/ /

«Часто у нас спрашивают, есть ли в этом всем религиозный подтекст. Отвечаем: нет, и разговор на этом заканчивается», — улыбается Сергей Логвиненко. У Сергея и его жены Натальи шестеро детей. «Рогнед, Любомира, Есения-Златоцвета, Алеся-Милодара, Алай-Яснодар и Альгерд-Златодар», — с порога представляют друг друга ребята, а мама дополняет: за каждым именем своя история.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Слева направо — Любомира, Рогнед, Алеся-Милодара, Есения-Златоцвета, Наталья с Альгердом-Златодаром на руках и Сергей, который держит Алая-Яснодара.

«Ребятам обычно все равно, Рогнед перед ними или, например, Максим»

Логвиненко живут в спальном районе Минска, и мы у них в гостях. Наталья — психолог, Сергей — системный архитектор. Три недели назад у них появился Альгерд-Златодар — самый маленький член семьи. Мальчонка сладко спит у мамы на руках, а старшие — Рогнед и Любомира — ставят чай и расставляют чашки.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Четвертый год Рогнед, Любомира и Есения на домашнем обучении. Ребята, говорят родители, быстро схватывают и хорошо сдают экзамены в школе. Дополнительно они много занимаются английским и прыжками в воду.

— Мы с мужем всегда хотели, чтобы имя ребенка с ним резонировало, — делится идеями хозяйка дома, пока большая компания рассаживается на пуфах. — При этом, еще когда мы только поженились, договорились не называть детей в честь кого-то: неважно, это исторический персонаж или наш родственник. У каждого в судьбе есть свои трудности и повороты, и мы решили: с именем это может переложиться на ребенка.

Наталья представляет первенца — Рогнед. Правда, говорит, сразу он был Даниилом. 15-летний подросток улыбается, а мама продолжает.

— Когда мы его ждали, ходили с мужем на литературные салоны, там выступал поэт Рогнед, — вспоминает собеседница. — Имя было у нас на слуху, но как вариант для ребенка мы его не рассматривали. Мальчика хотели назвать Елисеем, но первое, что я сказала, увидев ребенка: «Это не Елисей». «А кто?» — в шоке спросил муж, который присутствовал на родах. «Рогнед какой-то», — растерянно ответила я.

Вот только назвать так мальчишку семья не решилась. Перебирали привычные: Максим, Никита, Иван… Остановились на Данииле. Так в документах и записали. Три года мальчик жил с этим именем. А родителям все больше хотелось обращаться к нему по имени Рогнед.

— Мы видели, ему очень подходит это имя, — продолжает Наталья, вспоминая, как долго их с мужем не отпускал этот вопрос. — Последней каплей стал случай в парке, когда несколько мам, обращаясь к сыновьям, выкрикнули: «Даник». Муж сказал: все, нужно что-то делать.

И молодые родители снова пошли в загс. До входа в нужный кабинет им выдали список из 18 пунктов: что нужно сделать, чтобы переименовать ребенка. Среди них — заседание исполкома и беседа с психологами. Перечень Логвиненко впечатлил, но им сильно повезло.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Наталья: «С детства Рогнед очень тонкий, интеллигентный мальчик. Много говорил о своих чувствах, иногда выдавал: „Душа болит“. За свои 15 лет тезку он встречал лишь однажды. Это была девочка Рогнеда».

— Оказалось, пока ребенку не исполнилось три, с согласия обоих родителей имя ему можно сменить без проблем, — озвучивает Наталья юридические тонкости. Их сын был на месяц старше положенного возраста. — Мы честно рассказали о своих переживаниях сотруднице загса, она ответила: «Где три, там три и один». И выдала новое свидетельство о рождении.

Новоиспеченный Рогнед и ребята в саду перемену приняли быстро.

— Тяжелее всего пришлось родителям Сергея, — вспоминает Наталья, поглядывая на ребенка. — Они не понимали, зачем мы это сделали, говорили: да его заклюют. Бывало, сын возвращался от них и рассказывал: «Когда гуляли, дедушка говорил, что я Даниил». Мы старались быть корректными. Родителям требовалось время. Теперь у нас все хорошо.

А сам Рогнед уже заметно выше мамы. Он любит физику, играет на скрипке и готовится поступать в Лицей БГУ.

— Ребятам обычно все равно, Рогнед перед ними или, например, Максим, — делится наблюдениями он и признается, что люди обычно воспринимают его имя спокойно. — Но Рогнед — звучит классно. Раза с третьего все уже точно помнят, как меня зовут.

«Когда слышат мое имя, спрашивают, любят ли мои родители поэзию»

Второй в семье появилась Любомира. Сейчас ей 13, мечтает стать дизайнером, но это в будущем. А пока она ловко берет у мамы младшего брата, а мама как раз о ней рассказывает.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Наталья и Сергей окончили факультет прикладной математики БГУ. Позже мама получила образование психолога. Сейчас она психолог, помогающий практик. А еще у нее своя маленькая альтернативная школа, где есть два класса. Сергей — системный архитектор. Работает удаленно в компании, которая находится в Ирландии.

