опубликовано: 
обновлено: 
/

Ирина — россиянка, которую в августе задержали в Беларуси. Девушка была на седьмом месяце беременности. Ее обвиняют по части 2 статьи 171 «Организация и (или) использование занятия проституцией либо создание условий для занятия проституцией». В октябре она родила сына, и сейчас вместе с Иваном они находятся в СИЗО в Жодино. В понедельник суд Центрального района Минска начал разбирательство по ее делу.

ллюстрация: Анастасия Ковалевская, TUT.BY
Иллюстрация: Анастасия Ковалевская, TUT.BY

Ирине 29 лет. Поддержать ее на суд из Гусь-Хрустального приехала тетя.

— В Минске я с 6 утра, — рассказывает Вера Сергеевна. — Поговорить с племянницей до заседания нам не разрешили.

Только перед самым началом процесса Ирина успела сказать, что у малыша насморк, и попросила родственницу сбегать в аптеку.

В клетке молодая мама одна. По словам адвоката Егора Лобачева, на прошлой неделе обвиняемую вместе с малышом доставили в СИЗО на Володарского.

— Говорит, условия там хорошие, горячая вода есть, — передает ее слова защитник.

По версии гособвинения, в разное время в России «действуя группой лиц с неустановленным лицом по предварительному сговору из корыстных побуждений…» Ирина предложила трем девушкам заниматься в Минске проституцией. Она помогла им добраться в Беларусь, решить здесь вопросы с квартирой, и разместить анкеты в интернете. Они ей должны были перечислять установленную сумму.

Обвиняемая сказала, что признает вину частично.

С кем Ваня, пока мама на процессе, адвокат не знает, но говорит, что расставаться с сыном Ирина не хочет.

— До этой ситуации с мужем Иры мы особо не общались, — рассказывает тетя Вера Сергеевна. — 8 августа племянница была у меня, а 12-го звонок от ее мужа: «С Ирой беда, Иру задержали». Сказал и пропал. Мама у нее умерла, папа простой человек, он стал плакать… У него с сердцем плохо. Я сама начала всем этим заниматься.

Ребенок, говорит тетя, родился здоровым.

— Только маленький, два семьсот, — описывает малыша Вера Сергеевна. — Не знаю, правда, зарегистрировала она его или нет. Назвала Ванькой.

Забрать малыша в Россию, поясняет тетя, родные не могут.

— Отец Иры не справится, я — работаю. Декрет мне никто не даст, потому что я тетя, — поясняет она ситуацию. — Бабушка, дедушка — пожалуйста, а тетя нет. Пока ребенок будет с ней. Мы бы и сами хотели, чтобы малыш с Ирой остался, чтобы они привыкли друг к другу. Она ведь его мама. Надеюсь, срок дадут небольшой.

Родные же поддерживают Ирину и сына посылками.

— Отправила уже три посылки. В них смеси, пеленки, памперсы, — перечисляет Вера Сергеевна. — К сожалению, все это идет долго, где-то 15−16 дней.

На днях тетя получила от Ирины письмо. В нем племянница написала, что условия в СИЗО хорошие, камера, куда их с сыном заселили, напоминает больничную палату. Есть горячая вода.

— Вроде бы камеру отремонтировали, — вспоминает письмо тетя. — Ребенок все время с Ирой. По полчаса в день им разрешают гулять. В камере с ними сидит еще женщина постарше, которая помогает с малышом. Два раза приходил педиатр. Один раз Ваню возили в больницу.

Сами же родные Ирины дожидаются приговора суда. Посмотрят, каким будет срок, и тогда будут думать, как быть с Иваном.

— В детский дом он не попадет, — говорит Вера Сергеевна и торопится в аптеку.

«Никакой материальной выгоды от ее занятия проституцией я не получала»

Сама Ирина во время заседания выглядела спокойно. Перечислила, что до февраля 2018 года успела поработать делопроизводителем, бухгалтером, ведущим экономистом и замначальника отдела планово-финансовой работы. До задержания жила в России, а точнее в Гусь-Хрустальном. В 2016 году вышла замуж за Алексея и в этом же году «по личным причинам» выдала ему на три года генеральную доверенность. По документу мужчина мог распоряжаться всем имуществом супруги. В том числе, деньгами, которые поступают на счет Ирины.

