/ /

Сегодня, 14 октября, День матери. Накануне праздника TUT.BY встретился с мамами белорусов, чьи имена часто можно встретить в СМИ. Мамы Александры Герасимени, Павла Северинца и Вадима Галыгина рассказали о семье, себе и, конечно же, детях.

Оксана Герасименя: «Когда дочки хотели пойти на ночную дискотеку, всегда у меня отпрашивались»

Оксана Николаевна Герасименя не очень любит публичность, зато всегда и во всем готова поддержать своих дочек — старшую Екатерину и младшую Александру. Для нее они не просто бухгалтер и известная пловчиха. Для нее они — наша Катя и наша Саша.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
До того, как прийти в бассейн, Оксана Николаевна вела в школе физкультуру. Мама никогда не хотела, чтобы дочки учились в школе, где она работает. «Детям учителей часто делают поблажки, а я хотела, чтобы они сами старались, — объясняет она. — Катя у нас училась на отлично, а Саше приходилось помогать. С тренировок она приходила уставшая, делала письменные и ложилась в постель. Я садилась рядом и читала ей устные. Иногда она засыпала, я параграф дочитывала и сама ложилась. Испытывали на практике теорию героев «Большой перемены». «Проблем с успеваемостью у нее не было», — говорит мама. Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Но вначале не совсем о них.

— Я самая счастливая бабушка, — не скрывает эмоций Оксана Николаевна и меняет ракурс разговора. — С мужем мы уже очень давно ждали внуков, а сейчас у нас их двое. Год назад Катя родила Славку, а в сентябре Саша — Софию.

Дипломы, медали, карьера — все это важно, говорит Оксана Николаевна, но материнская радость — в другом.

— В личной устроенности детей, — выводит она свою формулу счастья. — Когда вижу, что рядом с девочками есть те, кто их любит, заботится о них, — это как бальзам на душу.

С Оксаной Николаевной мы встречаемся в здании минского бассейна «Старт». Она тренер по плаванию. Когда-то здесь занималась Саша, но близкое родство с известной спортсменкой маме поблажек на работе не дает. А вот звонки от журналистов слышать приходится часто. Вот, например, недавний случай. В 16.28 Александра родила, а в 16.30 у Оксаны Николаевны уже завибрировал телефон. На том конце провода был корреспондент.

— Часто, особенно во время стартов, просят поделиться эмоциями, а это очень сложно. Бывает, мы еще и сами не успели ничего осознать, — с улыбкой рассказывает собеседница, но, шутит, к звонкам нужно быть готовой всегда.

Это она и как мама, и как спортсменка говорит. Раньше Оксана Николаевна занималась семиборьем. О себе рассказывает очень скромно: «рядовая спортсменка». А черно-белая фотография, что лежит перед ней на столе, подсказывает такой факт из биографии: во время «Олимпиады-80» она была в числе сопровождающих олимпийский огонь. На снимке Оксана Николаевна первая в колонне.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Оксана Николаевна, Виктор Иванович с дочками. Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

А вообще, она очень любила прыжки в высоту. В этом виде Оксана Николаевна кандидат в мастера спорта. Папа в семье — тоже спортсмен.

— Когда поженились, Виктор входил в сборную СССР по легкой атлетике. Уже тогда я пережила все эти сборы и соревнования, — возвращается она в то время. — Но вот еще интересное, у нас уже была Катюша, и мы ждали появления младшей. Муж оставил спорт — и его тут же забрали в армию. Из роддома с Сашей нас забирал дедушка. Честно, после этого всего я не хотела, чтобы дочки попали в профессиональный спорт.

—  Но все пошло не по плану, и девочки сами пошли на плаванье.

— Катя год позанималась и оставила, а Саше очень нравилось, — вспоминает мама. — Возник вопрос, чтобы она пошла в спортивный класс, и нас с папой вызвали к тренеру. Елена Владимировна (Елена Климова — тренер Александры. — Прим. TUT.BY) как раз набирала группу. Говорит: «Старшую вы мне не отдали, отдайте младшую». Саша сказала: «Я очень хочу». Мы решили, пусть пробует. Может, сама потом откажется.

