/ /

Пока одни в нашей стране пьют, другие их спасают. Дискуссии о том, как одержать победу над пьянством, идут не первый год. Предлагают и ограничить продажи, и повысить цены, что-то работает, что-то — не очень. Однако, когда в ночь с пятницы на субботу попадаешь в токсикологическое отделение больницы скорой помощи, куда привозят людей с острым алкогольным отравлением, понимаешь, что, возможно, самая действенная профилактика — увидеть происходящее своими глазами. Надеемся, что, прочитав наш репортаж, кто-нибудь с выпивкой завяжет.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

«Под видом алкогольного отравления могут скрываться различные заболевания»

В реанимации токсикологического отделения больницы скорой помощи в Минске в ночь с пятницы на субботу ни одной свободной койки. Всего их — 12. Часть заняты пациентами, которых привезли с алкогольным отравлением. У одного из них белая горячка: молодой мужчина, которому на вид не дашь и 40 лет, постоянно воет, дергается, крутится. Удивительно, как медики еще умудряются ставить капельницы и вводить успокоительное. Руки и ноги мужчины привязаны специальными лентами к кровати, периодически их ослабляют. На груди у него — свернутая в канат простыня, ею фиксируют дополнительно. То и дело он заводит свое «ууууу» и дергает ногами.

В целом в отделении 30 коек, из них 18 для пациентов с легкой и средней степенью острого отравления. Ведь сюда привозят людей с самыми разными острыми отравлениями не только из Минска, но и Минского района, и даже области. Речь идет об отравлениях, в том числе — лекарствами, различными спиртами, наркотиками и другими психотропными веществами, бытовой химией, газами, дымами, растительными и животными ядами. С пациентами здесь работают специалисты высокого класса: многие в профессии более 20 лет.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Реаниматолог токсикологического отделения БСМП Аркадий Костюкевич

Реаниматолог токсикологического отделения городской клинической больницы скорой медицинской помощи Минска Аркадий Костюкевич говорит, что когда в 15.00 началась его смена, пациент с белой горячкой уже поступил. Причем в сопровождении милиции. Скорую вызвали, объяснив, что человек в запое и выпил много снотворного.

У него в крови было 3,5 промилле алкоголя. Это высокая концентрация, при которой возможна алкогольная кома. Хотя в отделении токсикологии помнят пациентов, которые с четырьмя-пятью промилле в крови еще и разговаривали. Такой нонсенс можно объяснить лишь тем, что у каждого — своя граница устойчивости к алкоголю. Кто-то и с одним промилле в крови — уже лежит. И спасать его приходится так же, как и пациента с семью промилле. Ведь основным критерием тяжести отравления считается не количество выпитого, а то, как быстро появляются неврологические симптомы и кома.

Алкогольная кома наступает при концентрации этанола в крови 3 промилле и более, смерть может наступить при концентрации от 5−6 промилле. При концентрации этанола 2,5 промилле и выше можно говорить об отравлении с нарушением сознания и угнетением защитных рефлексов.

Пациент, у которого в крови 3,5 промилле алкоголя, мог впасть в кому или спать под действием снотворного, которое выпил дома. Но за все время, что мы находились в реанимации, он ни на минуту не успокоился.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— Здесь нельзя сказать, что у пациента — отравление таблетками. Он в запое, который осложнился алкогольным психозом. Человека привезли буйным: он пытался драться, угрожал, ругался матом. Для таких пациентов норма — бред и галлюцинации. Нас они почти не воспринимают, куда-то рвутся, у них свои сверхидеи. Был случай, когда человек резал себе ножом шею, а нам говорил, что у него там змея, — говорит Аркадий Костюкевич.

Пациентам с алкогольными отравлениями делают комплексное исследование крови и мочи, проводят мониторинг всех функций организма.

— Под видом алкогольного отравления могут скрываться различные острые и хронические заболевания, травмы и инфекции, а также другие виды отравлений. Например, у пациентов в бессознательном состоянии часто можно выявить внутримозговые гематомы, особенно травматического характера после падений, пневмонию, инфекции головного мозга, панкреатит, сепсис. Диагностика каждого заболевания требует особого внимания и тщательного подхода. У нас есть уникальная химико-токсикологическая лаборатория, где можно в кратчайшие сроки определить, каким именно веществом отравился пациент, — объясняет заведующий токсикологическим отделением городской клинической больницы скорой медицинской помощи Минска Андрей Богдан.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Заведующий токсикологическим отделением городской клинической больницы скорой медицинской помощи Минска Андрей Богдан

Также им проводят инфузионно-детоксикационную терапию с помощью различных растворов. Они помогают не только снизить концентрацию алкоголя и вывести его, но и восстанавливают измененные при таком отравлении показатели натрия, калия, хлора в крови и обменные процессы в организме.

— Если у пациента выраженные симптомы белой горячки, зрительные и слуховые галлюцинации, он возбужден и полностью не осознает свое состояние, то после экстренного осмотра психиатром-наркологом и по его рекомендации пациенту вводят различные седативно-гипнотические препараты. Они помогают справиться с этими симптомами, — рассказывает Андрей Богдан.

Аркадий Костюкевич объясняет: раз у пациента под действием алкоголя и таблеток быстро развился алкогольный делирий (белая горячка), значит, он будет в таком состоянии долго.

