/ /

Саамы — северный народ, который заселяет территории четырех стран — Норвегии, Швеции, Финляндии и России. Их насчитывается всего 80 тысяч, но саамы все равно сумели сохранить свой язык, традиции и остались верны главному промыслу — оленеводству. Права крохотного народа отстаивают специальные органы культурного самоуправления — саамские парламенты. TUT.BY посмотрел, как шведские саамы живут за полярным кругом, готовят десяток блюд из оленины и слабо представляют себе, что за страна Беларусь и чем она отличается от России.

Партнер проекта
Партнер проекта

Журналисты TUT.BY проехали всю Швецию, чтобы изучить страну и сделать о ней серию репортажей. Вместе с официальным сайтом Швеции на русском языке представляем наш путеводитель по стране викингов, победившего социализма, хоккея и IKEA.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Шаманство, оленеводы, форель из ближайших вод

Саамы издавна вели кочевой образ жизни, селились в конусообразных вежах (временных жилищах, построенных из шестов, поверх которых укладывали шкуры), разводили оленей и доверяли предсказаниям шаманов. Сегодня представителей этого финно-угорского народа почти не отличить от среднестатистического европейца. Большинство саамов живут в комфортабельных домах, носят модную брендовую одежду, устраиваются на стандартную работу «с восьми до пяти». Они не избегают глобализации, но во многом остаются верны традициям.

Саамы разговаривают на родном языке и отдают детей в саамские школы. Да, возможно, это непрактично — на саамских диалектах говорит меньше 100 тысяч жителей планеты Земля. Зато патриотично, а это очень характерно для саамов. Они не просто не стесняются национальной принадлежности, но и делают на этом бизнес.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

В маленькую саамскую деревушку Юккасьярви, которая находится в 20 километрах от самого северного города Швеции — Кируны, съезжаются путешественники со всего мира. Здесь сосредоточены туристические компании, которые за деньги знакомят гостей с бытом и культурой народа. Американцы, испанцы, русские и китайцы едут в такую даль, чтобы покормить с рук домашних оленей, попробовать ароматную форель, выловленную в паре километров от ресторана, и посмотреть на жителей деревни, в современном мире вымаливающих хорошую погоду не для себя, а для домашнего скота.

Калифорнийцы Вероника и Даг прилетели на конференцию в южный шведский город Лунд. Но в выходной день американцы, изнеженные солнцем, решили приехать на север Скандинавии и запечатлеть чарующее северное сияние. Мы встречаем их в туристическом домике компании Nutti Sámi Siida AB, которая завлекает иностранцев экскурсионными программами и теплыми обедами из оленины.

— Я всегда интересовался культурой коренных народов, много читал про индейцев. Было любопытно увидеть быт саамов хотя бы в музейном формате, — говорит калифорниец Даг. — Надо сказать, мы впечатлены. Мы с Вероникой прилетели из высокотехнологичной густонаселенной Америки, а здесь другие скорости и какой-то другой мир. Слышал, что некоторые саамы до сих пор занимаются оленеводством, строят вежи, следуют за скотом в жару и мороз — это же удивительно!

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Молоденькая девушка по имени Сельма прибыла в туристическую компанию на двухнедельную стажировку. Отец Сельмы — наполовину саам. Для розовощекой девятиклассницы из города Буден, что в центре Швеции, идея выехать из повседневной суеты и сблизиться с природой и своими корнями звучит как увлекательное приключение. Сельма не боится непривычных обязанностей: без всякой брезгливости убирает за оленями, насыпает в ведра корм для скота, дружелюбно продает сувенирку в местной лавке.

— Первый день, но уже столько знаний и эмоций! — смеется девушка. — Сейчас мне нужно поджарить на огне рыбу и мясо для очередной группы туристов. Практика обещает быть интересной.

Связь с природой, настоящий саам, знакомство в пабе

Саамке Иде-Марии — 37 лет. У нее три дочери и маленький туристический бизнес. Раньше Ида работала на крупную трэвел-компанию, но посчитала, что той не хватает душевности. Теперь женщина приглашает гостей в свою саамскую вежу, расположенную рядом с частным домом их семьи, и знакомит туристов с культурой саамов при помощи пяти органов чувств. Здесь гостей чаруют запахи костра, охапки горных трав, развешанные на шестах, и домашний хлеб-лаваш, который хозяйка раскатывает и выпекает прямо в шатре по аутентичной рецептуре. Ида достает стопку семейных снимков, рассказывающих о том, как меняется жизнь традиционной саамской семьи в разные поры года.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

— Заниматься оленеводством в Швеции могут только члены саамской деревни. Сегодня это не основной промысел саамов, но наша семья придерживается давних традиций, — поясняет Ида-Мария. — Большую часть года мы с мужем и детьми живем в Юккасьярви, а во время миграции оленей следуем за ними. Ютимся в горных домиках, где могут останавливаться любые члены саамской общины, либо в шатрах, построенных на скорую руку.

