16-летний подросток из Минска ударил по «лицу» скульптуру городового возле здания МВД. Позже он публично раскаялся, что «причинил вред этому памятнику и сотрудникам милиции». Пользователи соцсетей подхватили его инициативу — и тоже стали просить прощения у памятников, скульптур и даже танков. А правозащитник пояснил, почему не видит в действиях подростка правонарушения.

Пользователь Twitter kazz_by напомнил о главном принципе общения с памятниками.

Блогер belamova заподозрил, что белорусские ведомства опять разошлись в идеологиях.

Гражданский активист Павел Виноградов публично раскаялся в содеянном 12 лет назад.

Лидер «Говори правду» Андрей Дмитриев попросил пользователей поделиться, у каких памятников или скульптур белорусы хотели бы попросить прощения. За «явку с повинной» предлагал «амнистию». В комментариях одна из пользовательниц Facebook призналась, что совершила акт домогательства к памятнику Достоевского, когда посидела у него на коленках.

Другой — за то, что не проникся духом спорта, когда должен был.

Некоторые так и не осознали своих ошибок.

Один из пользователей предложил извиниться перед памятником здравому смыслу. За то, что его до сих пор не поставили.

Позже Андрей Дмитриев задумался над непростой участью голубей, которая ожидает их в скором будущем. В комментариях тут же вспомнили про несчастных собак.

Журналист Александр Ярошевич признался, что когда-то взбирался на памятник паровозу. На всякий случай решил попросить у него прощения.

«Если бы это был памятник на могиле кого-то, можно было бы говорить о хулиганстве»

Правозащитник лишенного регистрации правозащитного центра «Весна» Валентин Стефанович считает, что в поступке подростка нет состава правонарушения.

— Если говорить о статье 17.1 Кодекса административных правонарушений, то обычно имеется в виду нецензурная брань в общественных местах, назойливое приставание к гражданам, которое нарушает общественный порядок и спокойствие, и так далее. В данном случае, похоже, ничего подобного не было.

Валентин говорит, что о правонарушении могла идти речь в том случае, если бы подросток ударил, например, памятник погибшему милиционеру.

— Вообще, нужно понимать, что «Минский городовой» — это не памятник, а городская скульптура. Поступок подростка не причинил вреда моральным устоям общества, не нарушил конструкцию этого сооружения, то есть не принес имущественного вреда. Да, если бы это был памятник на могиле городового или погибшего на посту милиционера, тогда можно было бы сказать, что это вызывает общественное осуждение.

Также у правозащитника есть вопрос к публичному извинению подростка на камеру.

— Даже если, по мнению сотрудников милиции, каким-то образом подросток совершил правонарушение, есть санкции, которые сформулированы в статье 17.1. И среди них уж точно нет публичных извинений на камеру. Кто, как не работники милиции, должны знать действующее законодательство и соответствующие процедуры. Но нас интересует и другой вопрос: что такого сделали милиционеры, чтобы парень согласился извиниться перед скульптурой на камеру?

Валентин считает действия сотрудников милиции неправомерными. Законным представителям подростка он бы порекомендовал их обжаловать.

— А если было вынесено постановление об административном правонарушении, имеет смысл обжаловать и его.

В завершение правозащитник приводит пример.

— Если я приду на Комаровку и дам щелбан скульптуре женщины с семечками, за это меня тоже нужно привлечь по статье 17.1? Или приобниму ее и сфотографируюсь, как это делают во всем мире? А если поставлю рожки? Я не считаю, что это образует состав правонарушения.

{banner_819}{banner_825}
-10%
-10%
-20%
-10%
-35%
-10%
-20%
-70%
-10%
-80%
-20%
0063374