опубликовано: 
обновлено: 

В Минске продолжается процесс по «делу БЕЛТА». Главному редактору TUT.BY Марине Золотовой предъявлено обвинение по ч. 2 ст. 425 УК (Бездействие должностного лица). Свою вину она не признает. Сегодня допрашивают редакторов портала.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Четвертый день суда над Мариной Золотовой начался с допроса редактора портала Анны Руденко.

Она рассказывает, что в определенный период времени совершала заходы на платную подписку БЕЛТА по логину газеты «Рэспублiка»: «Это не входило в мои обязанности, скорее, это было мое личное любопытство».

По ее словам, главный редактор Марина Золотова не знала о том, что Анна Руденко использовала чужой пароль от БЕЛТА. Анна только 19 марта 2018 года узнала о том, что между главным редактором и другим журналистом Анной Калтыгиной состоялся телефонный разговор о подписке:

— Марина позвонила уточнить, использует ли Калтыгина пароль. Золотова была удивлена и возмущена. (…) О том, что я заходила на подписку, Марина узнала в августе 2018 года (после обысков и задержаний. — Прим. ред.).

Анна Руденко была обвиняемой по «делу БЕЛТА», следствие посчитало, что она совершила не менее 17 несанкционированных доступов на БЕЛТА. Редактор оплатила ущерб — более 8 тысяч рублей, ее уголовное преследование было прекращено.

Она говорит, что за шесть с половиной лет работы Марина Золотова никогда не давала ей прямых указаний что-то делать или не делать.

Судья Александр Петраш интересуется, кто определяет очередность дежурств редакторов на портале. Свидетель отвечает, что сами редакторы. Тогда он уточняет: «А если коллектив не пришел к согласию, за кем последнее слово?» По словам Анны Руденко, таких ситуаций не было.

— Если нет четко выработанных механизмов, за счет чего TUT.BY сохраняет такие высокие места в рейтингах? — спрашивает юрист «СБ», который представляет в суде потерпевшую сторону.

— За счет высокого профессионализма и доверительных отношений в редакции, — говорит Анна Руденко. — Я не знаю, как еще на это ответить.

«Это мое нарушение, и я за него заплатила»

Свидетель несколько раз просит задавать развернутые и понятные вопросы, суд обращается к ней: «Поспокойнее, пожалуйста».

Судья спрашивает: раз свидетель знала о разговоре 19 марта 2018 года, почему она продолжила заходить «по привычке» на платную подписку БЕЛТА.

— Это была моя глупость, я очень о ней сожалею. (…) Марина Золотова не знала о моих заходах. Это мое нарушение, моя глупость, и я за нее заплатила, — отмечает Анна Руденко.

После допроса было принято решение огласить показания редактора, данные во время предварительного расследования, которые она давала в рамках уголовного дела в качестве подозреваемой. После прослушивания свидетель задает вопрос: «Так в чем противоречия?» Она выражает несогласие с тем, что и протоколы обыска прокурор Юлия Харчейкина собирается огласить. Руденко отвечают, что так положено, и зачитывают.

— Высокий суд, прошу обратить внимание, что второй раз оглашаются показания, в которых нет противоречия (накануне прокурор по этой же причине зачитывала допросы и протоколы обыска редактора портала Ульяны Бобоед. — Прим. ред.). Это затягивание процесса, — заявляет Марина Золотова.

«В СК мне сказали: или говорю, что действовала по прямому указанию руководства, или я уже не свидетель, а подозреваемая»

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Прокурор Юлия Харчейкина

Следующей допрашивают редактора портала Галину Уласик. Она тоже говорит, что с главным редактором Мариной Золотовой никогда не обсуждала платную подписку. Почему пользовалась? Объясняет, что в подписке структурирована информация, проще отследить обновления, нет «всякого шлака», что есть на сайте.

— Меня задерживали 7 августа, сказали, что прохожу в качестве свидетеля. Мне нужно проехать в СК, а потом меня отпустят. На допросе в СК мне было сказано, что я должна сказать: «Это (заходы в подписку БЕЛТА. — Прим. ред.) было сделано по прямому указанию руководства». Но раз я не иду на контакт, я уже не свидетель, а подозреваемая". Из ИВС вышла 9 августа, — рассказала сегодня в суде Галина Уласик.

Прокурор снова показывает вещи с рабочего места редактора, ее смартфон, зачитывают экспертизы, «обозревают оптический диск» и оглашает данные, касающиеся заходов на сайт БЕЛТА.

