/ /

— Я живу в Украине, у нас украинское государство, я ем украинский хлеб, украинскую одежду ношу — и я за Украину. Поэтому и хочу ходить в украинскую церковь и не хочу, чтобы там прославляли патриарха Кирилла и митрополита Онуфрия, — рассказывает 75-летняя Ольга Григорьевна Данилюк, жительница села Гуровцы Казатинского района Винницкой области в Украине.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Село Гуровцы Казатинского района Винницкой области в Украине.

Уже второй месяц у них в селе — нешуточные страсти по поводу церковного вопроса. Люди разделились на тех, кто хочет переходить в новую автокефальную Православную церковь Украины, и тех, кто против нее и желает молиться в Украинской православной церкви Московского патриархата.

Тех, кто, образно говоря, «за Москву», тут называют «москалями» и «сепаратистами», но во время споров поднимается вопрос: кто больший патриот. С одной стороны, автокефалия помогла многим украинцам почувствовать гордость за свою страну, некоторые атеисты на полном серьезе стали говорить, что сейчас они — атеисты новой Православной церкви Украины. С другой стороны, этот вопрос многих и разделил. Особенно остро это почувствовали жители некоторых сел, где церковь — место притяжения и один из центров жизни.

Как церковный вопрос поделил село на два лагеря

Настоятеля местного храма иерея Вадима Яковенко в деревне Гуровцы называют «московський піп» (московский поп), потому что он не захотел переходить в новую церковь. Он из местных — родом из того же Казатинского района, говорит, что никогда в Москве не был и патриарха Кирилла (патриарха Московского и всея Руси) ни разу не видел. А то, что его поминают во время службы, — духовная связь. И именно это, по его словам, вызывает у многих прихожан негодование.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Настоятель храма в селе Гуровцы Казатинского района иерей Вадим Яковенко

— Мотивация у некоторых прихожан такая: у нас конфликт с Россией, война на Донбассе, убивают наших детей, мужей и сыновей. Говорят, что мы — московские попы и патриарху Кириллу отправляем деньги. Но у нас юридически и канонически церковь украинская, у нас есть грамота, там сказано, что мы — церковь, не зависимая от России финансово и на духовном уровне. У нас свой Синод, церковный суд, своя митрополия. Да, мы поминаем патриарха Кирилла, но только потому, что у нас с ним духовная связь, как и со всеми остальными 14 каноническими церквями.

Переходить в новую церковь отец Вадим не хочет, говорит, что «душа не лежит». Общаться с нами на русском языке ему очень сложно, поэтому он извиняется, когда не может перевести какое-то слово с украинского языка.

— Все, что новое — это раскол, — считает он.

Белорусам тяжело с ходу понять суть церковного вопроса в Украине. Для этого надо знать несколько важных моментов. Во-первых, в Украине с 90-х годов несколько православных церквей. Самая большая по числу общин на начало 2018 года — Украинская православная церковь Московского патриархата. Она подчиняется Русской православной церкви. У нее год назад было чуть более 12 тысяч приходов.

В 1992 году в Украине возникла Украинская православная церковь Киевского патриархата. У нее в 2018 году было почти пять тысяч общин. Еще у наших соседей есть Украинская автокефальная православная церковь, и у нее было более тысячи общин. Так вот, когда в конце 2018 года Украина получила от Вселенского патриарха Варфоломея томос, у них появилась автокефальная Православная церковь Украины (ПЦУ). Автокефалия — это такой статус церкви, когда она административно независима от других церквей.

Пока ПЦУ не признана церквями других стран, но сторонники этого вопроса уверены, что это дело времени. ПЦУ объединила Украинскую православную церковь Киевского патриархата и Украинскую автокефальную православную церковь. Священникам и прихожанам церкви Московского патриархата предложили переходить в ПЦУ. Пока нет юридической основы, можно только заявить о переходе. Чтобы это сделать, религиозная община должна проголосовать. Если 2/3 — за переход, то он произойдет.

