/

В криминальных сводках все чаще появляются новости о подростках, которые совершают страшные преступления: резня в торговом центре, нападение на учителя в гимназии, покушение на отца в Минске, убийство матери в Вороново и последний случай в Столбцах — убийство учителя и одиннадцатиклассника. Правда ли, что дети стали более жестокими и почему они совершают преступления, мы спросили у врача-психиатра, профессора Сергея Игумнова, который работает над диагностикой и реабилитацией детей с криминальным поведением.

Сергей Игумнов. Фото: Елена Клещенок, TUT.BY
Сергей Игумнов. Фото: Елена Клещенок, TUT.BY

— Почему дети совершают преступления?

— Факторов очень много: неблагополучие и конфликты в семье, алкоголь, незанятость детей… Кроме того, демонстрация сцен насилия может сформировать в сознании подростка такой сценарий. На зрелого человека сцена насилия провоцирующего влияния не оказывает, а на подростка — вполне. По большому счету, это знал еще Лев Толстой, который писал, что если сцену насилия читает незрелый человек, он отождествляет себя с насильником, зрелый — с жертвой. Следовательно, у первого возникает своеобразное сладострастие, у второго — отвращение.

— Некоторые винят в случившемся интернет — мол, слишком много криминальных новостей и фильмов про убийства. Но ведь страшные преступления совершались и до «эры интернета». В начале 90-х был случай, когда три школьника избили, изнасиловали и убили 4-летнего мальчика. Старшему преступнику было 14, его подельникам — по 11 лет.

— Можно еще вспомнить, как в XIX веке группа студентов убила своего товарища, сюжет описан в романе Достоевского «Бесы». К сожалению, подростковая преступность была всегда. Она существует столько, сколько лет письменной истории, начиная с древнего мира. Другой вопрос, что демонстрация сцен насилия и убийств по телевидению, в интернете повышает риск. К такому выводу американские ученые пришли еще в 70-х годах.

Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY
Влад Казакевич с бензопилой напал на людей в торговом центре, а потом набросился с ножом на охрану в колонии. Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY

— Откуда в детях жестокость?

— На этот счет есть разные представления. Эрих Фромм считал, что садизм — это не столько стремление к причинению боли, сколько стремление взять под контроль другое существо, заставить человека страдать, не имея возможности вырваться и убежать. Состояние это, по всей вероятности, врожденное. Но, безусловно, этот компонент может как провоцироваться, так и подавляться. Дело не в том, что подростки более жестоки. Просто у них способность сопереживать еще не так сильно развита. И причину проблем и обид они часто видят в окружающих, а не в себе.

— Что может спровоцировать современного школьника?

— Семейная обстановка, когда ребенок видит конфликты между родителями — необязательно даже драки и избиения, но даже психологическое насилие. Еще один фактор — социум, который прямо или косвенно поддерживает маскулинные стереотипы: «Ну ты же мужик! Что же ты не дашь ему в морду!» Это тоже провоцирует. Ложное понимание мужественности, которое ассоциируется с жесткостью. Влияние оказывает и значительная степень безотцовщины в современных семьях, и в школах почти нет учителей-мужчин. Положительного примера дети не видят. Они видят его в подворотнях и в боевиках.

— Всегда удивляет, когда преступления совершают дети из благополучных обеспеченных семей…

— Не стоит ставить знак равенства между благополучием и обеспеченностью. Не все измеряется финансовым достатком. Если родители жестоко обращаются с другими людьми — подчиненными, обслуживающим персоналом, ребенок быстро улавливает принцип «могу делать все, что хочу, и мне за это ничего не будет», то есть жестокость и безнаказанность.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
В столбцовской школе о нападавшем говорят как о спокойном и тихом парне. Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— А спокойные дети могут пойти на преступление? О столбцовском школьнике говорят: спокойный парень, ни с кем не конфликтовал

