/ / Видео: Дарья Бурякина /

«Когда мы еще работали на квартире, одна девушка подумала, что я маньяк», — говорит мастер по наращиванию ресниц Дмитрий Гираевский, который один среди женщин работает в студии. Как он пришел на эту работу после госслужбы, ходят ли наращивать ресницы парни и что клиенты думают о его ориентации — в материале TUT.BY.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

«До 30 лет жил обычной жизнью: высшее образование, служба в армии, госслужба»

Дмитрию Гираевскому 33 года. Последние три года он работает лэшмейкером — мастером по наращиванию ресниц. Профессия эта молодая: в Беларуси нормальные специалисты стали появляться только в 2013—2014 годах.

Дмитрия мы застаем прямо за работой. В черной маске и белой рубашке он сушит клиентке ресницы мини-вентилятором.

— Я попал сюда случайно. До тридцати я жил обычной жизнью: высшее образование, служба в армии, работа на госслужбе (Дмитрий три года был начальником отдела молодежи в районном исполкоме. — Прим. TUT.BY). Можно сказать, что жизнь удалась. Но того уровня дохода, который я хотел получать, мне не удавалось достичь.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

На госслужбе Дмитрий получал 300 долларов, а его супруга Татьяна, которая уже работала мастером по наращиванию ресниц, хотела на отдых в Таиланд.

— Поездка в Таиланд для меня тогда казалась бреднями сумасшедшего. На такой отдых нужно было копить полгода с моей зарплатой.

Дмитрий рассказывает, что из-за недостаточного заработка работу приходилось менять: ездил в Россию, потом работал в Минске агентом по недвижимости.

— В общем, потом я Тане сказал: «Я знаю, как поехать в Таиланд — учи меня ресницам». Жена достаточно быстро все свои навыки передала мне. То, чему она научилась за три года, я перенял за два-три месяца. В итоге в отпуск мы поехали уже через полгода.

«Морально сделать этот шаг и понимать, что ты выполняешь женскую работу, — сложно»

Такое решение мужчина принял совсем не сразу из-за стереотипов о том, что это женская работа.

— Процесс интересный, но морально сделать этот шаг и понимать, что ты выполняешь женскую работу, — сложно. Сейчас для меня нет разграничений: я делаю то, что мне нравится. Это действительно доставляет мне удовольствие.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

При этом мужчина признается, что поначалу решил никому не говорить о новой работе, пока не достигнет значимых результатов.

— Полгода брату и маме не говорил. Они догадывались, что работа поменялась, но в подробности не вникали. После мы уже стали активно рассказывать обо мне в соцсетях. Было понятно, что родные это примут.

А вот от друзей Дмитрий ожидал негативной реакции. Был уверен, что не все поймут.

— Но они, наоборот, похвалили, сказали: «Если бы у меня была такая жена, она бы меня тоже научила». Тем более многие мечтают работать на себя, не зависеть от кого-то и чтобы это еще приносило деньги.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Дмитрий рассказывает, что в Минске средняя зарплата опытного мастера с клиентской базой — около тысячи долларов.

— Сейчас вместе с заработком растут и расходы. Если мы уйдем в управление и сами не будем мастерами, то весь заработок уйдет только на расходники. В планах — переехать в центр, а это помещение оставить как учебный кабинет, так как в студию в среднем приходит 250 клиентов, а максимальный потенциал — 350−400.

Сам же Дмитрий намерен работать мастером еще два-три года.

О парнях в индустрии наращивания ресниц

В студии мы также заприметили уголок с большим количеством наград: все, что Таня и Дмитрий привезли как участники и судьи с международных конкурсов. Ставку на такую фишку, как «парень-лэшмейкер», пара сделала сразу.

— Когда парень появляется в такой среде, все начинают о нем говорить и спрашивать. Так что это сыграло некоторую роль в узнаваемости.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Что же касается реакций клиенток на мастера, то они бывали разные.

— Когда я работал еще на квартире, одна девушка под конец процедуры призналась, что сначала боялась: подумала, будто я маньяк. При этом негатива я ни разу не встречал. Раньше, когда в переписке в соцсетях узнавали, что будет парень делать наращивание — отказывались, но сейчас такого нет.

— Сначала не хотели, а сейчас нет отбоя. «Я хочу только к Дмитрию», «Нет, вы меня не интересуете, мне нужен Дмитрий», — добавляет его жена Татьяна, которая наращивает ресницы клиентке на соседней кушетке.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

А ходят ли в студию парни для наращивания ресниц? Дмитрий говорит, что мужчины к ним не обращались, хотя, например, в Германии эта услуга востребована.

— У нас это пока неактуально. Для привлечения внимания мы делали такой пример на знакомом фитнес-тренере. Поймите правильно, мужское и женское наращивание ресниц отличается. Для парней это всего лишь коррекция взгляда, если есть какой-то дефект: светлые, поврежденные, короткие ресницы. Все делается очень естественно и натурально.

«Не приходилось подвергаться соблазну»

Кстати, на фото в соцсетях Дмитрий зачастую не один, а в обнимку с супругой. Уточняем, не самооборона ли это от возможных комментариев по поводу ориентации мастера.

— Раньше я был немного другой, ведь я далек от идеальной толерантности. По-моему, у «таких» парней есть предрасположенность к женским профессиям. Это был мой первый барьер, связанный с новой работой и моими убеждениями. Но за всю практику я только месяца два назад услышал, как у коллеги интересуются: «А правда ли, что Дима не такой?». Они думали, что на фото, где я с женой, — моя сестра.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Несмотря на то, что Дмитрий каждый день работает с девушками и к нему приходят по три-четыре клиентки, никаких ревнивых вопросов от жены не было.

— А он всегда под присмотром, — шутят другие мастера, услышав наш разговор.

Татьяна же рассказывает, что поначалу муж стеснялся и накрывал девушек пледом до шеи.

— Просто процесс наращивания долгий — около трех часов, и у девушек затекает тело, они хотят поворочаться, а некоторые приходят в юбках. Не хотелось, чтобы им было некомфортно, — объясняет мужчина.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Дмитрий с женой Татьяной

Впрочем, Дмитрий и сам немного подустал от общения с клиентками. Говорит, что раньше любил поговорить, но это отнимает много времени и затягивает процесс наращивания ресниц, поэтому теперь во время работы он слушает аудиокниги.

— Но даже наедине мне ни разу не приходилось общаться на какие-то неловкие темы, подвергаться соблазну. Возможно, я не приглянулся, ну или сам никаких знаков внимания не оказываю.

{banner_819}{banner_825}
-20%
-21%
-34%
-25%
-20%
-30%
-50%
-15%