1. Мошенники оформили на женщину онлайн-кредит на 10 000 рублей, пришлось его выплатить. Что говорят в банке
  2. Дом под Осиповичами, в который въехала ракетная установка, отремонтировали. Военные и жильцы рассказали как
  3. «Друзья шутят, что я теперь «яжбать». Молодой папа в декрете — о разводе, дочери и трудностях
  4. «Побелка деревьев весной — пережиток советского прошлого». Эксперт рассказал все о побелке сада
  5. «Ты как будто забываешь, кто ты. Невероятно тупеешь, чудовищно». Честно о том, что происходит в декрете
  6. В Беларуси ограничили доступ к сайтам про политзаключенных и учебу в Польше
  7. Олексин рассказал, почему торговал сигаретами через арабскую компанию
  8. «В Беларуси не ценил того, что имел». Физик отчислился из БГУ и изучает бозон Хиггса в Германии
  9. «Гродно Азот»: мы давно не работаем с Helm. Скоро средняя зарплата вырастет до 2 тысяч рублей
  10. Лукашенко и Алиев встретились в Азербайджане: что обсуждали на переговорах
  11. Спектакль по книге Алексиевич исчез из репертуара РТБД. Что известно?
  12. «Дети писали: вы крутая!» Татьяна ушла из бизнеса в школу и перевезла семью из Минска в Ляховичи
  13. «Спросили, связана ли работа с политикой». Как белорусы сейчас проходят украинскую границу
  14. Минчанку судят за оскорбление Ермошиной. Глава ЦИК в суд не явилась
  15. «Алкоголь — основная причина». Врач рассказывает, почему появляется панкреатит и как его лечить
  16. Белоруска запустила уникальную платформу помощи бездомным животным. Ее проект оценили даже в ЕС
  17. В Беларуси построят хранилище для отходов с БелАЭС. Выбор площадки все еще идет
  18. Товар исчезнет с полок? А есть шанс, что вернется? Про запрет по NIVEA — в простых вопросах и ответах
  19. В Москве задержали адвоката Юрия Зенковича. Сейчас он в Минске в тюрьме КГБ
  20. Минлесхоз объяснил, почему доски в Беларуси подорожали в два раза
  21. Как наши спецслужбы могут задерживать белорусов в России? Спросили у эксперта
  22. «Это что вообще такое?» Владелец удивился страховой выплате за легкое повреждение Mercedes S500
  23. Приговоры, задержания и фотопроект о детях политзаключенных. Что происходит в Беларуси 14 апреля
  24. «Нацбанк показал, что рычаги у него остаются». Что означает повышение ставки рефинансирования
  25. Три белоруски попали в популярный «Женский стендап» на ТНТ. Вот кто они
  26. «Сказали снять». Убирают ли с полок в магазинах запрещенную NIVEA и что об этом думают покупатели
  27. Бабарико говорит, что обвиняемые невиновны. А как считают они сами?
  28. «С остринкой и иронией». Как белорусский бренд одежды стал конкурировать с известными марками
  29. Умер «песняр» Леонид Борткевич
  30. Нацбанк повышает ставку рефинансирования до 8,5%


/ /

«У вас очень тихо, хотя мы в центре!» — удивляется Юя Судзуки. Это первое впечатление о Минске человека, который специально приехал из Японии, чтобы изучать здесь советскую архитектуру. Во время прогулки по городу TUT.BY расспросил, что Юя думает о главном проспекте Минска и пирожном в универсаме «Центральный».

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Юя Судзуки возле Дома правительства, Минск

Юя Судзуки приехал из японского города Йокогама в Беларусь на неделю. В первое утро в Минске он выходит из отеля, поеживаясь от холода, хотя, по нашим меркам, «минус» небольшой.

— У нас позавчера было 17 градусов тепла! Поэтому да, здесь немножко холодно. Ничего, привыкну, — улыбается он.

В Минск Юя добирался с пересадками: из Токио в Москву, оттуда —  в Минск. Все это — чтобы посмотреть на советскую архитектуру в белорусской столице.

