/

В свое время у фермера из Лунинца Александра Балицкого было крупное пчелиное хозяйство — около 200 семей. Благородный труд, которым были заняты несколько поколений его рода, мужчине нравился, но — сколько полешука медом ни корми, он все равно на землю смотрит. Вот и Александр подумал, что слишком много у него свободного времени остается «дурью маяться». Психанул — и построил за домом теплицы под цветы. Теперь работы у него столько, что хоть койку в парнике ставь, а выходных не было с января прошлого года. Зато этот мужчина знает, чем остеоспермум отличается от калоцефалуса и как к 8 Марта в теплице вырастить 40 тысяч тюльпанов 20 сортов.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

Хозяйство семьи Балицких располагается прямо за их домом на окраине райцентра. Участок находится в самом конце улицы. С одной стороны из-за забора торчат черепичные крыши частного сектора и городских многоэтажек, с другой маячит лес, по бокам две железнодорожные ветки — на Гомель и в Украину. Дом стоит у калитки, а за ним рядами в неровный треугольник выстроились три теплицы. Их даже на спутниковых снимках гугла видно.

«Давай купим да продадим»

Александр в клубничном крае — сельскохозяйственный ренегат. Вокруг под пленкой все клубнику растят, а он цветами занялся.

— Клубнику вырастить можно, а куда ее деть? По коробочкам фасовать? Так они у нас стоят едва ли не дороже, чем сама клубника. Когда идет сезон, ее можно сдать на том же клубничном рынке (в агрогородке Дворец. — Прим. TUT.BY). Пусть дешевле, но сдать и избавить себя от забот. Вырастил — продал. Какая цена есть, за такую и отдал. Хочешь больше? Вали сам в тот же Минск ее продавать или в Россию.

— А цветы легче продать, чем клубнику?

— Легче. Парадокс. Вот придет женщина на рынок. Видит мед: «Ой-ей, восемь рублей, дорого». А цветов набирает на 50, на 70 рублей — не задумываясь, не торгуясь — и уходит. А еще организации есть, предприятия, заводы. Сейчас же все хотят территорию свою украсить. А где он возьмет посадочный материал? На подоконнике вырастит?

Цветочное хозяйство Александр ведет на пару с супругой Еленой. Две теплицы из трех они отвели под «летники». Здесь в кадках подрастают саженцы:

— Петунии, бегонии, сурфинии. Есть даже остеоспермум и калоцефалус. В общем, для многих — ругательные слова, — смеется женщина.

Цветами супруги занялись несколько лет назад. Александр, который всю жизнь занимался пчеловодством, таким образом хотел решить проблему самозанятости на время, когда не нужно было его постоянное присутствие на пасеках.

— Начинали с чего: давай купим да продадим? Давай. Естественно, мы ничего не заработали, но интерес появился. Потом говорю Лене: «Слушай, а зачем нам покупать и ездить, мы же сами можем вырастить». Так и пошло, — рассказал Александр.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

Первое время занимались выращиванием летних цветов. Саженцы и готовые растения продавали на рынке вместе с домашним медом. Товар пользовался спросом, и четыре года назад они решили отвести один парник под тюльпаны.

— Много кто тюльпанами занимался, а мы что, хуже? Правда, поначалу были хуже. Там не то сделали, там не так, там не эдак. Первый раз высадили 30 тысяч…

— Смело.

— А дело в том, что смысла нет меньше. Особой разницы нет, будешь ты топить полсотки, сотку или полторы сотки теплицы. Ну, уйдет у тебя не пять машин дров, а восемь. И все равно же вставать ночами. Никакой разницы я не вижу по времени, а вот по выходу вижу. Ну да, сажать их на два дня дольше, срезать — на три дня, но ты сможешь дать ассортимент, который очень нужен покупателю, — рассказал собеседник.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

Как признается Александр, первый урожай «ай, собрали и продали», второй был лучше, третий «вообще неплохой»:

— Сейчас вон, смотри. Нормальные тюльпаны. Но наши люди хотят, конечно, чтобы тюльпан был чуть больше подсолнуха. Чтобы подарить так подарить — отбить все свои грехи, долги за прошлую жизнь и за будущую и чтобы детям осталось.

