Прокуратура Гомельской области запретила отцу общаться с ребенком. Оказывается, мужчина был лишен родительских прав, а суд это не учел. Подробности запутанного семейного дела рассказали в Генпрокуратуре.

После развода в 2010 году супругов по решению суда маленький сын остался жить с матерью. Через какое-то время отец мальчика обратился в суд Светлогорского района с иском: просил обязать бывшую жену не препятствовать его участию в воспитании сына. В 2014 году суд в Гомеле закрепил детали и периодичность встреч отца с сыном. Однако тот не раз забирал мальчика вне «графика» без ведома и согласия его матери на длительный срок, ездил с ним за границу. Бывшей жене даже приходилось обращаться в милицию с заявлением об исчезновении сына.

Женщина, насколько могла, пыталась этому препятствовать. Бывший супруг же настаивал на принудительном исполнении судебного решения о порядке общения с ребенком — и просил привлечь бывшую жену к ответственности.

Когда в дело вмешалась прокуратура Гомельской области, выяснилось, что еще в 2013 году решением суда Ленинского района Минска мужчина был лишен в отношении сына родительских прав. Следовательно, по закону на общение с сыном претендовать не мог вообще — а суд в Гомеле это не учел.

Прокурор Гомельской области Виктор Морозов принес протест на определение судебной коллегии по гражданским делам Гомельского областного суда от 2014 года. Решение суда отменили.

{banner_819}{banner_825}
-20%
-45%
-10%
-20%
-20%
-50%
-21%
-58%