Александра Марданова, Иоланта Валожек / Фото: из Белорусского государственного архива кинофотофонодокументов /

Сегодня каждый день на бумажных фабриках перерабатывают по 120-130 тонн вторсырья в день, а о том, как правильно сортировать мусор, знают даже дети. А что было 30, 40 лет назад, во времена пионеров, лапты и дефицита? О том, как и для чего собирали вторсырье в СССР, вспоминаем вместе с «Цель99» в проекте «Вторая жизнь».

«Представляла, как притащу какую-нибудь железную кровать и займу первое место»

Юлия Альгерчик, редактор TUT.BY, 46 лет.

— Клич о сборе макулатуры давали в школе. Какой класс принесет больше, тому честь и хвала. Никаких призов не давали за победу, только отмечали на линейке или вывешивали на доске объявлений в школе. Но пионеры и этому были рады. Сначала макулатуру тащили из дома. Раньше же газет и журналов дома было много — они приходили по подписке.

Другое дело, что не все родители соглашались отдавать всю макулатуру в школу. Давали пару килограмм и все. Все потому, что раньше макулатуру можно было сдать и самим, за это можно было получить купоны на покупку новых интересных книг — они ведь тоже были в дефиците. Помню, фломастеры за макулатуру покупали — тоже редкость в глубокие советские времена. Поэтому дети бегали по чужим квартирам и просили ненужные бумажки. Стеснялись, конечно, но чтобы было не страшно, ходили по несколько человек.

Учащиеся СШ № 8 Минска за сбором металлолома. 1958 год

Помню, как-то мы позвонили в одну квартиру, нам хозяева сказали, что макулатуры у них нет. Но у них под дверями стояла картонная коробка, перевязанная бечевкой. Пацаны ее приоткрыли, а там газеты какие-то. Они подумали, что там макулатура, и утащили эту коробку с собой, бежали и ругались, что хозяева жадные, пожалели газет. На улице эту коробку открыли, а там был уголь, просто сверху его газетами прикрыли.

Вообще, я сама мечтала металлолом собирать, представляла, как я найду какую-нибудь железную кровать, притащу ее в школу, займу первое место и меня отметят на линейке. Но, увы, металлолом собирать нам не поручали — это было в прошлом.

«Никакой обязаловки не было»

Павел Царев, ветеринар, 54 года.

— Когда мы были детьми, в основном на макулатуру сдавали газеты и журналы. Для нас они были основным источником информации, подписки стоили недорого. Прочли — и отдали на переработку.

То, что на сдаче макулатуры можно было хорошо заработать, — миф. Да у нас и цели такой не было: в советское время это делалось с точки зрения сохранения природного ресурса.

И не было никакой «обязаловки» — лишь мощная идеологическая подоплека. Мы знали, что лес — это богатство. И его «разбазаривание» в государственных масштабах — это преступление. Вообще, с точки зрения идеологии, сбор макулатуры должен быть направлением всего государства, а не отдельных структур. Когда я учился, у нас прямо перед глазами был пример бережного отношения к природе: на территории школы стояли деревья, за которыми ухаживали. 

Учащиеся средней школы № 25 Минска на митинге по случаю сдачи металлолома для 26 тракторов. 1969 год

Что касается металлолома, то вопрос о его сборе перед нами не стоял: видимо, недостатка в нем не было. Единственное, о чем нас просили, — помогать собирать шишки ради семян, чтобы высаживать лес.

«Сдал — получил талончик — купил дефицитную книгу»

Дмитрий Растаев, поэт и журналист, 51 год.

— Эпоха СССР была эпохой тотального дефицита. Естественно, в дефиците оказались и книги. Тогдашняя пропаганда бодро называла советский народ «самым читающим в мире». Отчасти это было верно: читать люди любили, поскольку других развлечений было мало. Но, чтобы удовлетворить эту любовь, приходилось прикладывать немало усилий. В стране была масса писателей, воспевавших коммунистические идеи и комсомольские стройки. При этом их опусы издавались огромными тиражами и пылились потом на полках магазинов. А вот достать хорошую книгу было даже труднее, чем пресловутые сосиски.

