаю ничего о них, краем уха слышала, что вроде как мужа забрали, а потом она приезжала сюда, здесь побыла, но она под следствием.

Действительно, 29 сентября 2018 года стало известно, что 63-летнему жителю Борисовского района вынесли приговор за сексуальное насилие над воспитанницами детского дома семейного типа. Его осудили на 11 лет лишения свободы в колонии усиленного режима. О насилии рассказала одна из воспитанниц в беседе с психологом.

В итоге оказалось, что пострадали две девочки: одна несовершеннолетняя, вторая — малолетняя. Всего в доме жили десять воспитанниц. Мужчину судили по ст. 167 УК («иные действия сексуального характера вопреки воле потерпевших»).

Несмотря на то, что приговор уже вступил в законную силу, а мужчина находится в колонии, не все в поселке верят, что он такое мог совершить. Говорят, был пенсионером, не пил.

По словам местных жителей, в марте прошлого года вечером в детский дом приехали следователи: забрали мужчину, затем изъяли воспитанниц и отвезли в приют. Сейчас они живут в других приемных семьях и детских домах.

— Это произошло вечером, и назавтра она уже пришла ко мне, — рассказывает близкая знакомая хозяйки детского дома Валентина. Она говорит, что знает женщину около 25 лет, какое-то время они вместе работали в местной больнице.

— На ней не было лица. Она рассказала, что забрали мужа, детей. Вечером он пошел в сарай собирать куриные яйца, и больше она его уже в тот день не видела.

«Говорят, что била, не кормила или плохо кормила. Такие слухи ходят»

Разговоры о том, что под следствием и воспитательница детдома, в поселке начали ходить с лета прошлого года. Около недели назад ее забрали в изолятор в Жодино, до этого женщина была на свободе.

Сейчас следствие ее обвиняет в том, что на протяжении многих лет она истязала своих воспитанниц: била, они жили в антисанитарии. Потерпевшими признаны десять девочек. По ч. 2 ст. 154 Уголовного кодекса ей грозит от одного года ограничения до 5 лет лишения свободы.

В поселке информацию о том, что женщина могла избивать детей, многие узнали из СМИ, которые опубликовали пресс-релизы Следственного комитета. Один появился летом 2018 года, второй — 5 марта 2019 года.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Била ли женщина детей, никто, с кем бы мы ни говорили, в поселке не знает.

— Говорят, что била, не кормила или плохо кормила… Такие сейчас слухи ходят. Что, мол, девочки долго терпели, — говорит местная жительница. — Да, возможно, она где-то допустила оплошность и где-то повоспитывала не так, потому что характер у нее строгий. А нас как воспитывали в детстве? Так и воспитывали.

В школе, где учились воспитанницы детского дома, говорят, что каких-либо проблем с подопечными детдома у них не было.

В одной из групп во «ВКонтакте» активно обсуждалась новость по поводу того, что хозяйку детского дома будут судить за истязания. И в комментариях одна из подписчиц писала, что «они мечтали убежать из этого дома», при этом «жаловались, но им не верили». Мы попытались связаться с этой девушкой. Сначала она согласилась дать комментарий, потом передумала.

Еще одна девушка, которая тоже жила в этом детдоме, комментарий дала. Ее зовут Анна, она находилась там с 2005-го по 2010 год. Она была второй девочкой, которую взяла воспитательница. Девушка говорит, что приемная мама могла наказать за что-то, но не просто так.

— То, что наговорили девочки в Следственном комитете, — полный бред. Я не знаю, то ли у них детская обида какая-то, то ли что. Но такое невозможно. Я приезжала сколько раз даже после того, как выпустилась из детдома, — что, она садисткой была? Мы с ней общались, пока ее не забрали. Есть много девочек, которые с ней общались, пока ее в Жодино не увезли. Все переживают по этому поводу. Это выпускницы, которые ушли.

— Бывало, что она могла разозлиться и ударить ребенка?