Этой возможностью и воспользовались в селе Гуровцы. Но этот вопрос людей и разделил. Местного батюшку поддерживает часть прихожан, но большинство жителей деревни хотят, чтобы местная церковь относилась к новой, автокефальной.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Активисты новой церкви прошлись по деревне и, говорят, собрали 252 подписи за переход, провели сбор общины в местном клубе. Сторонники Украинской православной церкви Московского патриархата тоже собрали подписи за верность своей церкви. Их, по словам местных жителей, набралось более 40. Всего в деревне по переписи 2001 года жило более 600 человек.

Каждая из сторон упрекает друг друга. Говорят, что те, кого большинство, — не всегда прихожане храма, среди них есть люди, которые в него не ходят, тем более что в деревне живут и Свидетели Иеговы, и пятидесятники, и субботники. Про тех, кого меньшинство, говорят, что они, чтобы создать массовость, позвали прихожан и батюшек для поддержки из других сел.

Ни одна из сторон не хочет уступать другой местный храм Рождества Пресвятой Богородицы. Поэтому он стоит закрытым на два замка. Один — сторонников церкви Московского патриархата, второй — автокефальной Православной церкви Украины. Помимо замков там висят пломбы. В итоге зайти в храм помолиться не может никто. Активисты новой церкви говорят, что свой замок повесили, чтобы в храме не разворовали имущество.

Юридически храм числится за церковью Московского патриархата. Иерей Вадим Яковенко для своих проводит службы около храма или дома у сельчан. У активистов новой церкви пока нет своего батюшки, поэтому они могут ходить только в церковь в соседнем селе: там настоятель храма вместе с приходом перешел в новую церковь. Для пожилых людей это не всегда легко.

— Они говорят, что они патриоты Украины, поэтому надо переходить в новую церковь, — эмоционально объясняет местный житель Леонид. — Но мы тоже патриоты.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Ольга Григорьевна Данилюк

Сторонники новой церкви тоже готовы идти до конца. 75-летняя Ольга Григорьевна Данилюк из-за религиозного вопроса даже стала меньше общаться со своей старшей сестрой, которая тоже живет в этом селе, но не хочет переходить в новую церковь. То, что храм закрыт, для Ольги Григорьевны большая боль. Она была певчей и очень любила ходить в церковь.

— Я не могу, когда батюшка в церкви поминает патриарха Кирилла и митрополита Онуфрия (предстоятель Украинской православной церкви Московского патриархата. — Прим. TUT.BY), а не поминает наших: митрополита Епифания (предстоятель новой Православной церкви Украины. — Прим. TUT.BY) и Владыку Симеона (митрополит Винницкий Симеон Шостацкий. — Прим. TUT.BY). Мы пока не деремся между собой, хотим мирным путем все решить, но так как нас большинство, мы хотим одержать победу. Они говорят, что будут стоять до конца. И мы будем стоять до конца. Кто победит, пока не знаем.

Ольга Петровна Датюк тоже говорит, что эта ситуация вызвала напряжение в деревне. 252 подписи за переход в новую церковь сельчане отвезли епископу Винницкой епархии Симеону, который перешел в новую церковь. Сейчас все ждут, когда их приход зарегистрируют, в село пришлют батюшку, а храм наконец перейдет в ПЦУ и они смогут там молиться.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Ольга Петровна Датюк

Местная жительница Татьяна Мартынюк рассказывает, что даже плачет из-за происходящего. Она тоже за переход в автокефальную церковь.

— Мне очень жалко и обидно, потому что мы ходили в церковь. А сейчас в селе все перевернули. Я за Россию не хочу (молиться и поминать патриарха Кирилла. — Прим. TUT.BY), потому что я плачу каждюсенький день около того телевизора, когда тех детей убивают. Это наши дети. Почему я должна к России идти? Почему?

Отец Вадим Яковенко рассказывает, что в их Казатинском районе из 16 священников, трое уже перешли в новую церковь и один — под вопросом.

— Если бы переходил блаженнейший Онуфрий (предстоятель Украинской православной церкви Московского патриархата. — Прим. TUT.BY), тогда бы все перешли. Но он не собирался туда переходить.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Сторонники Украинской православной церкви Московского патриархата и сегодня поддерживают своего батюшку.


