/

Аудиозапись, на которой, несмотря на угрозы педагога, ученики одной из минских гимназий отказываются вступать в БРСМ, наделала немало шума. Гимназистам пришлось пойти против правил. TUT.BY расспросил популярных блогеров о том, приходилось ли им плыть против течения и как они с этим справлялись.

Лера Яскевич: «Нужно гнуть свою линию и делать то, что делаешь»

Лера Яскевич — блогер, певица, 19 лет. В 11−12 лет начала вести свой YouTube-канал. Сейчас на нее подписано более 550 тысяч человек.

Фото со страницы Леры Яскевич в "ВКонтакте".
Фото со страницы Леры Яскевич во «ВКонтакте».

— Я ушла из университета. Долго разговаривала с родителями, в принципе, они были не против, но все равно… Все относятся к «вышке» как к чему-то обязательному, но это моя жизнь и мое решение.

Я училась в «кульке», на третьем курсе на бюджете. В этом учебном году отзанималась неделю, и стало ясно: с такой нагрузкой совмещать учебу, концерты и YouTube — нереально. Пришлось выбирать. Конечно, мне было важно понять, смогу ли я, если потрачу все время на творчество, получить какой-то сдвиг в этом направлении. Сомнения были, но, как оказалось, я только выиграла.

Что выиграла? На канале прибавилось около 200 тысяч новых подписчиков, еще около ста тысяч подписались на меня в Instagram. Я стала чаще выступать, люди теперь узнают меня как артиста. В общем, негативных сторон пока не вижу.

В принципе, когда забирала документы из вуза, особо негативной реакции тоже не было. В детстве уйти из музыкальной школы было посложнее. Директор и преподаватель приходили ко мне домой. Сначала просили остаться, потом предупреждали: без «музыкалки» ничего не получится. Но к тому моменту я уже решила: ухожу, родители поддержали.

В принципе, я понимала: педагог не хотела меня отпускать не потому, что считала очень талантливой. Дело в другом. Я из городского поселка. А в сельских музыкальных школах любой человек, который платит деньги за обучение, очень важен.

Вообще, оставлять и начинать — это не моя черта. Просто я понимаю, если что-то не дает мне определенных знаний или движения, я это отпускаю. Такая ситуация и вышла с музыкальной школой. Я училась играть на домре, потом поняла: вряд ли мне в жизни это пригодится.

Почему сразу ее выбрала? Скажем так, выбор у нас был невелик. Мне обещали: освою домру, научат играть на гитаре. Но не вышло.

Музыкой же я продолжила заниматься и без «музыкалки». Думаю, если человек живет своим делом, он добьется успеха. Просто нужно гнуть свою линию и делать то, что делаешь.

Максим Пушкин: «От мамы мне передалось, что в жизни должна быть стабильность»

Максим Пушкин — блогер, корреспондент TUT.BY, 22 года. В 18 лет стал вести аккаунт в Twitter. Сейчас на его страницу подписано боле 150 тысяч человек, еще 28 тысяч человек читают Макса в Instagram.

Фото со страницы Максима Пушкина в "ВКонтакте".
Фото со страницы Максима Пушкина во «ВКонтакте».

— Не могу сказать, что я из тех, кто плывет против течения. Я человек-серединка и стараюсь усидеть на двух стульях. Например, мне важно иметь стабильную работу — это TUT.BY, и на будущее — блогосфера. От мамы мне передалась установка, что в жизни должна быть стабильность.

С другой стороны, в отличие от поколения моей мамы, я не хочу жить по принципу «моя хата с краю», получать 200 долларов и сидеть после работы у телевизора. Когда путешествую, вижу, что и как происходит в той же Европе, и понимаю: наши родители живут в каком-то неправильном мире. В мире, где они соглашаются на все, что им дают. Меня это не устраивает.

Я не могу пройти мимо вещей, которые меня напрягают. Из последнего: когда Зыбицкая в Минске стала популярной, я целенаправленно приезжал туда и снимал горы мусора возле баров. Писал твиты, хотел, чтобы с этим что-то сделали. Не знаю, есть ли тут моя заслуга, но после хайпа владельцам заведений сказали убирать урны, находящиеся рядом с их барами или ресторанами. Я рад: тусовочная улица не должна превращаться в гадюшник.

Зачем мне все это? Не знаю, может, потому что молодой и психика еще не забита. В соцсетях у меня довольно большая аудитория, а значит, есть вероятность, что опубликованная информация может вызвать общественный резонанс и ситуация когда-нибудь изменится. Наверное, если бы у меня не было соцсетей, я бы сидел и писал жалобы в министерства.

Вообще, моему поколению очень помог интернет. Как видели мир наши родители? Из личного опыта, рассказов соседей, друзей и нескольких каналов телевизора. У нас же гораздо больше информации, и мы знаем, что такое настоящая свобода. Прежде чем вступать в БРСМ, оцениваем: нужно нам это или нет. В отличие от мам и пап, мы понимаем — есть альтернатива.