Обо всем этом Оксана Николаевна вспоминает с юмором. На самом деле она мечтала, чтобы дочки танцевали. На танцевальный мама сначала отвела Катю, а за ней потянулась и Саша. Результаты были неплохие. Их показывали по телевизору и звали на концерты. И, возможно, Александра стала бы артисткой, если бы не одна история.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— После пятого класса она выступала на «Славянском базаре», — возвращается к тому случаю мама. — А их класс в это время как раз уезжал в Мосты в спортивный лагерь. Дочка на день опаздывала. Я в то время была в командировке в летнем лагере. У папы отвезти ее тоже не получалось. Когда из Витебска дочку привезли домой, он созвонился с тренером в Мостах, предупредил, что посадит ребенка на поезд, и попросил встретить. Виктор договорился с проводницей. Она разбудила Сашу за остановку, сказала: «Тебе на следующей выходить». Дочка, видимо, ее не так поняла и сразу выскочила. Получилось, не доехала одну станцию, но не растерялась. Подошла к дяде в форме, что ходил по перрону, объяснила ситуацию. Дядя посадил ее в кабину к машинисту товарного поезда, и тот отвез ее в нужное место.

Мобильных тогда не было, и о своих приключениях маме с папой Александра написала в письме.

— Мне сложно передать, что я чувствовала, когда все это читала, — говорит Оксана Николаевна.

В общем, тогда семья решила: нужно выбирать что-то одно, и танцы Саша оставила.

— Все равно девочка у вас смелая.

— Саша — это характер, — отвечает мама.

— Как вы или папа?

— У нас в семье все разные. Виктор более вспыльчивый, Катя — рассудительная, а я очень мягкая и терпеливая.

— Дочки этим, наверное, пользовались?

— Когда хотели пойти на ночную дискотеку, всегда у меня отпрашивались, и я отпускала. Папа меня потом ругал: «Как ты могла?! Девочек… одних…». А я им доверяла, и они мое доверие оправдывали.

На кухне мама с Сашей и Катей тоже команда. Причем, со своими традициями. На день рождения старшей, например, они всегда пекут «Муравейник», младшей — «Графские развалины», а мамы — творожник.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Пока девчонки были детьми, мы часто ездили семьей отдыхать на Нарочь, — показывает снимки Оксана Николаевна и говорит, что теперь у дочек свои планы на отдых. — Зато на Новый год мы до сих пор всегда собираемся вместе.

А еще вместе они встречают Сашу с соревнований и смотрят ее выступления.

— Я, папа и Катя садимся у компьютера или телевизора и болеем, — рассказывает мама. — До основного старта, чтобы хоть как-то отвлечься и не переживать, семечки едим. А когда уже плывет, зажимаем кулачки… И, не знаю даже, дышим или нет… Честно, смотреть очень сложно. Я уже Саше говорила, что гипертоником стала. От волнения без конца давление прыгает.

— Можно ведь и не смотреть.

— Нет, это наша поддержка. Верю, так мы передаем ей нашу положительную энергию. Когда на Олимпиаде в Лондоне она получила второе серебро, мы видели: Саша расстроилась. Она рассчитывала на золото. На награждении дочка чуть не плакала, а мы смотрели на нее по телевизору и плакали.

— Не пожалели, что разрешили ей остаться в спорте?

— Нет, ведь в спорте она себя нашла.

— Что сложнее, быть мамой пловчихи или двух дочек.

— Мамой вообще сложно быть. Ведь нужно очень любить своих детей, понимать их и в любой ситуации стараться поддержать.

Татьяна Северинец: «Я категорически против физического наказания»

Общественная активистка и в прошлом школьная учительница Татьяна Северинец — мать троих успешных детей. Старшая, Анна, — известный педагог и литератор. Средний, Павел, — политик, один из лидеров партии БХД. Младшая, Дарья, — кандидат технических наук. Кроме того, Татьяна Евгеньевна — счастливая бабушка семерых внуков.

Фото: Игорь Матвеев,TUT.BY
Татьяна Северинец. Фото: Игорь Матвеев, TUT.BY

— Говорят, учительским детям не хватает родительского внимания — мол, оно в большей степени достается ученикам. Вашей семьи коснулась такая проблема?

