/

Молодую маму Екатерину из Молодечно подозревают в убийстве родного сына, она заключена под стражу. Соседи и знакомые не замечали за женщиной ничего странного, после преступления она оказалась в больнице с признаками психического расстройства. Российский психиатр-криминалист Михаил Виноградов рассказал TUT.BY, что должно настораживать в поведении человека, можно ли заболевание распознать неспециалисту и как себя вести родным, если у них закрались сомнения в адекватности человека.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Фото носит иллюстративный характер. Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Вечером 26 января Екатерина сама позвонила в милицию и сообщила, что задушила 8-летнего сына. В разговоре с журналистом TUT.BY Валентина, соседка семьи, вспоминала:

— Катя была невменяемой, сидела, отрешенная от мира, просто никакая. Она милиции рассказала, что у нее смертельная болезнь, якобы она заболела неизвестным и неизлечимым вирусом. Мол, заразила им ребенка и спасала его.

Следственный комитет сегодня применил к 29-летней Екатерине меру пресечения — заключение под стражу. Молодой маме назначена судебная комплексная психолого-психиатрическая экспертиза, сейчас она находится в больнице под охраной.

— Такое состояние, когда женщина задушила достаточно большого ребенка, не может возникнуть сиюминутно. Как у специалиста у меня нет сомнений в том, что у нее психическое заболевание. Возникает вопрос: какое? То, что случилось, дает основание думать — это вялотекущая параноидная, бредовая шизофрения. И в какой-то момент все мучительные для нее переживания выплеснулись в такое жестокое действие в отношении ребенка, — комментирует TUT.BY российский психиатр-криминалист Михаил Виноградов.

— Михаил Викторович, могут ли близкие и родные заметить, что с человеком что-то не так? Что должно настораживать?

— Конечно, есть детали, которые позволяют увидеть что-то странное в поведении близкого. Существует несколько форм шизофрении. Например, бредовая, когда человеку кажется, что за ним следят, он прячется, убегает, а потом на улице накидывается на случайного прохожего. Самая опасная — вялотекущая параноидная шизофрения. И опасна она тем, что ее не видно, заметить можно только в мелочах. Вдруг человек становится задумчивым, невеселым, а потом неожиданно веселым, грустным. Причем все в пределах нормы, но беспричинно.

— Со стороны же кажется — это обычные перепады настроения. С кем не бывает.

— Вы очень точно сказали — перепады настроения. Человек психически здоровый может быть задумчивым, грустным, веселым, но все его эмоции соответствуют на данный момент обстоятельствам. Поссорился с кем-то — стал задумчивым, недовольным; познакомился с девушкой — веселый, довольный. То есть все эмоции четко определяются внешними обстоятельствами. А в случае с больным человеком все иначе. Он неожиданно становится веселым, неожиданно грустным — и все это беспричинно. Близкие могут заметить изменения, но попробуйте заставить их уговорить человека обратиться к психиатру. Они этого не хотят. Это пережитки прошлой советской системы.

— Решение совершить преступление люди с психическими заболеваниями принимают мгновенно или готовятся к этому заранее? Вынашивают план, а затем наступает момент, который становится критическим?

— Вынашивают, продумывают, обдумывают, затем наступает момент, который я называю решающим фактором. И какая-то мелочь вдруг вызывает конкретное желание и действие. Это самое страшное, потому что внешне всё, как обычно, но вдруг женщина может убить собственного ребенка.

Как-то меня пригласили в качестве эксперта на телевидение, выступал один успешный и прилично зарабатывающий мужчина, который занимал довольно хорошее социальное положение. Он говорил: «Вот видите, какой я. А меня ведь в советское время в больнице принудительно лечили». Когда мы стали выходить из зала, он спросил: «Доктор, я действительно болен?» Я посоветовал обратиться к психиатру. Дело в том, что вялотекущая шизофрения — это болезнь на всю жизнь. От ее начала и до конца жизни пациента.

— Но ведь человек может прожить с таким заболеванием, при этом не переступив черту закона, не сотворив ничего ужасного?

— Расскажу одну историю, которая уже не является тайной: жена этого человека опубликовала книгу. В ней она рассказала, как переживала, как жила рядом с человеком, больным шизофренией, всю жизнь. Ее муж, советский профессор, доктор наук, академик со всеми регалиями, возглавлял международный центр атомной медицины в Подмосковье. И все знали, что он болен. Но иногда его болезнь проявлялась внезапно. Один раз он неожиданно разделся догола, залез под кафедру и оттуда читал свой доклад. Поскольку люди понимали, в чем дело, они дали ему возможность выступить до конца. Затем был объявлен перерыв, он вышел, а там его уже ждали санитары. Он восемь раз в остром состоянии попадал в психиатрическую больницу.

— Выходит, всю жизнь человек с таким заболеванием должен получать помощь специалистов?

— Да, в том числе медикаментозное лечение. Самостоятельно справиться с этим состоянием невозможно. Такие люди идут за помощью тогда, когда уже что-то совершили, и чувствуют приближение очередного приступа.

Телефоны психологической помощи

(017) 202‑04‑01 — круглосуточная служба экстренной психологической помощи Минского областного клинического центра «Психиатрия — наркология».

(017) 290‑44‑44, (017) 290‑43‑70 — телефон доверия для взрослых. Работает круглосуточно.

(017) 263‑03‑03 — телефон доверия для детей и подростков. Работает круглосуточно.

801−100−1611 — Республиканская «Детская телефонная линия». Номер работает круглосуточно.

Хотите быть здоровым? Раз в неделю наш редактор будет присылать лучшие советы врачей и новости медицины
Пожалуйста, укажите правильный e-mail
{banner_819}{banner_825}
-24%
-50%
-20%
-36%
-30%
-38%
-20%
-45%