Магда Крепак /

Чем вызваны неприглядные потёки на платформенных стенах станции метро «Немига», удастся ли специалистам справиться с этой проблемой и не опасно ли соседство влаги и контактного рельса с напряжением 825 вольт, агентство «Минск-Новости» узнавало у главного инженера УП «Дирекция по строительству Минского метрополитена» Алексея Мурача.

Фото с сайта minsknews.by
Фото с сайта minsknews.by

— «Немига» открылась 31 декабря 1990 года в составе 1-го участка 2-й линии (от «Фрунзенской» до «Тракторного завода»). Едва ли не с первых лет эксплуатации потеки на стенах стали одной из главных проблем этой станции. Читатели постоянно интересуются: как и когда ее наконец решат?

— Нельзя не согласиться с тем, что следы потеков на облицовке стен выглядят неэстетично. Но прежде всего хочу заверить пассажиров в безопасности: к контактному рельсу вода не проникает. Главная особенность «Немиги» в том, что ее сооружали в пойме Свислочи ниже уровня грунтовых вод. Уже на этапе строительства возникли трудности с их отводом. Над осушением котлована тогда работали 26 скважин водопонижения. С задачей они справились. В осушенном котловане произвели монтаж конструкций и возвели станцию, выполнив ее гидроизоляцию. Однако где-то с 1991−1992 гг. вода стала проникать через конструкции в отдельных местах, хотя не прекращали работать 5 скважин. Но со временем старая система водопонижения станции исчерпала себя, и в 2006-м институт «Минскметропроект» разработал проект ее реконструкции. Правда, начали его реализовывать только в 2016-м.

Проект включает три этапа. Первый уже осуществили: затампонировали одну изначальную скважину водопонижения (4 другие перестали функционировать еще раньше). Взамен построили 6 новых. В этом году подошли ко второму этапу — отработке технологии гидроизоляции конструкций станции изнутри. Нужно выбрать эффективный материал, который позволит ликвидировать водопроявления на платформе.

Фото с сайта minsknews.by
Фото с сайта minsknews.by

Самым длительным станет третий этап — обработка выбранным составом платформенных стен. Реализация этой части проекта может растянуться на несколько лет, ведь выполнять гидроизоляцию придется на действующей линии ночью, когда не курсируют поезда. Эти работы начнутся ориентировочно в конце 2018 — начале 2019 гг. Но, чтобы осуществить их как можно быстрее и качественнее, сразу несколько организаций должны выстроить четкую схему. Исходные данные такие: напряжение на станции снимается только на несколько часов ночью, а обработать нужно две стены длиной по 100 м и высотой около 4 м каждая. Как пойдет дело, сейчас трудно сказать.

— Известно, что при сооружении станции «Первомайская» проектировщики и строители столкнулись с похожей проблемой: близость реки вызвала течь. Но там не было столь плачевных последствий.

— Они были, но их удалось решить. На «Немиге» не совсем получилась изоляция. Кроме того, строительство тогда пришлось на кризисные годы, перед распадом СССР. А задачу сдать станции в срок никто не отменял. Кстати, «Первомайская», хоть и вошла в комплекс первого участка 2-й линии, начала принимать пассажиров позже остальных пяти — в 1991-м — именно потому, что помешала проблема с водой — всё текло. Да, станция тоже тесно соседствовала со Свислочью. Но связанные с этим беды «лечили» другим способом: там, в отличие от «Немиги», была такая возможность. В свое время в районе «Первомайской» было запроектировано днище нового русла реки, исключающее попадание воды в окружающий грунт. Тем не менее проблема возникла. Ее решили, создав противофильтрационную завесу: вокруг контура станции сделали контур из скважин, а через них нагнетали бентонит. Это набухающая глина, которая при попадании воды создает полную гидроизоляцию.

— Материал для гидроизоляции «Немиги» должен быть каким-то особенным? Раньше ведь подобные составы тоже применяли.

— Он должен обладать проникающими свойствами — «идти навстречу» воде и закупоривать пути ее движения. Подобный материал — пенетрон — уже использовали на «Немиге» в 1992 г., устраняя с его помощью водопроявления на подстанции. Но если тогда в нашем распоряжении были лишь пенетрон и пенекрит, то сейчас палитра наименований расширилась. Ищем наиболее эффективный состав, на основе смол. Это будет материал отечественного производства, позволяющий увеличить водонепроницаемость бетонных конструкций станции.

Вообще надо отметить, что временами следы потеков на станции едва заметны. Минувшее лето было сухим, и никто особенно не обращал на них внимания. В дождливое время года, когда вода поднимается, может быть по-другому. Видимых следов воды на стенах становится меньше еще и потому, что мелкие частицы грунта, подходя к конструкциям станции, закупоривают возможные пути для воды. Если бы еще можно было глину закачать, вообще было бы отлично. Но это историческое место, и с глиной там работать не разрешено.

***

Первый ковш грунта на строительстве станции «Немига» вынули в апреле 1983 г., а первую сваю забили в январе 1984-го. Еще на стадии проектирования стало ясно, что она станет одной из самых сложных в минской подземке. Ведь работы предстояло вести не только в непосредственной близости от Свислочи, но и в археологической охранной зоне. Поэтому в проект были заложены средства и на проведение раскопок. Первоначально строительство должно было затронуть участок, где когда-то находился деревянный Минский замок. Однако специалисты изменили проект станции: ее сделали более компактной, вестибюль перенесли, совмещенную тяговопонижающую подстанцию вынесли на косогор, а тоннели пустили глубже, чем планировалось изначально.

-25%
-18%
-50%
-20%
-10%
-30%
-20%
-20%
-25%
-20%
-20%