— В таких случаях речь идет о «видимом» спокойствии. А в тихом омуте, как известно, черти водятся. Пользуясь информацией в открытых источниках, об инциденте в Столбцах с определенной долей убежденности я предположил бы психопатологический вариант. Что имеется в виду? Дебют острого шизофренического психоза. По данным экспертов центра имени Сербского, где ежегодно проводятся сотни судебно-психиатрических экспертиз, психическое расстройство у подростков часто дебютирует так называемым инициальным деликтом. То есть психическое расстройство, которое до этого было латентным, проявляется в момент совершения преступления. Обращает на себя внимание необычный почерк преступления школьника и обстоятельства, при которых его арестовали. Он сидел в подъезде с ножом после описываемых событий. Любой осознанный преступник прежде всего позаботится о том, чтобы скрыть орудие преступления. Каждый школьник знает, что на ноже остаются отпечатки пальцев, по которым можно вычислить человека. А бегать с ножом, держать при себе столь явную улику… Маловероятно в здравом уме даже для 15-летнего (экспертиза о вменяемости подростка еще не окончена. — Прим. ред.)

— А можно увидеть признаки потенциальной жестокости, чтобы предотвратить преступление?

— Спрогнозировать потенциальную опасность — задача для будущих нобелевских лауреатов. Пока никто в мире не способен это сделать. Но существуют признаки психического неблагополучия, которые не обязательно выльются в преступление, это может быть и покушение на самого себя.

— Что это за признаки?

— Меняется рисунок поведения человека. Может появиться повышенная замкнутость, увлечение «особенной» темой, которая раньше человека не интересовала. Это может быть что-то своеобразное, не то, что модно среди молодежи. В некоторых случаях меняются отношения с родителями — холодность, вплоть до жестокости. Отчуждение от родственников. Жестокость к домашним животным.

За покушение на отца сына Дмитрия Тимашкова приговорили к 10 годам колонии. Фото: Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
За покушение на отца сына Дмитрия Тимашкова приговорили к 6 годам колонии. Фото: Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

— В последнее время все чаще стали говорить про буллинг в школах. Травля может стать причиной убийства?

— Травля, бойкоты были во все времена. У организаторов травли больше преступных наклонностей, чем у других участников. И затравленный человек тоже способен на неожиданные агрессивные действия.

— Следователи говорили, что минский гимназист напал на учителя русского языка в том числе из-за плохих оценок по литературе. Можно убить за оценку? Взрослому сложно это понять, ведь плохую оценку можно исправить, плохая оценка — это не приговор.

— В школе очень сильно размыт авторитет учителя. Количество нападений на преподавателей, не столь кровавых, но физических и словесных, возросло. Снизилась неприкосновенность педагога. Накаты происходят со стороны школьной администрации, а на администрацию — со стороны родителей и вышестоящего руководства. В итоге учитель оказывается между молотом и наковальней. Дети это чувствуют и срываются на педагогах.

— Глава католической церкви заявил, что причина преступления в Столбцах — в том числе в безверии — «три поколения атеизации не прошли даром». Религиозность действительно влияет?

— В малорелигиозных Нидерландах уровень преступности невысок, в отличие от католических стран Южной Америки. Там уровень преступности зашкаливает даже по сравнению с Россией и Беларусью.

— Большой срок за преступление может остановить подростка?

— Прогностические функции у подростков гораздо ниже, чем у взрослых. Известный российский криминалист Яков Гилинский на совещании с сотрудниками органов внутренних дел сообщил, что, по проведенным исследованиям, нецелесообразно заключение несовершеннолетних более чем на пять лет. Потому что для подростка это огромный срок, ему надо выжить, а чтобы выжить, он идентифицирует себя с криминальной средой. Если зона — дом родной, выжить легче. Стало быть, такой человек входит в кадровый состав криминального мира. Это не касается, конечно, исключительных по жестокости преступлений, где изоляция должна быть продолжительной, на мой взгляд. Но касается таких преступлений, как оставление закладок, по которому подростки получают большие сроки, а затем происходит их переход в преступный мир.

По данным МВД, с каждым годом снижается количество преступлений, которые совершили несовершеннолетние. В 2018 году было 1544 подростка, в 2017 году —
1716, в 2016 — 2004. Каждое четвертое преступление ребята совершают в состоянии алкогольного опьянения. Большинство преступников — мальчики (93%) из неполных семей и ранее уже привлекались к административной ответственности.

{banner_819}{banner_825}
-11%
-80%
-30%
-30%
-50%
-20%
-10%
0064395