/ Сергей Комков /

Сквозь жерди забора на пони Манюню уставились четыре пары лошадиных глаз. Рядом вьется и желает познакомиться местный пес Чуча. И лишь котам нет никакого дела до новенькой. От такого повышенного внимания Манюня не против бы и скрыться, да только как? Самостоятельно передвигаться она пока не может. Точнее — разучилась. Все из-за лыж-копыт, про которые до сих пор никак не удается забыть. Именно из-за них прежние хозяева и отправили Манюню на бойню. Но пони спасли: выкупили по «мясной» цене и теперь учат ходить и снова верить людям.

Фото: Сергей Комков

— Пони живут примерно 40 лет. Манюне всего два. То есть по человеческим меркам она еще совсем ребенок, но уже столько пережила, — владелица частной мозырской конюшни Анастасия Полинко осторожно, без резких движений, чтобы не спугнуть свою новую постоялицу, усаживается рядом с ней на солому.

Впрочем, Манюня уже и не боится. Кладет свою густую гриву на плечо новой хозяйки, хлопает густыми белыми ресницами и слушает историю о том, что она здесь — уже пятая; еще есть лошади Локон, Гранд, Польша и Кредит. Такие странные имена «большим» лошадям дают по первым слогам имен их родителей. У пони с этим делом проще — называйте как хотите. Главное, больше не мучайте.

Фото: Сергей Комков

Эта грустная история со счастливым концом началась за несколько дней до Нового года. Вечером 27 декабря Анастасии позвонили — на бойню с «Зари» (совхоз-комбинат в Мозырском районе. — Прим. TUT.BY.) привезли пони. Надо спасать!

«Я не могу! Мне некуда! У меня уже 4 лошади!» — пыталась возразить Анастасия. Но голос из трубки предупредили: «Завтра в 11 — забой». А в Viber прислали фото — изуродованные копыта и грустные глаза. Ехать за бедолагой или нет, вопрос уже не стоял. Только вот где взять денег? «Мясная» цена пони — 200 рублей.

Фото: Сергей Комков

— Я понимала, что выкупить лошадь — полдела, куда больше средств понадобится на ее последующее лечение. Времени было мало. Бросила клич по своим ученикам. Откликнулись и дети, и их родители. Помощь предлагали со всех концов Мозыря, к нам домой приезжали даже совсем незнакомые люди, — с волнением вспоминает тот вечер Анастасия.

В итоге необходимую сумму собрали за два с половиной часа, и утром муж Анастасии уже спешил на мясокомбинат. Идти животное не могло. Пришлось тащить на руках.

Фото: Сергей Комков

— Дома лошадь осмотрели и еще больше ужаснулись — копыта долгое время не обрабатывались и были похожи на лыжи. Она не могла ходить, даже лечь самостоятельно у нее не получалось.

Первым делом вызвали специалиста, который произвел расчистку копыт.

Так выглядели копыта Манюни, когда Полинко привезли ее с бойни

А такими стали после процедуры.

Впереди у Манюни еще не одна чистка и продолжительный курс лечения и реабилитации. Анастасия, как опытная лошадница, знает: будет нелегко.

— Самое обидное, что Манюня — не первый и не последний пони, которого с «Зари» сдали на мясокомбинат. На предприятии некому заниматься лошадьми. Нет специалиста. Ветеринары, которые обслуживают другой скот, не знают элементарных вещей, к примеру, что расчистку копыт нужно делать не раз в год, а хотя бы раз в два месяца, что лошадь должна гулять, а не простаивать в стойле, что животных нельзя перекармливать и много еще чего.

Фото: Сергей Комков

В совхозе-комбинате «Заря» не скрывают: перед Новым годом одного пони, ту самую Манюню, действительно отправили на бойню.

— Случай был тяжелый — ламинит. У лошади произошло воспаление лепесткового слоя между копытным башмаком и костью и началось хаотичное разрастание тканей. Резать было нельзя, вокруг ведь все живое. Старались медикаментозно помочь, кололи лекарства, но увы. Ничего не поделаешь — естественный отбор, — вздыхает главный ветврач предприятия Владимир Товкач. Вообще же, уверяет специалист, такие случаи, когда им пони приходилось отправлять на мясокомбинат, за последние пять лет можно пересчитать на пальцах одной руки.

«Заря» считается самым крупным сельхозпредприятием в области и одним из лучших в стране. А еще хозяйство знаменито тем, что им долгое время руководил нынешний глава Гомельщины Владимир Дворник. Именно он и завел лет 15 назад здесь первых лошадок. Говорят, мечтал создать пони-клуб. А потом стал губернатором, и не до того.

Сегодня на балансе в хозяйстве семь пони. Рассказывают, что в прошлые годы их численность одномоментно достигала 20 особей. Впрочем, в «Заре» признаются: поголовью здесь не особо рады — хлопот много, а спроса на маленьких лошадок в последние годы в Беларуси нет. За все время существования конюшни, говорят, удалось продать не больше 10.

Фото: Сергей Комков

Фото: Сергей Комков

С куда большим удовольствием и гордостью последователь Дворника и нынешний председатель хозяйства Олег Слинько демонстрирует то, что «удалось сохранить и приумножить»: бескрайние поля сельхозугодий, яблоневые сады, отремонтированные фермы и чистые телятники.

— В месяц мы производим продукции на 8 млн рублей, средняя зарплата в хозяйстве за прошлый год составила 1170 рублей. Эти показатели нам позволяют получать уж точно не пони, а 55 тысяч свиней, более 6 тысяч голов крупного рогатого скота и 400 тысяч кур, — по-хозяйски рассуждает директор.

— Если они вам не нужны и прибыли не приносят, то почему бы вам их вовсе не распродать?

— Ну, во-первых, особого спроса на них сейчас нет, а во-вторых, пусть будут, они нам не мешают.

Пусть будут, только ухаживайте и на бойню больше не отвозите, попросили мы. Слинько пообещал: пони не обидят.

Фото: Сергей Комков

{banner_819}{banner_825}
-20%
-54%
-50%
-20%
-21%
-45%
-30%
-10%
-35%