Свою речь обвиняемая зачитывает с листа, подробно останавливаясь на истории каждой из девушек. С первой из них, Натальей, ее познакомил супруг. По словам обвиняемой, она не знала, что девушка — проститутка.

— Из показаний, которые давала Наталья, в январе 2017-го Алексей предложил ей поехать в Минск заниматься проституцией, — зачитывает с листка Ирина. — Разговора этого я не слышала. Сама с Натальей таких бесед не вела и заниматься ее проституцией ни в Беларуси, ни в России не склоняла.

По словам Ирины, квартиру в Минске, где девушка принимала клиентов, она ей не искала, за жилье не платила и никакие ее анкеты в интернете не размещала. Чуть позже, во время допроса, сама Наталья будет утверждать иначе. Якобы Алексей ее предупредил: «…будут проблемы, пиши Ирине». Она, например, просила Ирину, «включать анкету», чтобы найти клиентов.

— В январе 2018 года Наталья попросила меня о помощи, — это уже Ирина говорит. — Мы договорились, что она будет перечислять деньги на мое имя, а я — передавать их ее отцу и детям. За несколько месяцев она перевела мне около 135 тысяч российских рублей (около 2000 долларов. — Прим. TUT.BY). Я все отдала ее родным. Что касается остальных денег, которые она отправляла на мое имя, я ничего не знаю. Возможно, их по доверенности обналичивал мой муж.

По данным следствия, с помощью Натальи Ирина заработала около 3000 долларов.

— Никакой материальной выгоды от ее занятия проституцией я не получала, — говорит обвиняемая, называя все слова Натальи оговором.

Похоже объясняет Ирина и историю второй девушки — Марии.

— Из показаний, которые она давала, видно: отправиться в Минск для занятия проституцией ей посоветовал некий Алексей, — читает обвиняемая с листа. — Алексей сказал, что в Минске на интим-услугах можно заработать больше, чем в России. Но о каком Алексее она говорила, я не знаю, сомневаюсь, что это мой муж.

Обвиняемая отрицает, что в Минск Мария приехала с ней на маршрутке. И не представляет, как так случилось, что Маша и Наташа оказались соседками. Сама Ирина вспоминает, что оказалась у них в гостях в июне 2018-го, когда приезжала в Минск по делам и «для посещения игорных заведений».

— При мне к Марии несколько раз приходили мужчины, — вспоминает она. — Я спросила: это кто? Она ответила, что они с Натальей оказывают услуги сексуального характера. Тогда я все узнала.

Чуть позже, продолжает обвиняемая, Мария попросила у нее в долг 110 тысяч «россии». Ирина не отказала, но вернуть предложила уже 130 тысяч. Девушка согласилась и взамен на нужную сумму написала расписку. Документ, по словам обвиняемой, находится у нее дома.

— Я была заинтересована, чтобы она вернула деньги, и периодически писала ей об этом, — рассказывает Ирина. — Признаю, что фактически я преследовала материальную выгоду от занятий Марией проституцией. Поскольку намеревалась получить от нее больше, чем сам долг.

История общения обвиняемой и третьей девушки короче остальных. Познакомил их Алексей. Ирине тогда, как и этой девушке, нужно было в Минск. Он им предложил сэкономить и поехать вместе.

— Она рассказывала, что едет в Беларусь, чтобы быть массажисткой, — возвращается к той беседе Ирина. — Я ей сказала про Наталью и Марию. Она захотела с ними пожить. Я не знаю, планировала ли она заниматься проституцией, — резюмирует обвиняемая.

Задержали Ирину в Минске. Случилось это 10 августа в квартире у девушек. Закончив свою речь, обвиняемая отказалась отвечать на дополнительные вопросы.

-20%
-50%
-25%
-50%
-25%
-30%