/ /

Начальник военно-медицинского управления Минобороны Алексей Еськов был задержан 15 июня 2018 года, ему предъявлено обвинение по двум статьям Уголовного кодекса — ч. 3 ст. 430 (Получение взятки в особо крупном размере) и ч. 1 ст. 455 (Злоупотребление властью, превышение власти). Вину он не признает.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Алексей Еськов

Сегодня суд Фрунзенского района Минска начал рассмотрение уголовного дела Алексея Еськова. В небольшом зале свободных мест нет, в стеклянной клетке обвиняемый улыбается тем, кто пришел его поддержать.

Алексею Еськову 44 года, женат, до задержания работал начальником военно-медицинского управления Минобороны. Гособвинение поддерживает прокурор Юрий Шерснев, который также участвовал в процессе по делу замминистра здравоохранения Игоря Лосицкого и главврача стоматологической поликлиники Владимира Кравченка.
Судья — Юлия Близнюк.

Как указано в обвинении, Алексей Еськов занимал должность с 6 апреля 2015 года по 15 июня 2018 года. Отвечал за обеспечение медицинским оборудованием, рассматривал коммерческие предложения, готовил предложения по распределению финансовых средств.

— В период с 2014 по 2017 годы совершил ряд умышленных преступлений, — зачитывает обвинение прокурор Юрий Шерснев.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Прокурор Юрий Шерснев

По его мнению, Алексей Еськов «грубо пренебрегал законом «О борьбе с коррупцией», полковник не имел права принимать подарки и деньги, за исключением сувениров во время официальных мероприятий. И «в один из дней» договорился с заместителем директора компании «Геол-М» Семенюком по поставке медицинского оборудования. За успешную сделку по поставке эндоскопического оборудования, по данным обвинения, Еськов получил 7% от общей суммы, за ультразвуковое — 5%. Кстати, компания «Геол-М» постоянно фигурирует в судах по «делу медиков».

— Еськов в несколько этапов получил от Семенюка не менее 18 тысяч долларов. В период с января по февраль 2015 года — не менее 7 тысяч долларов в автомобиле BMW, 27 июля 2015 года — не менее 3 тысяч долларов в автомобиле, 12 марта 2017-го — не менее 8 тысяч долларов, — говорит прокурор.

Как указано в материалах уголовного дела, Еськов давал подчиненным указание на разработку задания для тендера, а затем сообщал «Геол-М» о предстоящей закупке, что позволяло им подготовиться к конкурсу заранее и выставить более выгодное предложение. Это, по версии следствия, обеспечивало им победу.

Всего с компаниями «Геол-М» и Medical -Unit 432-й военный клинический центр заключил пять договоров на поставку на общую сумму в 729 тысяч рублей.

— Вину не признаю, — заявляет Алексей Еськов.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Сперва суд допросит 27 свидетелей, затем изучит письменные материалы дела и после этого перейдет к допросу фигуранта. Первым в зале появляется заведующий эндоскопическим отделением 432-го клинического центра (военный госпиталь) Игорь Реутский.

— В отделении львиная доля, 90% оборудования в отделении, — это Olimpus, — рассказывает свидетель. Как станет позже известно, оборудование этой же компании поставляла «Геол-М».

С Еськовым заведующий эндоскопическим отделением знаком лет 10.

— Общие интересы — медицина, отношения — служебные, — отвечает на вопросы прокурора Игорь Реутский.

По его словам, Алексей Еськов никогда не вызывал его в кабинет по поводу закупок, не давал никаких распоряжений.

— Все шло по команде через медицинское управление, — уточняет Реутский.

Он подавал заявку на закупку только нужного оборудования: что-то выходило из строя, без чего-то было невозможно работать. Реутский не отрицает, что знаком с некоторыми сотрудниками «Геол-М». Они встречались на выставках и конференциях, при составлении задания на закупку он использовал литературу, которая есть у него в кабинете. И не руководствовался тем, что задание нужно подстроить под конкретную компанию или чье-то указание.

— Какое оборудование вы бы хотели закупать? — спрашивает прокурор.

— Оборудование высокого класса, современное: Olympus, Pentax, Fujinon. Это японские компании, они доминируют во всем мире, и 98% эндоскопического оборудования в отделениях нашей страны этих компаний, — объясняет Игорь Реутский.

Многочисленные вопросы прокурора по выбору оборудования в зале вызывают возмущение.

— Я сама работаю на Olympus, врачи не хотят иметь дело с китайским оборудованием. Оlympus — лучший! Скоро будем подорожником лечить, все боятся что-то закупать, — говорит одна из присутствующих в суде.

— Кто-нибудь лоббировал интерес этих производителей? — спрашивает у свидетеля прокурор.

— Нет, конечно.

Оборудование Olympus в военном госпитале ввели в эксплуатацию в декабре 2018 года, оно было поставлено уже после того, как Еськов был задержан.

— Есть ли к нему претензии? — уточняет адвокат Андрей Николаев.

— Бесподобное, — коротко и лаконично отвечает Игорь Реутский.

Он вспоминает, как два года назад увидел в центре Алексея Еськова. Реутский как раз оформил заявку на поставку оборудования.

— Он сказал: «Ваше оборудование слишком дорогое». Но я ответил, что оно потом себя оправдает, любой производитель будет стоить столько же. В итоге оборудование было поставлено, — приводит тот разговор свидетель. — (…) Olympus находится в авангарде эндоскопического оборудования.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Как вы можете охарактеризовать Еськова? — интересуется защитник Николаев.