— Мои дети — а они погодки, никогда не росли без внимания. Хотя работа в школе, конечно, забирала много времени. Но я всегда знала, где мои дети и что с ними происходит. Припишу себе в заслугу, что с малолетства воспитывала в них самостоятельность. Мне, по сути, оставалось раз в неделю проконтролировать дневник и каждый день поинтересоваться их делами. Если надо — помочь, если надо — пожурить…

Кроме самостоятельности Татьяна Северинец считала очень важным привить детям ответственность:

— Человек должен всегда отвечать за свое слово, за порученное дело. Чтобы воспитать это в детях, иногда приходилось быть достаточно жесткой. Каждый из них знал свои обязанности по дому. Они сами отвечали за уборку: девочки — в своей комнате, Павел — в своей. Было организовано и дежурство по кухне. И если я приходила из школы (а случалось, что и поздно вечером), и посуда не вымыта, а дежурный уже спал, я его будила и говорила: «Прости, я поднимаюсь в 5 часов утра, мне надо приготовить вам завтрак, обед и «задел» на ужин. Значит, если я буду еще мыть и вчерашнюю посуду, то ты останешься без обеда». Провинившийся вставал, шел и мыл тарелки. Мое строгое убеждение: дети должны подчиняться родителям, выполнять их волю.

Фото: личная страница Татьяны Северинец в Фейсбук
Татьяна Северинец с мужем Константином, сыном Павлом, невесткой Ольгой, дочерью Дарьей и внуками Гришей, Соней, Глебом. Фото: личная страница Татьяны Северинец в Фейсбук

Некоторые методы воспитания дети переняли у Татьяны Евгеньевны и теперь применяют уже к ее внукам. Хотя, конечно, делают это со своими педагогическими корректировками:

— Дашенька — тоже очень требовательная. А вот Аня — другая, она мягкая. Павел хоть в детстве на меня и обижался, когда я будила его мыть посуду, сейчас понимает и говорит: «Я тоже так буду делать».

Многодетная мама признается, что не только не запрещала детям в меру проказничать, но и сама нередко участвовала в ребячьих шалостях. А еще в семье были популярны игры:

— Например, Чебурашка писал детям письма, а если они совершали добрые дела, то выдавал им по рисовому зернышку. У всех троих был специальный мешочек для этих зернышек. У сестер и брата был дух соревнования: кто же больше насобирает хороших дел. Тогда ему доставались хвала и аплодисменты всей семьи. В целом у нас всегда ценилось духовное общение. А подарки приветствовались в основном те, что сделаны своими руками. Я рада, что это перешло и к следующему поколению. Не передать радость, которую я получаю, принимая самодельные подарки от внучат.

Смешных историй, когда Аня, Даша и Паша были маленькими, по словам Татьяны Евгеньевны, было множество.

Фото: личная страница Татьяны Северинец в Фейсбук
Татьяна Северинец с сыном Павлом. Фото: личная страница Татьяны Северинец в Фейсбук

— Как-то семья переживала тяжелое время, не было денег. Приехали гости, положили в холодильник копченую курицу. Пока они ходили по своим делам, дети ее и уничтожили. И гости, и мы, родители, увидев это, хохотали. А вот сами дети — хоть их никто и не ругал — до сих пор вспоминают об этом со стыдом.

Или еще такая история вспоминается. По дороге в школу в деревне в Оршанском районе, где мы с мужем тогда учительствовали, стоял сарайчик с торфом для протопки печек. И вот маленький Павел обожал «нырять» в эту торфяную крошку. «Нырнет», поднимется с черным лицом и хохочет. Если не разрешать ему это делать, кричать: «Паша, стой!» — он еще быстрее побежит к этому торфу. Воспрепятствовать можно было только одним: «Ну, беги, сынок, беги!». Тогда остановится.

Вместе с тем, признается мама, были и ситуации, когда дети «подкидывали» сложные педагогические задачи:

— Были проблемы возраста у Ани. Однажды услышала от нее резкости, посадила рядом, и мы с ней долго разговаривали, дочь меня поняла. У Даши подростковый период начался позже, чем он обычно бывает. Но тоже пережили. С маленьким Павлом проблем практически не было. Они начались, когда он вырос, уехал в Минск и ушел в политику. И это потребовало от нас с мужем больших духовных сил. Ведь это нужно было не только принять, но и поддерживать сына.

Когда у Павла из-за его активной гражданской позиции начались проблемы в университете, нас с мужем пригласили в деканат. Сказали: «Таких талантливых студентов на геофаке у нас еще не было. Академия наук ему точно после вуза обеспечена. Но куда он полез? Зачем ему нужна эта политика? Пожалуйста, остановите его». Но мы знали своего сына. И знали, что он не свернет с выбранного пути, но не сомневались, что он будет достойным человеком. Поэтому сказали: «Сын, это твоя жизнь, твоя дорога. Но знай: мы всегда рядом».