Но в последние годы советское руководство решило подкорректировать ситуацию, и в середине 70-х годов в стране началась кампания «Книги в обмен на макулатуру». Потребность в бумаге тогда была острой, в стране ее не хватало. Леса вырубались нещадно, но все равно бумага была в дефиците — народ-то был «читающим»! А вот макулатуры по той же самой причине в стране было навалом. Только собирать ее никто не спешил — в приемных пунктах за нее платили копейки, выгоднее было бутылки сдавать.

Кампании по сбору макулатуры, время от времени стартовавшие в советских школах, большого эффекта не давали, поэтому и было принято «соломоново решение»: продавать дефицитные книги тем гражданам, которые предварительно сдадут энное количество бумажного вторсырья. Сдал, получил талончик, пошел в магазин, купил дефицитную книгу. Мера оказалась действенной — к приемным пунктам потянулись очереди с бумажными тюками. В очередях этих постоял и я.

Учащиеся средней школы № 14 Минска грузят собранную ими макулатуру. 1975 год

Правда, когда началась эпопея обмена, выяснилось, что не так уж этой макулатуры и много. Дефицитную книгу можно было купить, сдав 20 килограммов. Это довольно увесистый тюк, особенно если газеты старые и уже изрядно подсохли. Как я потом узнал, некоторые граждане шли на хитрость, увлажняя их разными способами перед тем, как сдать. Я был честным молодым человеком, ничего не увлажнял, поэтому макулатура моя быстро закончилась. Всего мне хватило ее на пять книг. Самое драгоценное на тот момент приобретение — сборник прозы Михаила Булгакова, куда вошли его «Белая гвардия» и рассказы.

«З аднакласнiкамi хадзiлi па хатах»

Ирина Соловей, культорганизатор минского Дворца детей и молодежи, 59 лет.

— Я жыла ў раённым цэнтры, ва Уздзе, ва ўласным доме. Наша вулічная кампанія — я, мой брат i нашыя суседзі — былі добрыя «атлёты», ёсць што успомніць, але металалом і макулатуру разам не збіралі, бо вучыліся ў розных класах. Калі абвяшчаўся збор лома, то прыносілі, што дома знайшлі, або на сметніку. Мы жылі на ускрайку, там заўсёды быў такі невялічкі стыхійны сметнік.

Сбор металлолома учащихся 5-6 классов средней школы № 8 Бреста. 1962 год

Падчас збору з аднакласнікамі хадзілі па хатах, дадуць які чыгунок, ці тазік… Праўда у старэйшых класах хлопцы, бывала, лазілі ў двары прамысловых прадпрыемстваў, дзе былі машыны, на мехдвары, і прыцягвалі адтуль што-небудзь, але іх ганялі, бо самім таксама трэба было здаваць. Маглі сцягнуць і штосьці патрэбнае. Было і так, што прыходзілі рабочыя і сварыліся з настаўнікам працы, які прымаў гэты лом і узважваў яго.

«Дома к бумаге относились очень трепетно»

Валерия Грисенко, заместитель главного редактора журнала «Планета», 42 года.

— У меня в семье макулатуру собирали абсолютно все: от мала до велика. Это было очень популярным занятием в наше время, потому что в обмен мы могли получить книги. Тот же сбор металлолома такой популярностью у нас не пользовался.

Культура сбора макулатуры в нас воспитывалась со школьной скамьи. О необходимости бережно относиться к бумаге говорили в школе, дома, на кинолекториях. Дома тоже никто никогда не выбрасывал исписанные тетрадки, старые газеты, оберточную бумагу. А в магазинах нам с радостью и без вопросов отдавали пустые коробки: сбор макулатуры был поистине общим делом.

Сбор макулатуры пионерами средней школы № 22 Минска. 1957 год

Я не могу сказать, что нас принуждали собирать макулатуру — это всегда было своего рода соревнованием. А соревновательный принцип для детей — это, скорее, радость. Кто больше соберет, кто больше сдаст — каждому ребенку приятно было оказаться лидером в таком популярном и важном деле.

Партнер проекта:
Давайте не выбрасывать на свалки тысячи тонн вторичного сырья. Ведь его уже добыли, на него потратили средства и силы. А природные ресурсы не беспредельны. Движение «Цель 99»: маленькое усилие каждого — большой общий эффект.

{banner_819}{banner_825}
-25%
-5%
-20%
-12%
-50%
-20%
-30%
-50%
-30%