— Только с положительной стороны. За 29 лет службы были разные люди: недалекие и жесткие. Алексей Станиславович профессионал, интеллигентный человек, — отмечает Реутский.

В связи с наличием существенных противоречий прокурор предлагает огласить показания медика во время предварительного расследования. И Еськов, и его адвокат возражают. Объясняя тем, что в суде свидетель отвечает на все вопросы, и именно суд выясняет все обстоятельства дела.

— В ходе допросов в КГБ свидетель мог подписать то, что написал следователь. И то, что было в КГБ, на данной стадии не имеет никакого значения, — заявляет адвокат Андрей Николаев.

Суд принял решение огласить показания во время предварительного расследования.

Реутского допрашивают четвертый час. Комментируя свои показания в КГБ, он говорит:

— В принципе их подтверждаю. Мы беседовали со следователем три часа, а потом он уходил распечатывать показания, кое-что искажалось. Были искажения по сравнению с тем, что я сказал, и что услышал следователь.

Одни и те же вопросы свидетелю задаются по несколько раз, он снова повторяет: никаких указаний от Еськова не получал, оборудование закупалось то, которое было необходимо для работы.

«В последнее время «Геол-М» фигурирует во всех новостях»

Позже суд перешел к допросу заместителя начальника военно-медицинского управления Минобороны Дмитрия Альховика. Он, как и Реутский, заявляет: никаких указаний от обвиняемого не получал и мог «спокойно подписать экспертное заключение» без согласования с Алексеем Еськовым. На вопрос, что он знает о «Геол-М», отвечает:

— В последнее время «Геол-М» фигурирует во всех новостях. Она несколько раз занималась поставкой оборудования для Минобороны.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

По словам Альховика, при проведении закупок ведомство руководствуется приказом № 130. И у начальника было право отклонить от закупок компанию, если, например, она предлагала слишком дорогое оборудование. В качестве примера он приводит ситуацию, когда на медицинское оборудование выделялось 135 тысяч рублей, а одна из фирм выставила сумму в 935 тысяч.

— В 6 раз больше, и начальник это предложение отклонил, — говорит Альховик. — Впоследствии было закуплено два аппарата за 225 тысяч. Затем они были успешно поставлены, и успешно работают сейчас.

— Чем пожертвовали? — уточняет прокурор, говоря, что изначально на закупку было выделено меньше денег.

— Например, аппарат УЗИ планировали купить за 200 тысяч рублей, а купили за 175. Сэкономили 25 тысяч, — говорит Альховик.

Он говорит, такая покупка стала возможна за счет экономии и исключения некоторых позиций для закупки.

— Как вы считаете, закупки эндоскопического оборудования были обоснованы? — обращается к своему заместителю из клетки Алексей Еськов.

— Эти закупки абсолютно обоснованы, — говорит свидетель Альховик.

По его словам, критерием выбора победителя была наименьшая цена.

— Если Еськов, по версии следствия, получал процент от поставки, то ему было выгодно заключить договор с поставщиком, который предлагал оборудование за 935 тысяч, - попытался обратиться к свидетелю адвокат Андрей Николаев, но по просьбе прокурора суд снял этот вопрос.

Уже не первый раз прокурор и защитник спорят друг с другом. Адвокат против того, чтобы оглашались показания, данные в КГБ.

— Здесь свидетель свободен, не чувствует оков, там у него забирали телефон и было непонятно: выйдет ли он, — отмечает Николаев.

По его словам, именно с этим предложением адвокаты выходят на парламент, чтобы показания, данные во время расследования, не ложились в основу приговора суда.

— Я неоднократно столкнулся со следователем. Он записал, как ему выгодно. Как говорил Реутский, показания записывались с шероховатостями, а потом они перерастают в большую проблему, — говорит обвиняемый.

Напомним, 25 июня председатель КГБ Валерий Вакульчик сообщил о том, что комитет вскрыл масштабную коррупционную схему в сфере здравоохранения Беларуси, задержаны несколько десятков человек. В их числе — директор центра экспертиз и испытаний в здравоохранении Александр Столяров, директор предприятия «Белмедтехника» Александр Шарак, начальник главного управления здравоохранения Гродненского облисполкома Андрей Стрижак и начальник военно-медицинского управления Министерства обороны Алексей Еськов. Позже стало известно о задержании заместителя министра здравоохранения Игоря Лосицкого, главврача Минской областной больницы Андрея Королько, директора Республиканского научно-практического центра травматологии и ортопедии Александра Белецкого, главного врача 9-й больницы Валерия Кушнеренко и заведующего эндоскопическим отделением Андрея Савченко. В середине августа нескольким задержанным изменили меру пресечения. Из представителей крупного частного бизнеса летом был задержан владелец «Искамеда» Сергей Шакутин.

— Комитет государственной безопасности ведет предварительное следствие по 4 уголовным делам, в рамках которых 93 человека имеют процессуальные статусы обвиняемых и подозреваемых: 30 должностных лиц системы здравоохранения и 63 лица — собственники (учредители), руководители и работники коммерческих структур, — сообщила в январе начальник отдела информации Генпрокуратуры Анжелика Курчак.

{banner_819}{banner_825}
-26%
-25%
-20%
-30%
-20%
-20%
-15%
-15%
-10%
-30%