— Каждая мама воспитывает своего ребенка по-разному. У меня тоже есть маленькая дочь трех лет, я могу ей тоже по попе дать за что-то. Она к приемным детям относилась как к своим. Ее все называли «мама». Вы думаете, если бы она была такая плохая, как ее описывают, кто-то из детей назвал бы ее мамой? Все бы называли, как во всех приемных семьях, по имени и отчеству. Я знаю ее с 2005 года и знаю с самых положительных сторон. Если бы не она, не знаю, что бы вообще со мной было. Никого из детей никогда в жизни назад в приют не сдала. Хотя в других приемных семьях детей только и меняли: не понравилась, плохой характер, там не угодила — сразу в приют и взяли нового. А тут она пыталась что-то доказать, что-то переделать, характер как-то изменить, где-то перевоспитать. Она всегда была за учебу. Говорила: если не будете учиться, то в дальнейшем будете тяжело работать.

Собеседница рассказывает, что никаких антисанитарных условий, о которых пишут в СМИ, у них дома не было.

Фото: Reuters
Фотография используется в качестве иллюстрации. Фото: Reuters

— Антисанитарные условия для меня — это как у бомжей. А мы делали ремонты. Натяжные потолки, стеклопакеты везде стояли, покупали обои и клеили. Но единственное, что у нас были черные стены от плесени, поэтому обои у нас служили недолго, переклеивали заново. Мы когда вселились в этот дом, так уже и было: сыро и появлялась плесень. С одной комнаты началось, а потом разрослось по всем. Но это же не мамина вина, что мы жили в таком доме. Мама много раз говорила: смотрите, стены чернеют. Шкаф-купе был, переделанные полы. Уборку в комнатах девочки должны были делать сами.

«Требования были к ней, как к маме»

Некоторые местные жители сомневаются, что приемная мать могла плохо кормить детей. Вспоминают, что женщина периодически ездила за продуктами в Смоленск, потому что там их можно было купить дешевле. Это подтверждает и ее бывшая подопечная Анна. Говорит, что из Смоленска мама привозила баулы сладостей, рыбы, сарделек, замороженных котлет, приправ, чая — всего, чем можно накормить семью.

— Знакомые читали в интернете, что у нее дома, мол, были антисанитарные условия. Если бы такое сказали обо мне, я бы не обиделась. Но она чистюля! — говорит Валентина.

— Когда вы приходили к ней в гости, у нее чисто было? — спрашиваем.

— Конечно! Вы что?

Валентина рассказывает, что знала практически всех детей, которых воспитывала женщина.

— Девочки (потерпевшие. — Прим. TUT.BY) говорят, как под копирку: что они были как рабы. Но это такая ерунда… Они не работали, как рабы. Они жили очень дружно.

На вопрос о том, била ли ее знакомая детей, Валентина отвечает: нет. Но вспоминает один случай:

— Она их убеждала и старалась заинтересовать, чтобы чего-то добились в жизни. Была девочка, которая ушла от нее после 9 классов учиться в училище, но приезжала по выходным в детский дом. Девочка периодически прогуливала учебу, и она ее тянула в этом плане. Просила мастера сообщать о прогулах. Когда в очередной раз она бросила учиться и приехала в гости в детский дом, у моей знакомой в тот момент в руках откуда-то оказался зонтик, и она говорит, мол, я этим зонтиком сейчас тебя… Девочка на второй этаж дома, а та — следом с зонтиком… Но тогда девочка не была уже ее воспитанницей. «Сил у меня уже нет, сколько я буду ездить в это училище», — жаловалась подруга. Но девочка все-таки закончила училище, получила специальность и устроилась на работу.

Женщина считает, что все плохое, что сейчас говорят о ее знакомой, — оговор. По мнению подруги, самая главная ошибка воспитательницы в том, что она создала такую ситуацию, когда сама была наемным работником, а дети ее воспринимали не как воспитателя.

— Требования были к ней, как к маме. Это понятно, дети все хотели иметь маму.

У хозяйки детдома есть двое взрослых сыновей. Мы дозвонились одному из них, но он не захотел что-либо комментировать. Лишь сказал, что «мама хорошая», и добавил:

— Оклеветали ее, не знаю почему.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Управление по образованию Борисовского райисполкома

В СК ранее сообщали, что в профилактической работе органов опеки и попечительства в плане этого случая выявили нарушения. Они «связаны с бесконтрольностью за работой родителя-воспитателя, расходованием ею денежных средств, причитающихся на содержание несовершеннолетних».

В управлении по образованию Борисовского райисполкома от комментариев отказались. Сказали, что руководствуются в этом вопросе «защитой прав детей».

{banner_819}{banner_825}
-10%
-10%
-25%
-20%
-10%
-53%
-20%
-35%
-20%