опубликовано: 
обновлено: 
/

На свободу вышел Игорь Корицкий — бывший сотрудник брестского КГБ и один из осужденных по «делу семнадцати». Два года назад по приговору суда ему было назначено 8 лет в колонии усиленного режима. Но в январе его заметили на воле, в родном городе Бресте. Есть данные о том, что на свободе может находиться еще один фигурант дела.

Фото: Сергей Балай, TUT.BY
Корицкий во время слушания дела в феврале 2016-го. Фото: Сергей Балай, TUT.BY

«Я в шоке, как такие великие дела быстро решаются», — рассуждает брестчанин Александр. Днем 21 января он встретил в городском ЦУМе своего давнего знакомого, того самого Игоря Корицкого.

Напомним, в июне 2017 года Верховный суд поставил точку в громком уголовном деле об обороте психотропных веществ. Среди 17 фигурантов оказались сотрудники КГБ Корицкий (Брестское управление) и Веретенский (Центральный аппарат), а также сотрудник одного из управлений ГУБОПиК МВД по Минску Денисевич. Все трое получили сроки от 14 до 15 лет. Но позже приговор обжаловали в Верховном суде: сроки сократили до 8−9 лет.

«Помогали с экспертизой и крышевали»

Изначально силовиков обвиняли в том, что они помогали наркоторговцам с экспертизой психотропов в курируемых экспертно-химических центрах МВД. Якобы эта информация помогала избежать запрета на продажу веществ, которые запрещены или вот-вот будут.

Согласно обвинению, они также «сливали» оперативную информацию и крышевали незаконный бизнес.

Адвокаты же силовиков в процессе заявляли: с главным фигурантом Вилюгой тех связывали только «рабочие отношения», поскольку тот представлял «оперативный интерес» для борьбы с наркооборотом.

«То, что он неправильно оформил документы о сотрудничестве, является дисциплинарным проступком», — упоминала, например, защитник милиционера Денисевича.

Детали знает лишь суд: из 95 томов дела несколько, касающиеся работы бывших силовиков, были засекречены и изучались в закрытом режиме. Позже Верховный суд исключил из приговора эпизоды по «наркотической» 328-й статье УК, остались лишь служебные преступления.

Так, бывший сотрудник управления КГБ по Брестской области Игорь Корицкий получил 8 лет в колонии усиленного режима с лишением звания майора.

«Из-за голословного обвинения я до сих пор лишен свободы, престижной службы в органах госбезопасности, и самое главное — опозорена честь моей семьи», — требовал он полного оправдания в последнем слове.

Известно, что мужчина был под стражей с ноября 2014-го, а это учитывается в общий срок. Выходит, он отсидел около четырех лет.

«Случайно в ЦУМе встретились»

«Случайно в ЦУМе встретились. Удивился я: был такой большой срок! С другой стороны, молодец, нечего в тюрьме так долго делать», — рассуждает в разговоре с TUT.BY брестчанин Александр. Он точно не обознался: знает Корицкого больше десятка лет. Они даже пообщались.

«Спрашиваю: „Что случилось, где так долго был?“ Говорит: „В командировке был долго“. Спрашиваю: „В Беларуси?“ — „Да, в Беларуси“. Не допытывался больше. Он очень постарел, ему как 50 лет, хотя на самом деле 38», — вспоминает брестчанин. Насколько он понял, знакомый вернулся домой как раз в январе.

Источник, знакомый с делом, заявил, что если и будут комментарии на этот счет, то лишь от родных. Но в семье Корицкого несколько его близких говорить про освобождение с TUT.BY наотрез отказались, мол, СМИ и так «раздули ерунду».

— Сообщают, что вашего сына видели в Бресте, — удалось дозвониться до родителей Игоря Корицкого.

— Такого я не знаю.

— Вы не знаете, вышел ли ваш сын на свободу?

— Такого я не знаю.

— Так он находится в местах лишения свободы?

— Где он находится — это наше дело.

Как это стало возможным: 6 оснований

Отметим, что бывшие силовики были наказаны по статьям 424 и 455 Уголовного кодекса: «Злоупотребление служебными полномочиями», а также «Превышение власти или бездействие».

Законом предусмотрено несколько оснований для освобождения от отбывания наказания: отмена приговора, УДО (но по этим статьям надо отбыть две трети срока), амнистия или помилование, тяжелая болезнь или замена неотбытой части наказания на более мягкое наказание.

TUT.BY из компетентного источника стало известно: именно замена неотбытой части наказания более мягким и была применена к Корицкому.

«Неотбытая часть наказания была заменена на ограничение свободы без направления в учреждение открытого типа», — уточнил источник.

Кроме того, по словам собеседника, такая же идея обсуждалась и по еще одному «комитетчику» из этого дела — Дмитрию Веретенскому. Ранее суд назначил ему 9 лет в колонии.

Фото: Сергей Балай, TUT.BY
Фото: Сергей Балай, TUT.BY

По закону, осужденный может претендовать на замену наказания уже после отбытия установленной законом части срока, причем если «твердо встал на путь исправления». Тогда исправительное учреждение готовит соответствующее представление в суд.

В представлении, как следует из пояснений Департамента исполнения наказаний МВД, учитываются «данные, характеризующие личность осужденного, его поведение, отношение к труду и обучению во время отбывания наказания, отношение к совёршенному деянию, информация об устранении последствий совершённого деяния, о признании вины в совершённом преступлении, излагаемые им гарантии правопослушного образа жизни после освобождения, а также другие заслуживающие внимания обстоятельства, подтверждающие достижение осужденным определенной степени исправления».

Чтобы уточнить детали, TUT.BY также направил официальные запросы в Департамент исполнения наказаний и суд.

Напомним, фигуранты «дела семнадцати» были осуждены на различные сроки — от 2 до 19 лет лишения свободы. Самый большой получил Константин Вилюга. По данным TUT.BY, он и сейчас отбывает наказание в колонии № 22 «Волчьи норы» для осужденных за наркотики.

{banner_819}{banner_825}
-10%
-35%
-20%
-20%
-50%
-20%
-10%
-20%
-25%