«В этом году стартанули 15 января»

К нынешнему тюльпановому сезону фермеры начали готовиться еще весной прошлого года. Отправили поставщику заказ на цветочные луковицы, оставили предоплату, а осенью забрали товар. Посадка стартовала осенью, когда земля остыла до 10 градусов.

— «Постелили» луковицы плотно друг к другу. Потом засыпали землей, пролили хорошенько водой — и все, ждали. Первый год, чтобы подстраховаться, мы еще соломой все застелили от морозов. К концу декабря накрыли теплицу пленкой. Когда были морозы, то немного протапливали печкой на два, три, пять градусов, чтобы «разморозить» и подготовить к высадке. После того как луковицы охладились, пересадили их в теплицу. Мы в этом году стартанули 15 января. Подняли температуру в теплице до 9 градусов. Затем по градусу-два за сутки добавляли, пока температура не достигла 17 градусов — и уже поддерживали ее. Потом, когда цветы начали выходить, мы их обрабатывали, подкармливали, поливали, проверяли, чтобы была хорошая вентиляция. Была бы плохая — цветы бы болели, гнили. Когда тюльпаны выросли, мы их срезали, упаковали и поместили на хранение в холодильник, — рассказал Александр.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

«До 8 марта я все равно все распродам»

5 марта в тюльпановой теплице Елены и Александра оставалось всего две делянки с тюльпанами. Часть собранного урожая ждала отгрузки в холодильнике, остальное разобрали покупатели.

Тюльпаны — товар одного дня. Выращенные цветы фермеру нужно успеть продать до 8 марта. После реализовать продукцию практически нереально.

— В прошлом году влетели: пять тысяч тюльпанов расцвели 10 марта. Ну все… Что тут сделаешь?! Сами виноваты. Нас предупреждали, что сорт поздний. Мы когда первый год высаживали и его брали, то он у нас расцвел вовремя. Потом не брали, потом опять взяли, но не успели.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

В этом году фермеры уже практически весь свой тюльпановый урожай реализовали.

— Сейчас занимался ревизией, формировал последние заказы и смотрел, что осталось. Пока смотрел, приехали еще покупатели. Опять придется пересчитывать. Но это хорошая работа. Вот когда заходишь, а у тебя полный склад и ничего не отписано, тогда немного не по себе. Год работы — а продать ведь нужно сейчас.

Один тюльпан у фермера стоит 80−90 копеек. При этом за луковицу, из которой вырос цветок, он отдал, в зависимости от сорта, от 40 до 50 копеек. На рынке за его тюльпаны будут просить полтора рубля. Александра такая математика не обижает:

— До 8 марта я все равно все распродам. Не заработаю на луковице 30 копеек, но пять все равно заработаю. Я промежуточное звено, а продавец — последнее. У него навар больше, но и риски гораздо выше. Не продаст — влетит. И никак не угадаешь спрос. По прошлому году в Лунинце к 12.00 мы продали все. А в позапрошлом году в розницу только десятую часть продали. Здесь все стихийно.

…Как только праздник пройдет и склад фермера опустеет, начнется подготовка к следующему сезону — и так по кругу год за годом.

— Напишите всем: займитесь тюльпанами и у вас не будет недостатка в работе, — пошутила Елена.

— Я ей как-то хотел поставить кровать в теплице. Потом сам посмотрел: холодно одному спать, — улыбнулся Александр.

— Ну нравится мне работать с растениями. И любовь они потом отдают. Как «бахнут» все, расцветут!..

{banner_819}{banner_825}
-25%
-20%
-20%
-10%
-50%
-30%
-30%
-50%
-10%
0065451