— В Москве я уже бывал, сейчас передо мной стоял выбор: Киев, Минск или Харьков. Я выбрал Минск. Мое первое впечатление о городе — у вас очень тихо, хотя мы в центре! — удивляется Юя.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Судзуки рассказывает, откуда у него, родившегося в Японии, интерес к советской архитектуре.

— Когда я учился в аспирантуре в Японии, то интересовался авангардом 1920-х годов нескольких стран: Советского Союза, Германии, Швейцарии. А поскольку еще раньше я занимался русским языком, то со временем стал изучать историю авангарда именно в Советском Союзе. Так пришел к советской архитектуре.

В начале двухтысячных годов Юя Судзуки пять лет учился в Москве. Сейчас читает лекции в нескольких университетах Японии.

— У нас нет отдельного курса по истории архитектуры, поэтому я преподаю русский язык и культуру, а уже в рамках этого — советскую архитектуру ХХ века, — говорит Судзуки.

Про здания Минска советской эпохи, вернувшись домой, Юя будет писать доклад.

В его списке — больше тридцати объектов, на которые он обязательно хочет посмотреть. Здание фабрики-кухни, которое построили еще в 1936 году, — среди них. Как раз сейчас объект реконструирует компания «БТ телекоммуникации».

Для осмотра исторического здания сейчас не лучшее время — на период работ оно обнесено забором.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
За спиной Юи Судзуки — здание бывшей фабрики-кухни, построенное еще в 1936 году

— Про фабрики-кухни я слышал, похожие здания видел в Москве, — говорит исследователь. — Но мне пока сложно сказать, как этот объект вписывается в окружающую его архитектуру. Хотя само здание интересное, особенно полукруглый эркер.

Юя считает, что если уж браться за реконструкцию исторических зданий, то надо возвращать им аутентичный вид.

— По цвету, конструкции, декору. В этом здании эпохи конструктивизма много стекла — и в этом нет никакой проблемы, ведь у вас в Минске совсем нет землетрясений! Так что можно восстанавливать, это вполне современная индустриальная конструкция.

Недалеко от бывшей фабрики-кухни — костел святых Симеона и Елены, памятник еще дореволюционный.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Очень красиво! Можно я сделаю снимок? — восклицает Юя. — У нас в Йокогаме тоже есть церковь в стиле неоготики!

Во дворе костела — памятник, колокол Нагасаки, под которым лежат капсулы с землей регионов, пострадавших от ядерных катастроф, в том числе из японских городов Хиросима, Нагасаки, Фукусима. Юя тут же разыскивает фото в своем телефоне, сделанное в Хиросиме, — он впервые побывал в этом городе месяц назад.

Дом правительства архитектора Лангбарда — считай, ровесник фабрики-кухни.

— Очень узнаваемый тип! Похож на дом Госпрома (Государственной промышленности. — Прим. TUT.BY) в Харькове.

— Что вообще думаете о застройке площади Независимости?

— Все выглядит вполне единым комплексом, хотя многие здания здесь разного времени, — рассуждает Юя Судзуки. — Такое монументальное пространство в столице — у нас в Японии такого нет. Конечно, в Токио есть императорский дворец, но он совсем не такой, поэтому мне у вас очень интересно.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Юя со своей провожатой, искусствоведом Татьяной Бембель

— Нужно ли сносить памятник Ленину? Он у нас до сих пор прямо перед Домом правительства, — интересуемся.

— Трудно сказать. Я думаю, что белорусам нужно устроить общественную дискуссию на этот счет — ведь вы здесь живете. Но мне как иностранцу кажется, что лучше не сносить, а оставить — как след вашей истории.

Купола подземного торгового центра «Столица» напоминают исследователю купола магазинов «Охотный ряд» в Москве.

Шагая по Минску, Юя Судзуки обращает внимание на широкие тротуары.

— У нас в Японии, к сожалению, города очень скученные, плотные. Да, есть шоссе, большие улицы, но пешеходные дорожки узкие. Поэтому от дальних городов, как ваш, у меня такое впечатление: очень широкие тротуары и больше порядка.

— На зданиях очень мало рекламы — и это правильно! — говорит Юя. — Реклама и афиши — это, конечно, хорошо, но иногда их так много, что пешеходам невозможно нормально осмотреть здания, городские пейзажи.

— Из тех городов, где вы были, можете назвать самый убитый рекламой?

