/

Андрея Головача задержали в мае 2015 года и обвинили в получении взятки в особо крупном размере. С тех пор состоялось три суда, дважды он был оправдан, но на свободе так и не оказался. Главного инженера МЗКТ взяли под стражу прямо в зале суда, снова обвинив в получении взяток. TUT.BY спросил у адвокатов, сколько человек может находиться в СИЗО? И можно ли случай Головача назвать уникальным?

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
За решеткой Андрей Головач находится почти четыре года. Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

— 5 февраля будет ровно год как суд Фрунзенского района Минска вынес мужу оправдательный приговор. Его не успели отпустить и тут же задержали. Мы не смогли даже обнять его, подойти поближе. Мой супруг вот уже 44 месяца находится в СИЗО… Андрей написал в письме, что не встречал человека, который под следствием провел больше времени, чем он, — рассказывает TUT.BY Татьяна, жена главного инженера Минского завода колесных тягачей.

Андрей Головач был задержан в мае 2015 года, его обвинили в получении взяток на сумму более 180 тысяч деноминированных рублей. Суд первой инстанции признал фигуранта виновным по ч. 3 ст. 430 УК (Получение взятки в особо крупном размере) и приговорил к 8 годам колонии усиленного режима с конфискацией имущества. Но Минский городской суд отменил приговор и отправил дело на новое рассмотрение в тот же Фрунзенский суд Минска, только к другому судье. В этот раз Головачу был вынесен оправдательный приговор, позже Мингорсуд оставил его в силе. Однако на свободу главный инженер так и не вышел, ему предъявили новое обвинение по той же статье, что и первый раз. По данным МВД, сейчас Головачу вменяют взятки на 70 тысяч долларов, дело расследует Следственный комитет.

— Буквально перед новым годом мужа перевели в СИЗО Жодино. Зачем? Дело ведет центральный аппарат СК, казалось бы, следователю удобнее ходить к нему на Володарку в СИЗО № 1, чем ездить в Жодино на допрос. Насколько мне известно, никаких следственных действий сейчас с мужем не проводят, он лишь подписывает очередные продления содержания под стражей. Возникает вопрос: почему дело не передают в суд? — говорит Татьяна Головач.

На сайте МЗКТ Андрей Альбертович до сих пор числится главным инженером, летом 887 сотрудников завода подписали письмо Александру Лукашенко, в котором попросили освободить из-под стражи Андрея Альбертовича и прекратить уголовное преследование.

Адвокаты с большим опытом работы говорят, что случаев, подобных истории главного инженера, в практике не встречали. И не помнят, когда бы еще человек содержался в СИЗО четвертый год.

— В статье 127 Уголовно-процессуального кодекса РБ указано: продление срока содержания под стражей свыше шести месяцев допускается лишь в отношении лиц, обвиняемых в совершении тяжких или особо тяжких преступлений. Предельный срок — 18 месяцев, — комментирует TUT.BY один из минских адвокатов. — Кроме того, когда уголовное дело направляется в суд, далее меру пресечения суд либо продлевает, либо отменяет или изменяет. Сколько человек может находиться под стражей, пока идет судебный процесс? Если это касается тяжких и особо тяжких преступлений, не больше 12 месяцев.

По первому делу Головач провел в СИЗО 2 года и 8 месяцев с учетом предварительного расследования, рассмотрения дела в суде, апелляций, пересмотра.

Новое обвинение главному инженеру было предъявлено в феврале 2018 года, и теперь срок заключения под стражей отсчитывается с этого времени. Предыдущие почти три года нахождения в следственном изоляторе не засчитываются при расследовании нового дела. У Головача есть право обратиться в суд с иском о возмещении морального вреда в связи с содержанием в СИЗО по первому делу (так как был вынесен оправдательный приговор), но это не влияет на срок за решеткой по второму делу.

Так сколько времени главный инженер может еще провести в СИЗО? По срокам предварительное расследование может длиться еще полгода, до августа. Далее дело должно быть передано в суд, максимум процесс длится год. Выходит, до августа 2020 года Андрей Головач может находиться в СИЗО, к тому моменту за решеткой он будет уже более пяти лет.

— Иногда следствие видит, что доказательств недостаточно, чтобы предъявить обвинение полностью по всем эпизодам. В этом случае часть уголовного дела выделяется в отдельное производство, а само дело направляется в суд. Человека могут осудить, а следствие продолжает идти и сроки отсчитываются заново. Юридически все верно и сделать с этим ничего невозможно, — объясняет другой минский адвокат. — Например, у меня есть клиент, которого задержали в 2014 году. Он был приговорен к пяти годам лишения свободы и уже мог рассчитывать на условно-досрочное освобождение, но за ним тянутся эпизоды, выделенные в отдельное производство. С учетом того, что он обвиняемый, на УДО рассчитывать не может.

Расследование в отношении Андрея Головача продолжается.

{banner_819}{banner_825}
-20%
-20%
-20%
-30%
-11%
-30%
-25%