— И еще неизвестно, чем это закончится. Пациент может даже умереть. Делирий — это напряжение для организма, чаще бьется сердце, повышается артериальное давление, в голове — хаос. Мы же не знаем, что он сейчас видит и слышит. Он может видеть что-то страшное, например, насекомых и животных, может от кого-то убегать, разговаривать с вымышленными персонажами. Представьте, что у него в голове это все происходит неделю. Организм просто может не выдержать. Тем более, как показывает практика, у алкоголиков ослабленный иммунитет, — говорит Аркадий Костюкевич.

«Некоторые пациенты поступают с алкогольным отравлением до десяти раз в год»

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Андрей Богдан рассказывает, что острые алкогольные отравления — одна из самых частых причин госпитализации в их отделение. По данным Республиканского токсикологического центра, в столице пациенты с отравлением алкоголем составляют от 37,4% до 45% всех госпитализированных в год. Их количество за последние пять лет увеличилось и продолжает расти. За девять месяцев этого года с токсическим действием этанола в БСМП поступило 997 пациентов. За весь прошлый год — 1253 пациента.

Чаще всего привозят таких пациентов летом, в праздничные и выходные дни и в ночь с пятницы на субботу. В 80% случаев люди поступают в состоянии алкогольной комы.

— Некоторые пациенты — наши «постояльцы», — говорит Андрей Богдан. — Они могут поступать до десяти раз в год.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

С алкогольным отравлением, как правило, привозят людей, которых кто-то нашел лежащими на улице и вызвал скорую помощь.

По статистике, чаще с улиц пьяными забирают мужчин, но женщины тоже попадают в это отделение. Пациентов привозят на скорой в приемное отделение больницы и обследуют: осматривают, измеряют давление, проверяют пульс. Если у человека нет видимых следов от травм, но в крови высокие цифры алкоголя, то, скорее всего, он попадет в токсикологическое отделение.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Пациентов с алкогольным отравлением чаще всего привозят в реанимацию в креслах-каталках и на каталках.

Пациента с алкогольным отравлением, который уже не может сам идти, на каталке или в кресле-каталке привезут в реанимацию. Порой поступают настолько буйные люди, что их в отделение сопровождает милиция. Человек может не только материться, но и сопротивляться медперсоналу, отказываться обследоваться и лечиться.

— Одни напьются — и становятся тихие и спокойные, другие представляют себя грозными львами и изворотливыми обезьянами. Когда такие «львы и обезьяны» начинают устраивать концерты в приемном отделении, приходится приглашать милицию. У нас есть их пост в больнице. Ведь если пьяный крепкий амбал, не дай Бог, ударит врача, нанесет ему травму и врач выпадет из работы на этот день, то кто будет лечить остальных пациентов? Милиция нас защищает. А буйные пациенты поступают каждый день, с алкогольным отравлением они, как правило, именно такие и приезжают.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Сергей Шаробайко, реаниматолог токсикологического отделения БСМП

Сергей Шаробайко, реаниматолог токсикологического отделения БСМП, рассказывает, что с каждым пациентом в алкогольном отравлении работают индивидуально. Решают, как именно помочь. В больнице пациент может провести и сутки, и трое.

«Пациенты сначала хамят и сопротивляются, а когда протрезвеют — извиняются»

В эту ночь один из пациентов с алкогольным отравлением в отделении реанимации из разряда тихих: ему сделали укол успокоительного, и он уснул.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Мужчина — хронический алкоголик, состоит на учете в диспансере, у него случаются эпилептические припадки. Он получает лекарства, но самое главное условие, чтобы они сработали и приступов не было, — не пить алкоголь. Однако он творчески подходит к процессу, пьет и лекарства, которые дает наркодиспансер, и алкоголь. В итоге оказывается в токсикологическом отделении БСМП. И такие пациенты здесь не редкость.

Еще один пациент отделения с алкогольным отравлением — мужчина лет 40. Количество спиртного, которое он выпил, трудно совместимо с жизнью. На вопросы он отвечает с трудом и говорит, что чувствует себя «да так». Медики отмечают, что улучшения у таких пациентов начинаются с осознания того, где они находятся.

Чуть позже полуночи сотрудники милиции приводят мужчину лет 55, почти все тело у него — в татуировках. Он всячески сопротивляется, ругается матом и кричит, что «из Афгана».

Мат от пациентов — здесь не редкость. Медики говорят, что когда пациенты трезвеют, некоторые начинают вести себя культурно.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Некоторых привозят с милицией.

— Под действием наркотиков, таблеток, алкоголя они хамят… Это можно простить, потому что такое состояние. Когда они приходят в себя, вроде бы уже нормальные люди. Разговаривают на «вы», просят, а не требуют. Но некоторые даже после того, как вышли из состояния алкогольного или наркотического опьянения, продолжают оставаться хамами. Это говорит о том, что воспитание не было заложено. Они не понимают, что если бы им не помогли, то через пару дней уже на кладбище были бы. Но их это не волнует, зато жалуются, что не могут позвонить из реанимационной палаты, требуют выписаться сию минуту с угрозами и жалобами в вышестоящие инстанции, — говорит Аркадий Костюкевич.

За те четыре часа, что мы провели в ночь с пятницы на субботу в токсикологическом отделении БСМП, увидели, как люди с помощью алкоголя самостоятельно доводят себя до страшного состояния, которое кардинально меняет их личность и сознание. Один из таких пациентов, несмотря на лечение и реанимационные мероприятия, утром скончался.

При этом только в прошлом году от случайных отравлений алкоголем в стране умерли 1497 человек. Более 95% смертельных исходов произошли вне больниц и не связаны с вызовом бригады скорой помощи.

-30%
-40%
-45%
-25%
-15%
-15%
-45%