В суде Бобруйска продолжается слушание дела о двойном убийстве. Обвиняемый — 36-летний неработающий Александр Осипович, в ванной квартиры которого 20 июля 2018 года нашли тела двух девушек со следами насильственной смерти. В суде выступили родственники фигуранта дела — мать и двоюродная сестра.

По предварительным данным, 19 июля Александр познакомился с двумя бобруйчанками в кафе, откуда на такси они уехали к нему домой. 20 июля, в 7 утра, в милицию позвонила девушка и сообщила, что ей и ее подруге угрожает опасность: они закрылись в ванной, к ним пытается проникнуть мужчина. Звонившая успела назвать только улицу — Лынькова — и номер квартиры, после чего звонок оборвался. Позже выяснилось, что номер квартиры девушка назвала неправильный. Однако милиция нашла подозреваемого. В его квартире в ванной и обнаружили трупы девушек 26 и 27 лет. По данным следствия, одной из девушек мужчина наносил удары ножом, пока та не умерла. Вторую до смерти забил молотком.

Прокуратура посчитала, что в случившемся косвенно виновата и милиция, которая «не контролировала должным образом поведение подучетного лица», то есть обвиняемого в убийстве. В результате должностных лиц УВД Бобруйского горисполкома привлекли к дисциплинарной и материальной ответственности.

Министр внутренних дел связывал это «бытовое преступление, к сожалению, с тяжкими последствиями» с поведением жертв.

На заседании 4 декабря обвиняемый признал обвинение частично: не признал в части «принятия мер к расчленению и сокрытию трупов». Рассказал, что 19 июля после работы он с приятелями пил пиво, потом пошел в кафе «Престиж». Деньги на отдых взял у сожительницы, с которой проживал в центре города (квартира, где произошло убийство, принадлежит матери подсудимого, в ней постоянно никто не живет).

В кафе Александр выпил две рюмки крепкого алкоголя. В какой-то момент к нему подошла одна из жертв, но, по словам обвиняемого, он на контакт не пошел, продолжил отдыхать в одиночестве. В 4 утра Александр пошел на стоянку к такси, и там к нему подошла та девушка с подругой, попросила их подвезти. В итоге троица приехала в квартиру на Лынькова, по дороге купили пива.

«70 процентов всех дальнейших событий я не помню», — сказал подсудимый.

В суде выступили коллеги 26-летней убитой. Девушка работала в магазине, ее знали как спокойную, трудолюбивую, ответственную, но забывчивую. Говорят, бобруйчанка не раз забывала ключи от съемной квартиры в рабочем шкафчике. Так было и накануне убийства.

Пенсионер, доверенное лицо хозяина квартиры, которую снимала жертва, предположил, что на этот раз девушка просто не захотела его беспокоить и заходить за запасными ключами.

Мать обвиняемого не отказалась от дачи показаний. Она повернулась к матерям убитых бобруйчанок, сказала: «Я выражаю вам соболезнования», и начала рассказывать о сыне. В основном рассказывала о его здоровье, передала суду стопку медицинских документов. По ее словам, за две недели до убийства девушек Александр получил ушиб головы.

На вопрос судьи о травмах головы и психических заболеваниях пенсионерка сообщила: «Было несколько травм. Потом даже сознание терял на ровном месте. До сих пор во сне скрипит зубами. Говорят, такое от нервов бывает. Я хотела, чтобы он прошел обследование, но так и не довелось».

Женщина предположила, что в день убийства все трое употребляли психотропы, и ее сын себя не контролировал. Матери погибших возмутились.

— Какого наказания, по вашему мнению, заслуживает ваш сын? — спросил судья.

— Прошу сохранить ему жизнь с возможностью работать и погасить иск. Я ему буду в этом помогать до последнего вздоха, — ответила пенсионерка.

— Как будто это поднимет наших девочек, — сказала мать одной из жертв.

— А если его убьют, это поможет? — спросила мать обвиняемого.

— Ну пусть он ТАМ перед ними покается.

Судья продемонстрировал орудия преступления: молоток-гвоздодер и самодельный нож с наборной рукояткой. Мать признала, что вещи принадлежат ее сыну. Обвиняемый пояснил, что именно этим ножом он расправился с 26-летней девушкой.

Младшая сестра обвиняемого сказала, что Александр «никогда не проявлял агрессии в сторону женщин. Наоборот, жалел и защищал». По ее словам, он «очень боялся вновь попасть за решетку, поэтому старался держаться» и много не выпивал.

Сестра обвиняемого была в квартире матери на улице Лынькова днем 20 июля. «В ванной увидела нечто, укрытое тканью. А сотрудники милиции при мне поздравляли друг друга с очередной звездочкой», — сказала она.

В перерыве судебного заседания мать подсудимого выхватила из рук журналиста газеты «Коммерческий курьер» телефон, на который тот делал фото для репортажа, и сунула в карман. Отдавать отказалась, кричала, что журналист не имеет права ее фотографировать. В инцидент вмешался дежуривший в здании суда сотрудник отдела департамента охраны. Мать обвиняемого вызвала скорую и поехала в больницу — она жаловалась, что журналист вывихнул ей палец, когда забирал свой телефон. Журналист же обратился в милицию, чтобы написать заявление за воспрепятствование законной профессиональной деятельности.

{banner_819}{banner_825}
-30%
-20%
-15%
-35%
-15%
-10%