— Папа очень хотел, чтобы имя у дочки было говорящее. Думали: может, Светлана — свет льющая, или Людмила — людям милая, — вспоминает она варианты. — Тот период у нас был очень волнительный. Зарабатывали немного, впереди переезд, квартира без ремонта. И вдруг мне снится сон, а в нем ребенок. «Здравствуй, — говорит, — я девочка, меня зовут Любомира. Не бойтесь, все у нас будет хорошо».

Сергею имя понравилось, и посыл у него мощный — любовь к миру.

— А родственники как отреагировали?

— Напряглись, — смеется Наталья.

— Но не сильно, — поправляет муж.

— Любомира у нас с детства мировой человек. Мы с ней и в гости, и в путешествия, — характеризует дочку Наталья. — Уже в четыре дня положили ее в слинг и пошли гулять по парку. И она так смотрела на мир, будто все время здесь жила.

Любомира и сама уверена: имя ей родители подобрали идеально. Друзьям для простоты, она разрешает звать себя Люба или Мира.

— Обычно, когда узнают мое имя, сразу уточняют: «А как зовут твоих родителей?». Потом удивляются: «О, у мамы с папой обычные имена», — шутит девочка.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Наталья: «Златоцветой дочка представляется редко, в основном среди сверстников. А перед взрослыми — чаще Есеня. И на Сеню она откликается. А если кого-то хочет поставить на место, диалог будет примерно такой: «Я тебе не Сеня». «Ой, извини, — ответит человек, — Есеня». А она: «Не Есеня, а Есения-Златоцвета».

— А когда мое имя слышат, спрашивают, любят ли мои родители поэзию, — улыбается 10-летняя Есения. Многие почему-то думают, что ее назвали в честь писателя, и даже не догадываются, что сразу мама с папой увидели в ней Златоцвету.

— Рогнед и Любомира у нас родились темными, а у тебя волосики были светлые с медным отливом, — обращается к дочке мама и рассказывает, что девочка появилась на свет в 2007 году. — Имя Злата тогда становилось популярным, и я сказала мужу: это у нас будет золотой ребенок. А девочка, она ведь как цветочек, отсюда и пошло Златоцвета.

Правда, планы с именем молодой семьи чуть изменила мама Натальи. Когда внучка родилась, бабушке попался фильм, в котором героиню звали Есения. Она позвонила дочке с зятем, предложила рассмотреть этот вариант, и он им очень понравился.

— Есения — имя не редкое, мы знаем трех или четырех, — рассказывает мама и признается: записать девочку двойным именем они тогда постеснялись, но имя Златоцвета стали использовать в семье. — Дома, если хочется, чтобы дочка была более нежной и мягкой, зову ее Есения. А если вижу, что ребенок не очень хорошо о себе думает и нужно поднять ее самооценку, использую Златоцвета.

Дочка и сама представляется по-разному. При этом как она себя среди новых знакомых презентует, так там родители к ней и обращаются.

— И как люди реагируют, услышав имя Златоцвета?

— Старшее поколение это, может, и удивляет, — говорит Сергей. — А людей нашего возраста и младше — нет. Мир быстро меняется, границы стираются, появляются разные имена. Мы много путешествуем, и все к нашим детям относятся с интересом, особенно пограничники. Обычно паспорта у людей они смотрят с каменными лицами, а когда доходят до наших, сразу улыбаются.

— Бывает, едем ночью, ребята спят, — продолжает Наталья. — А пограничники: «Ой, а можно посмотреть, как выглядит Алай-Яснодар или Алеся-Милодара».

«Регистратор загса, услышав про двойное имя, даже бровью не повела»

Алесю-Милодару, Алая-Яснодара и Альгерда-Златодара в семье называют вторая тройка. У них официально двойные имена. Первое обязательно начинается с «ал» — так захотели родители, а во втором есть слово «дар». Это, говорит Наталья, означает подарок.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Сергей: «У нас есть друзья, детей которых зовут Радомир, Милада, Ведана, Ладомира, Яснозара, Радослав».

— Мы всегда планировали троих детей, — вспоминает Наталья. — А потом мне вдруг захотелось еще одного ребеночка. Сергей ответил: «У нас все дома», но через какое-то время созрел. В принципе, говорит, мы финансово благополучны, старшие дети уже подросли.

На УЗИ сказали: будет мальчик. Наталья ощущала, что у них родится «очень белорусский малыш», поэтому первое имя ему выбрали Алесь, а второе — Милодар.

— Милодар — это как милый дар, подарок судьбы, которого мы уже и не ждали. Все же между третьим и четвертым ребенком у нас шесть лет разницы, — обнимает девчонок мама. — А еще Алеся — это сюрприз. Мы ведь думали, что будет сын, — и вдруг девочка. Муж, как только об этом услышал, запаниковал: как же мы ее назовем? А я успокаиваю: «Ждали Алеся-Милодара, и будет Алеся-Милодара».

