В Слуцке Минский областной суд вынес приговор по делу о гибели 2-летней девочки, пишет местное издание «Курьер-Инфо». Максима Чижика приговорили к 25 годам колонии усиленного режима. А мать погибшего ребенка Екатерину Комар — к двум годам в исправительном учреждении открытого типа.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Максим Чижик. Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Напомним, в ночь с 29 на 30 января 2018-го в Слуцке со следами побоев нашли 2-летнюю девочку. Спасти ее не удалось. Обвиняемые по делу — мать малышки Екатерина Комар и ее сожитель Максим Чижик. Они воспитывали пятерых детей женщины от предыдущих отношений.

По версии обвинения, с 25 по 29 января Максима раздражали плач и громкие игры, поэтому он имел умысел на убийство двух детей. Избивая 2-летнюю девочку, он нанес ей 198 ударов, ее 5-летнему брату Алексею — более 50 ударов. Если бы не приезд скорой, считает прокурор, сожитель убил бы и Лешу. Все это время мать видела, что Максим бьет детей.

Действия мужчины квалифицированы по ч. 1 ст. 14, п.п. 1, 2, 6, 13 ч. 2 ст. 139 (Покушение на убийство двух заведомо малолетних лиц, с особой жестокостью, из хулиганских побуждений), п.п. 2, 6, 13 ч. 2 ст. 139 (Убийство заведомо малолетнего, с особой жестокостью, из хулиганских побуждений) УК РБ. Женщине предъявлено обвинение по ч. 2 ст. 159 (Оставление в опасности) УК РБ.

Вину Екатерина признает полностью, Максим — лишь частично.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Екатерина Комар. Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Ранее во время судебных прений гособвинитель просил приговорить Максима Чижика к 26 годам колонии в условиях усиленного режима, а Екатерину Комар — к двум годам лишения свободы в исправительном учреждении открытого типа.

— Я признаю вину. Виновата. Прошу строго не наказывать, — в последнем слове говорила Екатерина. — Я и так наказана. Это моя ошибка, я не вызвала скорую, недосмотрела.

— То, что мне следователь написал, прокурор запросил — это много, — сказал тогда Максим Чижик. — У меня остается ребенок, которому скоро будет пять лет. Она даже не признает своей вины, что было, — обратился он к Екатерине. — Хотя могла спокойно сказать. Хотел бы обратиться к родителям и родственникам: «Мам, прости». Надеюсь, суд разберется во всем. Готов понести наказание, но не 26 лет. Уже можно было бы максимум запросить, расстрел — и все. Проще было бы, вы же понимаете, сколько это — 26 лет.

{banner_819}{banner_825}
-20%
-45%
-34%
-75%
-15%
-26%
-20%
-21%
-15%
-20%