Чтобы разрешить конфликт, в некоторых селах Украины в храмах новая автокефальная церковь и Украинская православная церковь Московского патриархата молятся по очереди. Такого решения в селе Гуровцы настоятель храма не видит.

— Так нельзя. Они неканонические. Когда они будут пользоваться евхаристическими принадлежностями, Евангелием, будет осквернение святыни. Да, есть такие храмы, где молятся по очереди. Но я думаю, что это неправильно. Я бы не хотел, чтобы священник, который ушел в раскол, служил с нами вместе, чтобы мы причащались из одной чаши и людей причащали. Это в первую очередь ответственность за людей, которые соблюдают пост, благочестивые еще при жизни. Я такого не понимаю, даже чтобы и думать об этом.

По его словам, вопрос с храмом сейчас будут решать через суд. Их община готовит иск.

«Просто отжимают храмы, если говорить по-простому»

По данным Департамента по делам религий Министерства культуры Украины, около 340 религиозных общин официально перешли из Украинской православной церкви Московского патриархата в новую Православную церковь Украины. Спикер Украинской православной церкви Московского патриархата, протоиерей, заместитель председателя отдела внешних церковных связей Николай Данилевич называет другие цифры. По его данным, перешли около 30 общин по всей Украине и еще около 50 храмов, по его словам, «захватили». При этом у их церкви сейчас, по его подсчетам, около 12,5 тысячи приходов по стране.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Спикер Украинской православной церкви Московского патриархата, протоиерей, заместитель председателя отдела внешних церковных связей Николай Данилевич

— Мы не признаем ПЦУ, считаем, что они как были в расколе, так и остались, — говорит он. — Сейчас раскольники очень агрессивно относятся к нашей церкви, они захватывают у нас приходы.

Руководство Украинской православной церкви Московского патриархата находится в Киево-Печерской лавре. Здесь мы и встречаемся с отцом Николаем Данилевичем. Со своими коллегами он говорит на украинском языке, ради нас переходит на русский. Говорит, что сам родом из Западной Украины.

— Как происходит переход из вашей общины в ПЦУ?

— Происходит собрание территориальной общины, то есть села. Это чаще всего происходит в селах, в городах пока такого нет. И они голосуют, чтобы церковь, которая есть в селе, перешла из УПЦ в ПЦУ. Но это незаконно. Потому что по закону право менять подчиненность или юрисдикцию имеет только религиозная община, но не территориальная. То есть люди, которые ходят в храм, а не все, кто живет в селе. В селе могут жить не только верующие люди, но и неверующие, люди других конфессий. И у нас есть такие случаи, когда греко-католики и католики голосуют за переход православного храма из одной конфессии в другую. Или многие в храм приходят только освятить Пасху. Они имеют право решать судьбу храма? Не имеют этого права. Община может перейти, если 2/3 голосуют «за». Но меньшинство тоже имеет право на богослужения в этом храме. В законе предписана возможность поочередного служения. Но сейчас не только в Западной Украине, но и в других местах храмы захватывают, потому что голосует территориальная община, село, глава сельсовета, а ему просто пришла указка сверху, что надо перевести храм. Привозят священника из ПЦУ, раскольника, и ставят на службу. Просто тупо отжимают храмы, если говорить так, по-простому. Мы подаем иски, пишем заявления в милицию, люди между тем идут молиться к односельчанам в дома. И таких случаев очень много.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Священники Украинской православной церкви Московского патриархата на службах о Москве что-то говорили, такое было?

—  Это все вранье и пропаганда, потому что мы молимся за Украину, за власть и воинство украинское. Мы не молимся за Путина. Мы только поминаем патриарха Кирилла, и то не везде: в некоторых приходах не поминается. Это искусственные обвинения, которые льются на нас с экранов телевизора. Наши священники как были гражданами Украины, так ими и остались. Они просто служат на старославянском языке, вот и все. Хотя на Западной Украине, в частности на Волыни, есть приходы, где служат на украинском языке. Для нас не важен язык: пожалуйста, молитесь на украинском языке, но будьте в единой канонической церкви.

— Сейчас ваша церковь запретила из-за перехода в ПЦУ около 30 священников, чем им это грозит?

