В Беларуси предлагают внести изменения в Кодекс о браке и семье. Одно из новшеств — рассматривая дела о восстановлении в родительских правах, суд обязательно будет учитывать мнение ребенка независимо от его возраста. А если ребенку уже исполнилось десять, то обязательно потребуется его согласие на восстановление родителей в правах. Свое мнение о нововведении высказала специалист по семейному неблагополучию Наталья Поспелова. Однако Министерство образования с такой точкой зрения не согласно.

Рисунок Насти, 7 лет
Рисунок Насти, 7 лет

«Здравомыслящий взрослый согласится: нет ничего более непостоянного, чем желания ребенка. У малышей желания меняются просто стремительно, непостоянством грешат также и дети предподросткового и подросткового возраста. Вот уж, кажется, такое внятное, такое обдуманное желание 12−13-летнее дитя заявило, а сядешь рядом, потолкуешь, объяснишь, глядишь, дитя и передумало», — написала Наталья Поспелова.

С таким мнением в Министерстве образования категорически не согласны.

В ведомстве привели пример из практики.

В судебном заседании слушается дело о восстановлении в родительских правах матери двоих детей. Дети в возрасте старше 10 лет, и суд принимает решение изучить их мнение. Опрос детей проводится квалифицированным психологом в кабинете судьи без присутствия истца, ответчика и прочих лиц, которых дети знают и которые могли бы как-то повлиять на их мнение. Первоначально дети пытаются говорить заученными фразами, транслируя то, что слышали от опекунов. Но специалисту не составляет труда мягко уличить подростков в неискренности и перевести разговор в русло действительно существующих и совсем еще неокрепших родительско-детских отношений. Ведь мать еще совсем недавно не уделяла внимания детям. Они не входили в сферу ее интересов. А искренность в отношениях ребенка со взрослым выявить для психолога не составляет труда. То заседание суда завершилось отказом матери в иске о восстановлении в родительских правах и передаче ей детей на воспитание.

— В статье TUT.BY говорилось о том, что десятилетний возраст ребенка не является каким-либо образом, педагогически, психологически и даже юридически обоснованным как возраст достаточный для волеизъявления. На наш взгляд главным в этом обсуждении является не только возраст ребенка, а и его участие в решении судьбоносных для него вопросов. Смещение акцентов — это намеренное игнорирование права ребенка на семейное окружение и сформированные привязанности, — объяснила заместитель начальника управления социальной, воспитательной и идеологической работы министерства образования Елена Головнева. — В мировой практике вопрос формирования здоровой привязанности ребенка к значимому взрослому является основным при принятии решений о лишении или восстановлении родительский прав, о месте жительства ребенка и пр. Такой подход закреплен законодательно в странах Евросоюза. А это значит, что суд выносит решение, направленное на сохранение и оздоровление существующих привязанностей ребенка.

В министерстве считают, что примеры, приведенные в статье, «свидетельствуют о том, что специалистам, работающим с ребенком, необходимо включать в свою практику методы, позволяющие ребенку почувствовать в своей жизни постоянство».

— Ребенку необходимо помочь осмыслить свое прошлое и настоящее, помочь увидеть возможное будущее, снизить амбивалентность и принимать решения с наиболее высокой из возможных для него степенью осознанности. При этом он должен знать об альтернативных возможностях, чтобы не испытывать чувства «сожженных мостов». И чем раньше специалисты начнут такую работу с ребенком, тем лучше. В этой связи десятилетний возраст волеизъявления намного лучше подросткового. И эта норма (возраст) всегда присутствовала при принятии решений, — говорят в министерстве.

Свое мнение о предлагаемом нововведении высказала и психолог-практик Светлана Мазуркевич.

— Безусловно, возраст 10 лет для принятия жизненно важных, а порой судьбоносных решений, можно подвергать сомнению. Ситуации в семьях, как и сами семьи, и дети в них—  разные. Один ребенок уже к 10 годам способен эмоционально оценить возможные последствия восстановления в правах родителей, а другие дети и в 16 с этой задачей не справятся. Однако для принятия решений у судей и других специалистов должны быть какие-то возрастные ориентиры. В 10-летнем возрасте дети уже могут с достаточной долей определенности высказать свое эмоциональное отношение к той ситуации, в которой они живут, осознавая те чувства, которые у них возникают к людям и событиям. По крайней мере, определить, им плохо или хорошо эмоционально, они способны. И это мнение ребенка, на мой взгляд, надо учитывать.

Позиция Минобразования: не надо бояться давать ребенку право выбора.
Изучить мнение ребенка не только можно, но зачастую очень нужно. В пример в ведомстве приводят историю о том, как мама потеряла сына и нашла.

Мальчику 12 лет. Мать — женщина с высшим лингвистическим образованием — восстанавливается в родительских правах. Пьянство несколько лет было основным ее занятием. Но материнские чувства она сохранила, регулярно навещала сына в приемной семье, звонила. Ребенок рос, и вот на семейном совете мать, лишенная родительских прав, и ее отец — дед мальчика — решили, что как ни хороша приемная семья, но не сможет она дать мальчику материнского тепла. Женщина, избавившись от зависимости, с поддержкой своего отца, подала иск в суд о восстановлении в родительских правах. Суд опросил мальчика в ходе судебного заседания в присутствии педагога без присутствия матери и опекунов ребенка. Было очевидно, что подросток очень переживал. Однако принял самостоятельное решение сказать суду: «Я хочу, чтобы мама была со мной всегда!» Суд его поддержал. Мать восстановлена в родительских правах и воспитывает сына вместе с дедом.

—  Почему мы уверены заранее, что ребенок будет не согласен и не даст свое согласие на восстановление в родительских правах своим родителям? — спрашивает психолог. — Если родители действительно наладили связь со своим ребенком, справились со своими проблемами и считают себя достаточно готовыми к тому, чтобы взять на себя ответственность по дальнейшему воспитанию ребенка, то десятилетний ребенок, что, этого не увидит и не оценит? Думаю, увидит, поймет и согласится с радостью. Ну, а вот если родители с ребенком связь эмоциональную не поддерживают, то, конечно, согласие ребенка они могут и не получить, и это тоже их и его право.

{banner_819}{banner_825}
-15%
-20%
-10%
-25%
-12%
-20%
-30%
-10%
-20%
-10%
0063408