опубликовано: 
обновлено: 
/

Судебное разбирательство о гибели в Печах рядового Александра Коржича подходит к концу. В четверг, 18 октября, обвиняемые по делу Евгений Барановский, Егор Скуратович и Антон Вяжевич выступили с последним словом.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Мама погибшего солдата Светлана Коржич

Мамы погибшего солдата Светланы Коржич на судебном заседании сегодня нет. Накануне она сказала, что не согласна с мнением гособвинителя, который уверен: причина смерти ее сына — доведение до самоубийства. Мама считает — это было убийство. Эту же версию озвучила в четверг, 18 октября, и ее адвокат.

— Мнение Светланы Коржич не совпадает с тем, что говорит гособвинитель и обвиняемые, — сказала защитник. Это, отметила она, подтверждает ряд фактов.

Например, экспертиза майки Александра Коржича установила: на ней мог быть биологический материал как погибшего солдата, так и не менее двух неустановленных лиц. Такая же ситуация с ремнем и пряжкой рядового. Кому принадлежит этот биологический материал, отметила защитник, неизвестно.

Фото: из архива Светланы Коржич
Александр Коржич. Фото из архива Светланы Коржич

— Чье ДНК обнаружило следствие? — задается вопросом адвокат. — Доводы, что лица, причастные к гибели Коржича, отсутствуют, не выдерживают никакой критики. Эти лица просто не установлены.

Подробно остановилась адвокат и на следственном эксперименте со статистами.

— Статистов провели к вентиляционной шахте подвала, где нашли тело Коржича, — говорит адвокат. — Но, как установлено в ходе следствия, из-за отсутствия лампочек света по всему подвалу не было.

Чтобы найти шахту, нужно было предпринять длительную попытку, отмечает адвокат. Ситуацию усложняла и низкая дверь в шахту. А информации, что Александр был здесь раньше и знал обстановку, нет.

— Получается, Коржичем в этот день должны быть совершены сложные действия. Однако, как говорил психиатр, это не характерно для суицида, — отмечает представитель Светланы Коржич.

Обратила внимание защитник и на то, что суицидальных мыслей Александр не высказывал. Он был полон планов на будущее.

Гособвинитель, отметила адвокат, говорил: солдаты находились в тяжелой психологической обстановке. Человек с психическим заболеванием, который попадает в такие условия, мог совершить самоубийство, повторила эти слова защитник.

— Но психического заболевания у Александра не было, он страдал психическим расстройством, — заявила адвокат.

Она обратила внимание, что, как сообщили в суде специалисты, при таком расстройстве у человека появляется страх смерти: «Это не согласуется с произошедшим».

— Свидетель К. на вопрос, почему он не обращался к вышестоящему руководству и не рассказывал о действиях, которые совершали по отношению к нему и сослуживцам, пояснил: «Не хотел быть стукачом». Такую позицию в той или иной мере озвучили все рядовые, — обратила внимание адвокат. — Это «не стучать», которое сильнее чувства собственного достоинства военнослужащих, с учетом безответственности, самоустранения и отсутствия контроля со стороны ответственных должностных лиц [… ], и повлекло к череде всех уголовных дел. Хочется верить, что виновные в смерти Коржича будут установлены и понесут заслуженное наказание.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Справа — Вяжевич, слева — Барановский

В последнем слове каждый из обвиняемых был очень краток.

— Хочу принести извинения потерпевшим и выразить соболезнования Светлане Николаевне Коржич, — сказал Антон Вяжевич. — В содеянном раскаиваюсь, вину осознаю.

Сержант Евгений Барановский сообщил, что основные факты обвинения признает и раскаивается.

— С тем, что виновен в самоубийстве Коржича, не согласен, — отметил он.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Егор Скуратович. Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Егор Скуратович также отметил: вину осознает, «но только в плане того, что совершил, а не того, что вменяют».

— Действий по отношению к Коржичу не совершал, сговора с сослуживцами не было, — сказал Егор Скуратович. — Остальные преступления, связанные со взятками, я признаю. Считаю, я это совершил и это доказано.