— Сейчас активно обсуждают, могут ли родители физически наказывать детей. Приходилось ли вам прибегать к этому?

— Я категорически против физического наказания. Был случай, когда один из моих детей провинился, и я его шлепнула по попе. Этого хватило, чтобы никогда в жизни больше руку на ребенка не поднимать. Я до сих пор это помню и каюсь.

Не могу терпеть, когда на ребенка кричат: «Идиот ты, такой-сякой». Или говорят ему: «Отстань, ты мешаешь». Что значит «отстань»? Ты же его родила, и как тебе может мешать твой ребенок? Да, у него бесконечные вопросы. От них никогда нельзя отмахиваться.

Фото: личная страница Татьяны Северинец в Фейсбук
Татьяна Северинец с младшим внуком Франтишком, апрель 2018 года. Фото: личная страница Татьяны Северинец в Фейсбук

У внуков Татьяны Евгеньевны — большая разница в возрасте: самому маленькому Франтишку, сыну Павла, — всего полгодика, а старшие — Глеб и Евгения (дети Дарьи и Анны) — уже студенты.

— Я безумно люблю всех своих внуков. Но так получается, что сейчас в центре внимания — самый маленький, Франтишек. Мы все не нарадуемся на него. Это изумительный малыш — такой позитивный, улыбчивый, спокойный! Но радуют и остальные внуки, они все очень разные.

И хоть дочери и сын давно взрослые, для мамы они все равно — дети:

— Мне нужно каждый день с каждым из троих поговорить. Если это по каким-то причинам не происходит, мне тяжело. Но, конечно же, они и сами звонят. Особенно трогает, когда в какой-то жизненной ситуации за помощью в первую очередь они обращаются именно ко мне.

Галина Галыгина: «Сын с детства любит футбол, а я лет 12 болею»

Сыну Галины Галыгиной 42, но она все равно зовет его Вадимка. Дочке — 34, хотя для Галины Антоновны она Ингуля. «Мне так больше нравится, — объясняет мама, почему их так называет. — Для меня они всегда дети».

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY.
На вопрос, кого легче воспитывать, мальчиков или девочек, Галина Антоновна отвечает: «Не знаю, когда любишь одинаково, они одинаково растут». Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY.

Галина Антоновна человек веселый, скромный и хозяйственный. В пятницу она закрыла дачный сезон и вернулась в Минск зимовать. Честно признается: теперь закаток не катает, только понемногу всего сажает.

— Я сама из деревни, с детства к земле привыкшая, — рассказывает о себе. — А дети ругаются, чтобы сильно не работала. Вадимка приезжает, только замечает, что еще одна грядка появилась, сразу: «Мама, я же говорил не надо». Жалеют, контролируют. А у меня, может, спортивный интерес. Ну не могу я сложа руки сидеть.

А сейчас на руках у Галины Антоновны шотландская вислоухая. С хозяйкой они сидят на диванчике в квартире на 13-м этаже. Животное в доме всего три месяца, но семейные обращаются к нему уважительно — Фоминична. Для самых близких можно сокращенно — Фима.

— Так в фильме героиня называла кота, мне понравилось, — мама юмориста вспоминает, как у ее малышки появилось имя. Животных Галина Антоновна очень любит, но еще больше ей нравится футбол. Всеми кричалками она за БАТЭ.

— Сын с детства любит футбол, а я лет 12 болею, — начинает она новую тему. — В 2004-м, когда мужа не стало, мне было очень тяжело дома сидеть, друзья пригласили на футбол. Вернулась после матча, говорю Вадимке: мне понравилось. Он обрадовался, стал меня билетами снабжать. Потом «Борисов-Арену» построили, начал нам вдвоем с подружкой абонементы покупать.

Матчи Галина Антоновна старается не пропускать. Летом ездит на игры прямо с дачи. После ночует в Борисове у подруги, а утром на электричке снова на грядки. Осенью маршрут немного меняется. Сначала она направляется в Борисов к подруге, а оттуда они уже вместе на стадион.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
«Вадимка учился хорошо, Инга чуть-чуть подленивалась. Сын еще «р» не умел выговаривать, а говорил, что хочу быть хилургом, — мама по-детски произносит последнее слово. — Я ему купила стопку энциклопедий. Он готовился в медучилище». Вадим Галыгин с мамой болеют за БАТЭ. Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— Когда Вадимка в Минске, мы уже с ним туда едем, — рассказывает мама и говорит, что болеть за БАТЭ ей подсказал сын.

