/ /

75 лет назад, 21 октября 1943 года, нацисты уничтожили Минское гетто. Почтить эту скорбную дату в мемориале «Яма» сегодня собрались сотни людей: выжившие узники и родственники погибших, представители общественных объединений и международных организаций, министр иностранных дел Беларуси Владимир Макей, заместитель главы Администрации президента Владимир Жевняк, министр алии и интеграции Израиля Софа Ландвер, посол ФРГ в Беларуси Петер Деттмар.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Зинаида Мироновна Бурштейн 40 лет проработала учительницей математики. Независимо от жизненных обстоятельств и катаклизмов дважды в год — 21 октября и 9 мая — она обязательно приходит к мемориалу «Яма», чтобы почтить память 20 родственников, которые погибли в Минском гетто.

— Во время войны погибли дедушка, бабушка, еще одна бабушка, тети, дяди, двоюродные братья и сестры.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Зинаида Мироновна выжила благодаря маме, которая в первые дни войны вместе с детьми бежала на восток — это уберегло их от попадания в Минское гетто. Всю войну они были беженцами в России. Когда вернулись домой, не смогли найти родственников. О том, что с ними произошло, рассказала выжившая двоюродная сестра.

— Когда началась война, двоюродная сестра уже окончила мединститут, работала врачом. Она единственная из нашей семьи, кто смог бежать из гетто к партизанам. Она-то и рассказала, что мои дедушка и бабушка, а также дядя и тетя с детьми погибли еще до создания гетто: их расстреляли в Тростенце. А ее родителей уничтожили в гетто. После войны она так и не смогла вернуться в Минск: было очень больно видеть место, где погибли ее близкие.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Для министра алии и интеграции Израиля Софы Ландвер Минск — не просто один из городов мира. Здесь жило несколько поколений ее семьи, о чем она рассказала во время памятного митинга.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Министр алии и интеграции Израиля, сопредседатель совместного израильско-белорусского комитета по торговому и экономическому сотрудничеству Софа Ландвер

— Почти тысячу лет Беларусь была для евреев отчим домом. По всей стране разбросаны сотни синагог, иешив, давших миру выдающихся мудрецов Торы. Беларусь подарила миру Марка Шагала, Хаима Сутина, Хаима Веймана, Залмана Шазара, Шимона Переса. Для меня столица независимой Беларуси не просто еще один город. Отсюда — несколько поколений моей семьи. Родители мамы в самом начале войны потеряли здесь троих сыновей, а мама отца вместе с братом ушли в партизаны. Она воевала — и там погибла. (…) Я хорошо знаю историю белорусского народа — одного из самых спокойных, терпеливых и доброжелательных в мире. Именно по нему война нанесла удар невиданной силы, выкосив до четверти населения — и почти миллион моих соплеменников.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— Находясь в благоустроенном центре мирного города в наши дни, сложно представить, что здесь, в пределах нескольких улиц, находились десятки тысяч людей. Они были собраны с единственной целью — уничтожение, — сказал министр иностранных дел Беларуси Владимир Макей. — На нашей земле было создано более 260 лагерей смерти и мест массовых уничтожений, в том числе более 70 еврейских гетто. Сама мысль о возможности такого масштабного целенаправленного уничтожения людей другими людьми не укладывается в сознание, глубоко потрясает и ранит душу. Дни памяти Минского гетто — для нас это не только прошлое, но и будущее.

Думая о будущем наших детей, мы не должны забывать о тысячах детей, погибших в пламени Холокоста. Мы никогда не узнаем, чего бы они достигли, если бы выросли, какими лидерами могли бы стать, какое счастье могли бы принести своим близким, стране и своему народу. Поэтому воспоминания о трагедии Минского гетто набатом звучат в наших сердцах, напоминая о необходимости защищать человеческую жизнь и человеческое достоинство.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Владимир Макей заверил, что Беларусь всегда будет выступать против любых проявлений этнической или религиозной ненависти и прививать молодому поколению ценности и культуру, которые помогут им противостоять злу, нетерпимости и фанатизму.

— Сегодня в Беларуси мы делаем все, для того чтобы хранить память о жертвах Холокоста, не допускать проявлений расовых предрассудков и антисемитизма, гарантировать равенство перед законом каждому человеку независимо от его расы, цвета кожи, национального или этнического происхождения.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Посол Федеративной Республики Германия в Беларуси Петер Деттмар заверил, что и сегодня, и в будущем немцы несут и будут нести особую ответственность за преступления земляков в годы Второй мировой войны.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Посол Германии в Беларуси Петер Деттмар

— Мемориальный комплекс «Яма», как и многие другие места в Беларуси, — это место ужаса. Но оно также стало местом встречи и примирения. (…) Лучшей страховкой от национальной вражды, тоталитаризма, фашизма и национал-социализма была, есть и будет живая память и активное осмысление истории. Именно на нас, немцах, лежит особая ответственность — взывать «никогда больше». Именно потому, что в прошлом многие немцы были причастны к преступлениям. В этих двух словах «больше никогда» заключается понимание того, что для нас, немцев, означают вина, миссия и ответственность. В это понятие входит задача передать будущим поколениям опыт ужасного прошлого как предупреждение и противостоять тем, кто его игнорирует.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Бывшая узница Минского гетто Фрида Рейзман рассказала, что даже спустя 75 лет ей очень сложно говорить о том, что ей пришлось пережить в годы войны.

— Бог дал мне память, а белорусы спасли меня, чтобы я рассказала миру о трагедии Минского гетто. Существуют разные понятия: концлагерь, гетто. Но что касается Минского гетто, я бы добавила к нему определение «фабрика смерти», «конвейер, который никогда не простаивал». За два года и четыре месяца существования гетто было шесть огромных и страшных погромов. Все их жертвы, кроме первого погрома, лежат в Тростенце.

В гетто не было ни еды, ни воды, ни тепла. Этот «комплект» уносил сотни узников каждый день. Изуверски продуманные даты погромов приходились на еврейские и советские праздники. После одного из них на улице Обойной текла река крови. Я помню зарезанных детей детского дома на Заславской улице. Вот здесь, неподалеку.

Помню тот холод, когда, сидя во время погрома, я слышала шаги фашистов, входящих в комнату. А после ночных облав я видела такое, что говорить об этом нет сил и сегодня, даже по прошествии 75 лет. Потому что страшно.

Я помню все. Мир узнал правду о Минском гетто. Жертвы не ушли беспамятными. Нас, узников Минского гетто, осталось очень мало. Я обращаюсь ко всем людям мира и руководству страны: помогите им прожить подольше. Ибо они — история. И каждый день их жизни бесценен.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

По информации председателя Белорусского общественного объединения бывших узников гетто и нацистских концлагерей Евгения Андрейчика, в Беларуси осталось в живых 79 узников. Из них 54 человека живут в Минске, меньше половины из них — узники Минского гетто.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

-23%
-10%
-12%
-30%
-10%
-20%
-50%
-15%
-30%
0070970