— Мы говорим, что он священик нашей церкви, но запрещенный, недействующий.

— Он никогда больше не может служить в вашей церкви?

— Он может служить, если вернется и покается. Это значит, что все таинства и богослужения, которые им совершены, недействительны. Речь идет о том, что он покрестил, повенчал, вот это недействительно.

— А если ваши прихожане стали ходить в церковь ПЦУ, что будет?

— Если человек не знает, по неведению, то греха на нем нет. Зайти в храм и поставить свечку — в этом греха нет. Когда человек начинает приступать к таинствам, то есть причащаться, креститься, исповедоваться, если он не знает, что это раскол, то на нем небольшой грех. Но если знает, то это уже грех большой.

«Достаточно верующих, которые изъявили желание, чтобы у нас была своя самостоятельная церковь»

Митрополит новой Православной церкви Украины Александр Драбинко, можно сказать, стоял у истоков автокефалии. Вместе с митрополитом Винницким Симеоном Шостацким он принял участие в «Объединительном соборе», где и была создана Православная церковь Украины.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Митрополит новой Православной церкви Украины Александр Драбинко

До этого отец Александр служил в Украинской православной церкви Московского патриархата и уже восемь лет является настоятелем Спасо-Преображенского собора в Киеве. В конце прошлого года храм вместе с приходом и настоятелем перешел в ПЦУ.

Церковь Московского патриархата таких, как он, называет раскольниками. Он же раскольниками называет церковь Московского патриархата за то, что она прервала евхаристическое общение с Константинополем. Если представители УПЦ МП говорят, что их храмы «захватывают», то представители ПЦУ отмечают, что священникам не дают переходить, на них давят и практически заставляют остаться в УПЦ.

— Как они могут надавить? — спрашиваем.

— Обыкновенно. Приезжает автобус с хлопцами, которые воспитываются где-то в каком-то бойцовском клубе, и аккуратненько отжимают приход, когда он хочет мирно перейти в ПЦУ.

По его словам, многим священникам, которые хотят перейти в новую церковь, звонят и просят отозвать прошение, угрожают тем, что запретят в служении. Но даже если его запретит УПЦ МП и посчитает, что его таинства недействительные, новая церковь их считает самыми что ни на есть действительными. И не видит никакого греха на прихожанах, которые перешли в автокефальную.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Есть приход, который должен самоопределиться, а тут кроме батюшки приходит несколько священников, которые помогают приходу не уйти в новую церковь по своему желанию. Это круговая порука, которая не дает возможности приходу свободно самоопределиться, — рассказывает он.

Самый большой вопрос, который сейчас есть в ПЦУ, — пока нет юридической базы, по которой приходы и священники могут переходить в новую церковь.

— Это все пока декларация о намерениях. Проходит собрание общины, подписываются документы. Вот, допустим, у меня есть прошение от священника. Он пишет: «Прошу благословить меня и приход присоединиться к вашей епархии». Я пишу: «Благословляется». Будем считать, что этот приход перешел, но он же не перешел, так как пока не получил юридического оформления.

Отец Александр надеется, что после выборов президента Украины вопрос решится и юридически.

— Почему украинцам было важно получить томос?

— Каждому человеку, когда он взрослеет, важно получить паспорт и иметь право равноправного общения с соседями. Так же и Украина, украинский народ и украинская православная церковь. 70−80% населения Украины — православные. Достаточно верующих, которые изъявили желание, чтобы у нас была своя, самостоятельная церковь. У нас есть возможность обеспечения этих верующих епископатом, духовными школами, священством. Есть несколько нюансов, которые объясняют, чем это было обусловлено.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Один из них — пастырский. Раскол в украинском православии существует с 1991 года. 28 лет родные братья ходят в разные храмы, и один на другого говорит, что «там недействительно, ты москаль, ты западенец, ты бандера». До мордобоя дело доходило. Церковный вопрос разыгрывался в качестве раздела украинцев по религиозному признаку, точно так же, как нас пытались разделить по национальному и языковому. Сегодня в условиях гибридной войны одним из ее элементов и была политика Кремля по отношению к украинской церкви. Москва вопрос автокефалии не решала. Она не решала вопрос о предотвращении и локализации раскола, который существовал в Украине и который сама Москва и породила в 90-е годы. Если не справляется русская церковь, то за решение этого вопроса взялся патриарх Варфоломей. Причем на это имел полное право.