Моя мама — человек в возрасте, и она не всегда супер за все, куда я лезу. Например, когда начался Майдан, она просила, чтобы я поменьше писал про политику. Я прислушался и, честно, рад. Возможно, благодаря этому я не сделал то, о чем бы сейчас жалел.

Правда, после всех этих семейных разговоров в настройках домашнего компьютера я заблокировал доступ к Twitter. Не из-за страха, что она увидит, как я, например, пошел в бар, а именно из-за новостей. Хотя не знаю, что я могу такое снять, чтобы у мамы был шок. Но рисковать не хочу, все-таки мамы много чего додумывают.

Влетало ли мне за то, что я делаю? Дважды меня вызывали в милицию. Ну, ок, поговорили и разошлись. В первом случае, правда, человек подал на меня заявление за оскорбление в Сети. Тогда я сделал для себя вывод: сто раз подумать, прежде чем написать в аккаунте мат.

Вообще, у меня много хейтеров, но за четыре активных года в интернете я стал настолько черствым, что их мнение меня не задевает. И доказывать я никому ничего не хочу.
Для себя я понял: люди часто гнобят других в интернете из-за скуки. В реальности все по-другому. Один из главных примеров. Подходит ко мне в метро парень, говорит: «Я тебя как-то в Twitter оскорбил, и ты меня заблокировал. Не мог бы разблокировать?» А пацану где-то 21 год.

— И что ты?

— Не разблокировал. Если ему в моем аккаунте что-то не понравилось, может не понравиться снова. Зачем до этого доводить?

А вот с мамой история другая. Глядя на меня, она стала современнее. Сидит в Instagram, смотрит YouTube. Понимает ли она, что я известный блогер? Да я и сам этого не осознаю. Вообще, блогер для ее поколения — это странная профессия. У них ведь как было: родился, отучился, пошел на завод. Вряд ли они поймут, что человек может не учиться, не крутить гайки и при этом жить в кайф. Точно так же нам будет сложно понять наших детей, которые, скорее всего, будут отличаться от нас.

Илья Шарикало: «Сейчас больше возможности зарабатывать, и молодежь за это цепляется»

Илья Шарикало — блогер, 19 лет. Несколько лет назад с братом Женей запустили паблик во «ВКонтакте» «Топовый Пинск» и одноименный YouTube-канал. Сейчас на их канал подписано более 400 тысяч человек.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY
Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

— Мы с братом такие ребята, что нам без разницы, как на нас реагируют люди. Если мы идем по улице и хотим покричать, мы покричим. Ну, а почему нельзя, если ты ничего не нарушаешь? Были ситуации, когда мы снимали ролики в магазине, администрация вызвала милицию. Сразу мы волновались: как, что, а потом почитали в интернете закон, убедились, что ничего не нарушаем.

Ребята нашего поколения все чаще выходят из зоны комфорта. Пробуют подзаработать. Я говорю не только о друзьях, но и об однокурсниках, с которыми недавно окончили аграрный колледж. Большинство из них сейчас распределились на завод, но оставаться там не собираются. Зачем? Есть много более интересных профессий.

— Но должен же кто-то и у станка стоять.

— Я не спорю, у меня ИП, мы с братом тоже чиним холодильники, но параллельно развиваем свой YouTube-канал. Я не против физического труда, а о том, что сейчас у людей больше возможностей зарабатывать, и молодежь за это цепляется. Платит налоги, развивает свое дело, становится более свободной.

Конечно, так делают не все. Кого-то, наоборот, раздражает активность. Пример с нашим каналом. Нас смотрят в основном школьники и люди постарше. А ровесники не всегда принимают. Почему? Не знаю, может завидуют. Ведь мы с братом пытаемся заработать на видеороликах, а они, допустим, вкалывают в цеху.

Мы с Женей не обращаем на это внимания. Почему я должен стыдиться быть собой? Когда мы начинали вести свой паблик, хотели рассказывать про городские события. Тогда мы не думали, что будем на этом зарабатывать. Позже, «перебравшись» на YouTube, название «Топовый Пинск» сохранили. Сейчас на канале в 30 раз больше подписчиков, чем в сообществе, но переименовывать его мы не хотим. Пусть даже контент тут совсем не про город.

Зачем? Наш канал смотрит 400 тысяч человек. Для сравнения, в Пинске живет около 140 тысяч. Большинство подписчиков — люди из других городов, а еще России и Казахстана. Многие из них благодаря нам впервые услышали, что есть такое место — Пинск. Значит, мы делаем что-то нужное. Хотя сейчас и планируем переехать в Минск.

{banner_819}{banner_825}
-10%
-10%
-40%
-10%
-35%
-35%
-70%
-50%