Он попросил суд быть объективным, принимая решение по делу. От этого, отметил, зависит «моя судьба». Егор поблагодарил родных, которые поддерживают его все это время, и извинился перед потерпевшими.

— Приношу свои соболезнования Светлане Коржич и извиняюсь перед ней за все Вооруженные Силы Республики Беларусь.

Во время судебных прений адвокаты обвиняемых сошлись во мнении: причинно-следственной связи в гибели Коржича и действий их подзащитных нет.

Причиной трагедии, отмечает Вадим Солтанович, адвокат Егора Скуратовича, могли быть вопросы со здоровьем Коржича или, например, действия других сослуживцев. Скуратович, говорит защитник, исходя из обвинения, якобы должен был предвидеть возможное самоубийство кого-то из подчиненных. Однако не проявил нужной внимательности и осмотрительности.

— Возникает вопрос, — обращает внимание Вадим Солтанович, — исходя из каких знаний, учитывая уровень развития, подготовки и не обладая экстрасенсорными способностями, Скуратович мог предвидеть самоубийство Коржича?

В своих показаниях почти все опрошенные, отмечает Вадим Солтанович, повторяли: находясь в медпункте, на неуставные отношения Коржич не жаловался. Александр был недоволен тем, что его не лечат или лечат не так, как нужно.

— Если брать абстрактную мысль обвинения, что Скуратович создал некую морально-психологическую обстановку — с чем защита не согласна, — в которой Коржич не смог продолжить службу […], то на скамье подсудимых должно быть и командование роты, и офицеры, и прапорщики, допускавшие неуставные отношения, — перечисляет Вадим Солтанович. — А также работники медперсонала, которые потеряли рядового из медроты. Психологи и психиатры, у которых Коржич не раз находился […], сотрудники военкомата. […] Если суицид продиктован тем, что рядовой находился на службе в вооруженных силах, то к беде привели ненадлежащие действия указанных лиц в совокупности. И все эти люди должны отвечать за случившуюся трагедию.

По мнению Кристины Марчук, адвоката Вяжевича, причины суицида могли быть разными. Например, какие-то бытовые моменты — отсутствие горячей воды, обеды.

— Вина Вяжевича и других обвиняемых должна быть доказана, а не предположена, — отмечает она. — Понятно, что Светлане Коржич сына уже никто не вернет, это трагедия. Но сейчас стоит вопрос о судьбе трех молодых парней, и важно, чтобы не произошла большая трагедия в их жизни.

Приговор огласят 5 ноября.

Напомним, в доведении до самоубийства рядового Александра Коржича обвиняют троих сержантов: Евгения Барановского, Егора Скуратовича, Антона Вяжевича. Им вменяют ч. 3 ст. 455 УК (Злоупотребление властью, повлекшее тяжкие последствия), ч. 1, 2 ст. 430 (Получение взятки), Барановскому еще и ч. 1 ст. 205 (Кража).

Процесс по делу о гибели солдата Коржича ведет судья Олег Лапеко, гособвинитель — Юрий Шерснев.

В среду, 17 октября, во время судебных прений гособвинитель заявил, что обвиняемые сержанты издевались над подчиненными, применяли к ним физическое насилие, заставляли отжиматься, в том числе в противогазах. Неуставные отношения в армии, считает прокурор, привели к самоубийству Александра Коржича. Фактов того, что к смерти рядового могут быть причастны другие лица, не установлено. Это было доведение до самоубийства, заявил Юрий Шерснев.

Гособвинитель попросил признать сержантов виновными и приговорить Евгения Барановского к 9 годам лишения свободы с конфискацией имущества, Антона Вяжевича — к 7 годам, а Егора Скуратовича — к 6 годам лишения свободы. Все трое, по мнению гособвинителя, должны отбывать наказание в колонии в условиях усиленного режима.

Тело Александра Коржича с майкой на голове и с ботинками, связанными шнурками, было найдено 3 октября 2017 года.

{banner_819}{banner_825}
-25%
-20%
-10%
-10%
-20%
-35%
-40%
-58%
-30%