— И тут вы уже осмелились записать малышку двойным именем.

— Мы не знали, как на это отреагируют сотрудники в загсе. Решили, если не разрешат, то назовем Алеся, а Милодара сохраним, — вспоминает те события Сергей. — Регистратор же, услышав нашу просьбу, даже бровью не повела. Сказала: «Вы же не Пугачева, — у нее были какие-то проблемы с именами детей, — вам скандал и пиар не нужен. Пишите, как хотите».

Родители и записали. Дома девочку часто называют Леська или Лисенок и с удовольствием рассказывают веселые истории, которые возникают с ребятами из-за двойных имен.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Как-то Логвиненко сидели в кафе, а за соседним столиком разместилась большая узбекская семья. Когда Алай стал убегать, официант отвел его к узбекам.

—  На днях пошли с Алесей и Алаем за справками в поликлинику, а нам написали: Алесе Милодаровне и Алаю Яснодаровичу, — рассказывает мама. —  Хотя видели, что детки из одной семьи и фамилия у них общая.

А вот темпераменты у ребят разные. Самый активный в семье Алай-Яснодар. Над его именем, кстати, думали дольше всего.

—  И в интернете смотрели, и из шляпы бумажки тянули — все казалось не то, — берет сына на руки Сергей. А потом обратились к корням. В роду у Сергея были монголо-татары, а в семье Натальи была и вовсе невероятная история. Когда ее прадеда, потомка известного декабриста Пестеля, расстреляли, прабабушка с восемью детьми спасалась в Киргизии и Узбекистане. Чтобы выжить, ей пришлось раздать дочек и сыновей чужим людям.

— Прабабушка погибла, а дети выросли и нашли друг друга. Поэтому дедушка всегда учил нас: узбеки и киргизы — самые близкие нашей семье национальности, — рассказывает Наталья и вспоминает, что за четыре дня до родов имя Алай ей приснилось. — Посмотрели в интернете, у имени два происхождения. Одно значение азиатское — полководец, не остановимый никем. Второе — скандинавское и северо-славянское — бесконечный простор. Муж улыбнулся: «Алай — это еще смелее, чем Рогнед». И перед тем как согласиться, сказал: «Давай посмотрим на человека».

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

— И мы смотрим: у нас рождается азиатский ребенок, — берет слово папа. — Это сейчас он уже более европеизированный. А если полистать на фото после рождения… В общем, друзья говорили: "Где вы украли азиатского мальчика?"

— А почему Яснодар?

— Потому что первое имя мне приснилось, — объясняет мама.

«С последним именем нас опередила IKEA»

Альгерд-Златодар тихонько сопит у мамы на руках. Мальчика хотели назвать Александр. «Наконец-то, к шестому ребенку одумались», — шутили друзья семьи, но не долго. В Минск по работе прилетели шведские коллеги Натальи, с ними приехало и имя Альгот.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Наталья: «Был случай, мы с маленьким Рогнедом пришли в поликлинику. Доктору, женщине в возрасте, показалось, что ребенок легко одет. Она мне сделала замечание. Я говорю: но, как видите, он не болеет. Она решила меня дальше воспитывать. Мол, ребенок одет неправильно, и вообще посмотрите, какие вы дали имена. Сразу видно, неадекватные родители. Все это очень ранит, но я стараюсь ставить таких людей на место, все-таки бытового хамства у нас хватает. Хотя даже если ты отвечаешь корректно, все равно потом ходишь, переживаешь».

— По-моему, это имя какого-то скандинавского бога, — говорит Наталья, вспоминая, что семье оно очень понравилось. — Все, казалось, было решено. Но вдруг в очередном каталоге IKEA я натыкаюсь на информацию, что компания выпустила серию гаражных стеллажей «Альгот». «Гаражных» ассоциаций с ребенком мы не хотели, и от имени пришлось отказаться.

Стали думать дальше, и тут выручили друзья-литовцы, подсказали: «Альгерд!». А Златодар — это в унисон со Златоцветой. Как и Есения, мальчик родился светловолосым.

Повлияет ли имя на его характер и увлечения, покажет время. А пока у Натальи и Сергея все чаще спрашивают, какими же будут отчества у их внуков. Точного ответа родители не знают. Мальчишки вырастут и определятся.

— Когда подбирали детям имена, сами очень волновались, боялись навредить, — делится переживаниями Наталья. — Одно мы для себя решили: если сыну или дочке будет больно, мы сразу побежим менять имя на более привычное. Сегодня это несложно. Негативные реакции окружающих воспринимаем как фильтр: стоит общаться с такими людьми или нет. Ведь только хозяин имени знает, комфортно ли ему, а размышления на эту тему других — лишь их догадки.

{banner_819}{banner_825}
-20%
-23%
-10%
-51%
-10%
-10%
0065503