— Хочу обратить внимание, что Марина Золотова не является моим начальником, когда я дома (заходы были в основном с домашнего ноутбука. — Прим. TUT.BY), не проживает со мной в одной квартире. Она не могла знать о моих заходах. Мне начислили ущерб как физическому лицу, а не работнику TUT.BY, — обращается к суду Галина Уласик.

По словам редактора, она могла иногда посмотреть новости в платной подписке, но брала информацию БЕЛТА только в открытом доступе и со ссылкой на первоисточник.

Суд перешел к изучению письменных материалов уголовного дела, в 27-м томе указано: Марина Золотова возместила ущерб за неустановленных лиц, которые заходили на БЕЛТА с ip-адресов TUT.BY.

— Это вовсе не значит, что заходили наши журналисты. В нашей галерее проходят публичные мероприятия, другие журналисты могут прийти и подключиться к нашему Wi-Fi. Вы уже слышали в суде, что пароль БЕЛТА гулял среди других журналистов, — объясняет обвиняемая Золотова.

«Еще в Следственном комитете написала заявление, что руководство не давало мне никаких указаний»

После обеда в суде выступает редактор TUT.BY Анна Калтыгина, в компании она работает с 2012 года. Прокурор спрашивает, какие ресурсы она «подвергает мониторингу».

— В Беларуси около 50: БЕЛТА, БелаПАН, «Свабода», «Наша нiва», «Еврорадио»… — перечисляет Калтыгина.

Она не отрицает, что пользовалась паролем к платной подписке БЕЛТА.

— Мне кажется, он в принципе всегда был. Наверное, с 2012 года, — рассказывает свидетель.

По словам Анны Калтыгиной, до марта 2018 года она не обсуждала с Мариной Золотовой заходы на платную подписку.

— Марина позвонила с вопросом (19 марта 2018 года. — Прим. ред), пользуюсь ли я подпиской. Я честно ответила: «Да». Она была удивлена — это слышно на записи разговора, он был опубликован в СМИ, но запись была урезана. Прошу учесть, что далее в записи была фраза о том, что бывший директор БЕЛТА не рекомендовал этого делать [оформлять платную подписку]. Дословно не помню, я этот разговор слышала один раз, — рассказывает во время допроса свидетель.

Как говорит свидетель, на следующий день она сравнивала все преимущества платной подписки и открытого доступа и пришла к выводу, что TUT.BY не стоит подписываться на агентство: все новости можно брать на сайте. Однако после разговора с Золотовой она продолжила заходить на платную подписку, о чем сожалеет.

Как и у других сотрудников TUT.BY, суд интересуется: давала ли Марина Золотова указания пользоваться доступом к БЕЛТА.

— Нет, еще в Следственном комитете я написала заявление, что руководство не давало мне никаких указаний. Думаю, это есть в материалах уголовного дела, — говорит Калтыгина.

В качестве ущерба она уплатила БЕЛТА и СБ 10 937 рублей.

— Я так понимаю, что Марина Золотова не была для вас авторитетом, раз вы ее ослушались, — делает замечание юрист «СБ» Алексей Шпилевский.

— Наоборот, Марина — большой авторитет. И мне горько, что я ее ослушалась, — комментирует свидетель.

Во время изучения вещественных доказательств гособвинитель иногда путает даты, к свидетелю обращается «обвиняемая», ее поправляет судья. Прокурор зачитывает данные про «625 соединений к платной подписке».

— Вы согласны с этим? — спрашивает прокурор у Калтыгиной.

— Я согласна с тем, что указало следствие: я прочла 21 новость (данные из обвинения редактора по «делу БЕЛТА», ее уголовное преследование уже прекращено. — Прим. ред).

Суд принял решение огласить личную переписку журналистов в закрытом судебном заседании в понедельник в 14.00. Все участники процесса высказались за, кроме адвокатов БЕЛТА и «СБ».

Анонимка: «Бизнес на протяжении последних 10 лет»

В суде во время изучения материалов дела было прочитано анонимное обращение якобы журналистов БЕЛТА к главе администрации президента Наталье Кочановой, его копия направлена председателю СК Ивану Носкевичу.

«Мы, журналисты БЕЛТА, считаем своим гражданским и профессиональным долгом обратиться к вам и изложить свою позицию по конфликту TUT.BY и БЕЛТА», — говорится в обращении.