Второй момент — это вопрос политический. Чтобы обезопасить страну от деления по религиозному признаку, и был принят такой шаг в поддержку инициатив епископата и верующих.

Отец Александр уверен, что со временем все утрясется и «Господь выведет так, как это ему угодно».

— История будет смотреть на это все и смеяться: какие они были, оказывается, примитивные, ссорились по таким пустякам.

Что будет с Киево-Печерской лаврой?

Сюда ездят очень многие паломники из Беларуси. Сейчас здесь находится Украинская православная церковь Московского патриархата, тут же живут около 150 монахов этой церкви.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Архимандрит Поликарп Линенко, уставщик Киево-Печерской лавры

Архимандрит Поликарп Линенко, уставщик Киево-Печерской лавры, живет здесь уже 30 лет. Переходить в новую Православную церковь Украины он не планирует. Считает, что томос и автокефалия — очередное испытание для их церкви. Именно после произошедшего он начал как-то даже более внимательно относиться к словам богослужений, где говорят о мире во всем мире, хлебе насущном.

— Если вам предложат перейти, что будете делать?

— На данный момент для православной церкви Украины автокефальный статус — это самый полезный и правильный статус существования. Но автокефальную церковь Украины без владыки Онуфрия (предстоятель Украинской православной церкви Московского патриархата. — Прим. TUT.BY) я не представляю. Для меня автокефальная церковь без нашего предстоятеля — это очередная общественная организация или партия. Я от владыки Онуфрия уходить не хочу. Для меня он авторитет, не только на административном уровне, но я его уважаю как человека духовного и духоносного, и как одного из живых и ярчайших образцов монашества. Для меня он реальный пример, как можно жить монаху в наше время. В ПЦУ если люди уровня владыки Онуфрия через сто лет вырастут, то это хорошо, а то могут и не вырасти. А мне же спасаться сейчас надо. Мне хочется перед глазами иметь живой образец человека, который честно, правильно и по-настоящему любит Бога. Добровольно в ПЦУ я не пойду. Есть примеры, когда сто лет назад монастырь забирали силой. Ну что ж, пусть вытаскивают нас силой, что делать.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Митрополит новой Православной церкви Украины Александр Драбинко говорит, что вытаскивать монахов силой никто не собирается.

— Монахи могут собраться на свой Духовный Собор и определить, в какой религиозной организации Украины они хотят находиться: в УПЦ или ПЦУ. Никто за шкирку брать и вывозить на машине не будет. У нас немножко другое время и другие подходы. Но братья, насколько мне известно, по-разному смотрят на решение этого вопроса. Кто-то четко промосковски настроен, кто-то — проукраински. Если 2/3 братьев, согласно нынешнему законодательству проголосуют, чтобы лавра-монастырь перешел в ПЦУ, государство должно будет обеспечить этим 2/3 право на самоопределние. Часть монахов, которая останется, имеют право зарегистрировать себя как религиозную организацию, но имущество, согласно законодательству, остается за большинством. Его можно использовать параллельно по договоренности с большинством.

Перейдет ли какая-то часть лавры в ПЦУ, Владыка Александр пока не знает, но говорит, что церковь Московского патриархата ее бессрочно арендует.

— Лавра, не надо забывать, — национальное достояние Украины и народа Украины, — говорит он.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Спикер УПЦ отец Николай Данилевич отмечает, что судьба лавры, скорее всего, будет решаться после выборов президента.

— То, что будут пытаться как-то перевести лавру в ПЦУ, — это однозначно. Думаю, что могут верхнюю лавру отдать ПЦУ, там один храм или два, будет лавра принадлежать наполовину ПЦУ и наполовину УПЦ. Это в теории. Мы слышали о таких намерениях, но будут ли они реализованы, зависит от Господа. Мы не знаем, что будет завтра.

-5%
-20%
-35%
-20%
-20%
-10%
-21%
-10%
0070970