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Почему-то много афиш и рекламы в Азии, включая Японию, — говорит Юя. — Знаете, когда я был в Москве в университете, году в 2006-м, то видел, сколько афиш и реклам там было. Но сейчас в Москве много рекламы убрали, уже совсем другое впечатление. Кажется, после 2010 года в России, Украине и у вас кое-что стало меняться? Стали стремиться к улучшению городского пространства.

Здание КГБ в Минске опять напоминает собеседнику московское советское, на этот раз — дом на Моховой архитектора Жолтовского:

— Похож очень: и эта большая «корона», и стиль — неоренессанс.

Здание ГУМа внутри — ассоциации с интерьером павильонов ВДНХ.

— Много деталей, лепнина, — говорит Юя Судзуки.

Тут он добавляет: в Минске очень мало прохожих.

— В больших городах обычно толкотня, люди быстро ходят, всегда озабочены работой, делами. Я не знаю, о чем думают минчане, но кажется, что людей мало и они очень спокойные. И у вас чище, чем в других крупных городах бывшего Советского Союза.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Юя Судзуки возле здания КГБ в Минске
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Внутри ГУМа
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Возле здания универсама «Центральный»

— В Японии стремятся сохранять старую архитектуру?

— Сложно объяснить. В японском языке вообще не было слова архитектура, у нас не относились к постройке зданий как к искусству. Хотя красивые здания у нас, конечно, есть. В современной Японии стремятся строить высокие, удобные, функциональные, модные здания. Об истории не очень думают… И это касается не только японских крупных городов, но и больших городов других развивающихся стран: Пекин, Шанхай, Дубай. В крупных городах возводятся просто строения, которые нужны для того, чтобы люди получали прибыль.

От белорусских архитекторов Юя Судзуки слышал, что в Минске стараются сохранить водно-зеленый диаметр и архитектурный ансамбль проспекта Независимости.

— Похожая градостроительная концепция проявляется в исторических городах Японии: Киото, Нара. Там архитектурный ансамбль по указу городской администрации сохраняется, а в таких больших городах, как Токио, Йокогама и Осака, — почти нет.

— Ваш интерес — архитектура тоталитарной эпохи. Наш проспект Независимости, построенный при Сталине, вызывает разные мнения. Им восхищаются, но некоторые говорят, что все эти массивные здания психологически давят на человека. А вы как думаете?

— Не почувствовал, что давят. У нас в Японии говорят, скорее, о психологическом давлении в районах бизнес-центров, многоэтажных зданий.

В универсаме «Центральный» Юя заказывает пирожное «картошка».

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Пока жил в Москве, покупал похожие пирожные, — рассказывает он. — Но больше всего я люблю ватрушку. Знаете, это такое пирожное с творогом в центре?

По словам Юи, обычные люди в Японии о Беларуси знают немного.

— Некоторые скажут, что Беларусь где-то рядом с Польшей, Украиной и Россией, — задумался. — Но у нас в Японии распространен слух, что у вас здесь очень много красавиц!

Дворец Республики на Октябрьской площади Юя Судзуки называет «типичным для 1980-х годов».

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Юя Судзуки смотрит на застройку Октябрьской площади

— Это советский модернизм. Похожие здания можно увидеть в Монголии, Румынии.

Рядом с Дворцом Республики уже возвышается спорное здание, которое строят на месте бывшего музея Великой Отечественной войны.

— Как думаете, испортит эта новостройка общий вид площади?

— Знаете, не так плохо — учитывая, какие разные дома здесь стоят.

Дом офицеров в Минске напоминает гостю из Японии дом архитектора Фомина в Москве.

А «ворота города» у железнодорожного вокзала — вообще примета своего времени.

— Мне кажется, в границе центра города в 1940−50-х годах, при Сталине, такие здания были типичными. Сталинский ампир или неоклассицизм. Тогда железная дорога была важным транспортом, которым люди добирались из столицы — Москвы — в Минск. Приехав сюда, они должны были сойти с поезда, стать перед «воротами» и понять: Минск — один из больших советских городов, — подытоживает Юя Судзуки.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

-53%
-30%
-25%
-20%
-20%
-40%
-50%
-30%
-10%
-30%
0068422