В письме сказано, что «TUT.BY всегда платил, но не на расчетный счет, а в карман конкретных должностных лиц БЕЛТА», якобы это «бизнес на протяжении последних 10 лет. По этой причине пароли и коды к платной подписке не менялись годами».

Надо отметить, что письмо анонимное, не установлено, что его написали сотрудники БЕЛТА. И уж конечно никто из сотрудников TUT.BY не платил ничего в карман. По факту анонимного обращения проводилась проверка и указанные факты не подтвердились.

Напомним, во вторник, 12 февраля, суд начал рассмотрение уголовного дела в отношении главного редактора TUT.BY Марины Золотовой. Ей предъявлено обвинение по ч. 2 ст. 425 УК (Бездействие должностного лица). По версии следствия, она знала о платной подписке на БЕЛТА, но не приняла меры, чтобы заключить договор. Поэтому журналисты TUT.BY осуществили несанкционированный доступ к компьютерной информации. Золотова — единственная, кто платной подпиской не пользовался. Свою вину обвиняемая не признала.

Генеральный директор БЕЛТА Ирина Акулович пояснила: ущерб в 52 320 рублей они высчитывали, исходя из того, сколько сотрудники агентства работали сверхурочно, пытаясь решить проблему с доступом к платной подписке, а также посмотрели, в какие дни на БЕЛТА заходили журналисты, и выставили сумму, сколько стоила подписка в определенный месяц. Свидетель Акулович не отрицает: ущерб полностью погашен (это сделали журналисты, в отношении которых было прекращено уголовное расследование. — Прим.TUT.BY). На вопрос прокурора, будет ли тогда отозван гражданский иск, Ирина Акулович ответила, что выскажется по этому вопросу позже. Но одно она решила точно: Марину Золотову необходимо привлечь к уголовной ответственности.

Генеральный директор БЕЛТА, как и ее подчиненные, рассказала в суде, что не было запрета на передачу логина и пароля третьим лицам. Изменения в договоры внесли только в январе 2019 года. Своим 36 подписчикам агентство высылало пароли по факсу. Экс-директор БЕЛТА Дмитрий Жук, который сейчас возглавляет СБ, заявил во время допроса в суде, что само разбирательство — это «имиджевая потеря» для СБ: «Началось давление на наших журналистов в социальных сетях и так далее». Во время предварительного расследования Жук говорил: обсуждал с Мариной Золотовой заключение договора, но она посчитала подписку дорогой.

— Категорически отрицаю, что мы обсуждали подписку на информационные услуги БЕЛТА. Ни в коем образе не меняли принцип взаимодействия с БЕЛТА. Мы стали развивать редакцию, новостей БЕЛТА стало меньше, но те три ссылки, о которых мы договаривались, сохранялись до 10 августа 2018 года. Когда в этот день вышла из изолятора, лично убрала их. Всего две заметки БЕЛТА (за те два года, о которых идет речь в материалах уголовного дела. — Прим. ред.) появились на TUT.BY раньше, чем на сайте агентства, — отметила Марина Золотова.

По словам свидетеля, ведущего редактора Ульяны Бобоед, каждая прочитанная заметка (а всего их было 19 — Прим. TUT.BY) по платной подписке БЕЛТА обошлась ей в 451 рубль. Паролем с прошлой работы она продолжала пользоваться «по привычке», до 19 марта 2018 года Марина Золотова была не в курсе. Редактор TUT.BY отметила, что выплатила ущерб как физическое лицо в размере 8580 рублей, следствие и потерпевшие не рассматривали обвиняемых по делу как сотрудников одной редакции и насчитали ущерб, исходя из расценок для юридических лиц. Например, если журналист один раз в месяц заходил на подписку БЕЛТА, сумму выставляли за месяц.

— Все заметки, которые я читала, на тот момент уже были в открытом доступе. Их мог видеть весь мир, — уточняла Бобоед.

19 новостей, фигурировавших в уголовном деле, она прочла для себя, на сайте TUT.BY они не были опубликованы.

Бывший сотрудник TUT.BY Владислав Кулецкий сообщил, что следователя интересовали только два человека: Марина Золотова и новостной редактор Анна Калтыгина. Часть показаний свидетеля во время предварительного расследования была написана сотрудником СК. Судья несколько раз задавал очередной вопрос: так согласен ли Владислав Кулецкий с предыдущими показаниями. И почему он говорил иначе?

— Если был бы не согласен, я бы оттуда не вышел.

-10%
-10%
-50%
-20%
-20%
-20%
-20%
-35%
-20%