Впрочем, у Галины Антоновны для этого и своих причин не мало. Она работала на борисовском заводе и даже была его акционером.

— Муж одно время служил в Печах. Когда нас, как семью военного, направили в Монголию, я хотела акции забрать, но не было куда вложить. Потом случилась перестройка, мы вернулись в Беларусь, но всем стало уже не до этого.

— А какая игра вам больше всего запомнилась?

— С «Зенитом», — возвращается в тот вечер Галина Антоновна. — Получилось, что мы с Вадимом оказались в секторе питерских болельщиков. Они кричали: «Зенит, вперед!», а мы «БАТЭ, вперед!». Я еще удивилась, а как это нас так рассадили. А если мы биться начнем.

— Начали?

— Нет! Это же спорт. Здесь не должно быть никакой злости. Наши тогда проиграли, и я гостей с победой поздравила.

— Когда вы с сыном на матче, а к нему подходят поклонники за автографом, тоже не злитесь?

— Я в сторонку отхожу. Может, кто и не догадывается, что я его мама. Я горжусь детьми, но никогда ничего не афиширую, тихонечко себе живу. За все время только один раз в санатории у меня спросили, не однофамилица ли Галыгина. Я призналась: «Это мой сын».

— А они?

— Растянули: «Аааа» — и все, мы разошлись.

С сыном и дочкой Галина Антоновна очень близка. Инга тоже живет в Минске, поэтому мама часто ездит к ней в гости, с Вадимом созванивается по несколько раз в день. Сразу, вспоминает, когда он только уезжал выступать в Россию, с собой у него был лишь пейджер, а у нее домашний.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY.
«Когда стали показывать КВН, мы уже служили в Мачулищах, — вспоминает Галина Антоновна. — Все соседи по площадке сходились к нам смотреть». Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY.

— Связи никакой, переживала.

Теперь есть Viber и WhatsApp — расстояние так не чувствуется.

— Они с дочкой меня берегут, ничего плохого не рассказывают, — описывает собеседница свою семью. — Хотя мы очень дружные. Раньше перед Новым годом садились вместе и писали стихи. Инга, например, на утреннике была Снежинкой — ей про снежинку, Вадимка — клоуном, ему про клоуна.

Детей, вспоминает Галина Антоновна, воспитывала по-советски, в строгости. Кем быть, никогда не навязывала, но всегда учила: не положил, значит, не бери, уважай старших, плохие слова не говори.

— Дома у нас никогда не ругались матом, а тут, когда он в «Камеди» начал выступать, слышу, мой ребенок на всю страну, — вот она материнская строгость. — Я ему звоню, Вадимка, говорю, а он мне: «Мама, все в порядке». Ну и все, я потом второй раз включила, третий. Смотрю, молодежь смеется до слез. Если людей это веселит, пожалуйста. Я же понимаю, время сейчас другое, и нам, родителям, нужно под него подстраиваться.

И это для Галины Антоновны не просто слова. Она хоть и на пенсии, но человек активный. С подружками и в театр ходит, и на балет. А иногда даже на «дискотеку для тех, кому за…». Идеи детей мама тоже поддерживает. Не так давно, например, участвовала в клипе Вадима и «Ленинграда» — «8 Марта».

— Пела в деревенском хоре, — вспоминает она свою роль и то, что их снимали 11 часов. — Как согласилась? Сын сказал: «Нужна массовка, хочешь?», я: «Давай!». Многие потом меня узнали, спрашивали, как ты туда попала? Некоторые возмущались: «Зачем ты снялась, там же ругательные слова». Я ни с кем не спорила, все старалась в шутку перевести. Отвечала, может, если бы не эти слова, никто бы ничего и не заметил.

— Шутят у вас дома часто?

— Конечно, вот ко мне подруга в гости приезжает, хочу ее на «Лебединое озеро» сводить. Так дочка каждый раз, когда звонит, спрашивает, или мы пачки уже пошили.

— А какое ваше самое важное достижение как мамы?

— Горжусь, что вырастила детей и дождалась внуков. Это — главное на земле.

-20%
-10%
-20%
-11%
-10%
-20%
-30%
-10%
-10%
-10%