4 января в суде Центрального района Гомеля завершились судебные слушания по делу о пропавших 47 тысячах бутылок водки на Гомельском ликеро-водочном заводе «Радамир». Кто же будет возмещать предприятию огромный ущерб — 263 тысячи рублей?

Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY

В иске «Радамира» к своим пяти бывшим и одному нынешнему работникам суд принял решение отказать. Возмещать ущерб (с учетом материального положения ответчицы суд насчитал 230 тысяч рублей плюс 11 тысяч госпошлины) по решению суда должна будет лишь одна сотрудница — бывшая завскладом предприятия Наталья Г.

Период образования недостачи в судебном заседании установлен так и не был. Поэтому суд принял решение считать его с момента прихода на должность завскладом Натальи (с июля 2010 года), она же по решению суда и должна отвечать за недостачу.

Женщина, которая теперь должна возмещать многотысячный ущерб, держится спокойно. Признается — рада, что другие работники не пострадали: мол, они-то уж точно ни при чем.

Себя Наталья также не считает виновной и намерена оспаривать решение районного суда.

— Знаете, если бы я взяла те 47 тысяч бутылок, я бы жила в своей квартире и ездила на машине, а не снимала жилье и не платила бы кредиты. Но самое плохое — уголовное дело. Вот это было страшно. Хорошо, что хоть там уже разобрались.

Наталья и заведующая магазином были под следствием, в сентябре суд признал женщин виновными в хищении путем злоупотребления служебными полномочиями, совершенном группой лиц по предварительному сговору, и приговорил к штрафу в сумме 100 базовых величин каждую.

Сейчас уголовное дело возобновлено — ведь многие обстоятельства так до сих пор и не выяснены.

— Я рада. Может, наконец-то следователи найдут в этом деле виновных, — говорит Наталья.

Напомним, в конце 2017 года после проведения инвентаризации на складах хранения продукции завода «Радамир» обнаружилась недостача в 47 тысяч бутылок водки.

Предприятие предъявило иск о возмещении материального ущерба к трем уже бывшим работницам — заведующей складом и двум кладовщицам. Позже круг ответчиков расширился. В него также вошли и другие сотрудники завода, которые подписывали договор о коллективной материальной ответственности — три грузчика и нынешний заведующий складом.

Представитель истца заявлял в суде о том, что недостачу выявили в конце 2017 года. Экс-завскладом и некоторые ее бывшие подчиненные настаивали — о недостаче им было известно еще в 2013 и 2014-х годах. По мнению ответчиков, украсть физически столько водки со складов просто нереально. Причина в другом.

— Компьютеры соединены в единую базу. Любой заведующий мог зайти в программу и снять с проведения накладную или поставить. Инвентаризации толком не проводились, они приезжали, ходили на один два склада и уезжали. Бухгалтерия хранение не вела. То есть продукция была, а контроля за ней не было, — рассказывают работницы.

— Мы, когда все случилось, просили провести бухгалтерскую проверку за все годы, но предприятие провело лишь налоговую. Но что она даст? Мы просили документы за 2013 и 2014 годы. Я 40 лет работаю и знаю, где искать. Всегда, когда какие-то ЧП происходили, мы находили. Но нам сказали, что документов нет, и отправили за свой счет, а потом и уволили, — говорит кладовщица Валентина Н.

{banner_819}{banner_825}
-20%
-30%
-45%
-12%
-10%
-20%
-10%