В Швеции насчитывается примерно пять тысяч оленеводов. Это где-то четвертая часть от всех саамов, проживающих в стране.

— Я считаю, что у настоящего саама должен быть олень. Эти животные — связующее звено между человеком и природой, молодым и старшим поколениями. Саамы издавна были очень близки с природой. Взгляните, даже сейчас вы сидите на земле и укрываетесь шкурой оленя, — раскатывая тесто для хлеба, говорит Мария. — В последнее время многие саамы устраиваются на офисную работу и теряют важную, едва уловимую связь с культурой. У них просто не остается времени пообщаться со старшими и перенять их драгоценный опыт.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

По закону право на занятие оленеводством утрачивается, если представители двух предыдущих поколений им не воспользовались. После этого вернуться в саамскую общину и приобрести оленя для саама становится проблематично.

— Если бы мой муж не стал заниматься оленеводством, наши дочери все равно еще могли бы законно приобрести оленя. Но если бы и они отказались от этого права, то внуки бы уже не стали оленеводами, — приводит пример Ида-Мария. — Сегодня в стране существует страшная проблема: молодые саамы совершают суициды из-за страха не оправдать ожиданий семьи. Бывает, молодежь стремится в мегаполис и не хочет заниматься оленеводством, но испытывает давление со стороны старших. Хотя подобный образ жизни должен быть добровольным выбором, а не обязательством, — считает Ида-Мария.

— Не все из наших дочерей заинтересованы в том, чтобы продолжить семейное дело. Старшей сейчас 13 лет, и она уже поглядывает в сторону Стокгольма. Ей интересен дизайн одежды. Если дочка захочет уехать из деревни в столицу, мы с мужем не будем препятствовать.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Современные оленеводы выглядят довольно продвинуто. Они следуют за оленями не на собачьих упряжках, а на снегоходах. Но олени все равно остаются центром их вселенной и определяют планы.

— Мы просим ясную погоду не для своего комфорта, а для оленей. Мечтаем о хорошем лете не для себя, а для оленей, — улыбается Ида-Мария. — Продажа животных — наш основной доход, то, на что семья живет весь год. Такой уклад жизни может показаться кому-то странным, но ход мыслей жителей саамской деревни отличается от других. Мы с мужем даже поженились в горах, на природе — там наше сердце. Хотя познакомились в пабе, да-да… Раньше свободного времени было больше.

Рецепты из мозгов оленя, безотходное производство, саамские школы

Мария отмечает, что сегодня саамы носят национальные костюмы только по праздникам (как украинцы и белорусы — вышиванки).

— Но еще 70 лет назад мы ежедневно надевали традиционные наряды.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Свободное время саамы чаще всего проводят на природе: собирают грибы, травы, ягоды, ходят на рыбалку. Они убеждены: самая полезная еда — свежая и необработанная. Поэтому в их рационе очень много натуральных даров природы. А еще саамы любят посвящать вечера рукоделию.

— Многие изделия — сумочки для кофе, головные уборы, теплые накидки — сделаны из шкур оленей. Стремимся к тому, чтобы производство было безотходным.

Самые популярные и любимые блюда хозяйки готовятся предсказуемо из оленины.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

— Мы используем в пищу не только филейную часть. Настоящие саамы знают десятки рецептов из мозгов, сердца или языка оленя. Но самое вкусное блюдо, пожалуй, бульон из оленины на чуть подсоленной воде.

Дочери Иды-Марии ходят в саамскую школу. Всего в Швеции таких школ пять.

— Там девочки изучают язык и богатую культуру. У нас есть знаковые события, которых с нетерпением ждут все саамы. Например, недавно моя младшая дочь получила на 5-летие в подарок от родителей свой первый нож. На протяжении жизни саамы держат его при себе, особенно когда выходят на природу. Нож — наш главный инструмент. Он нужен в рукоделии, при обработке мяса и шкур. Мой первый ножик даже сегодня висит у меня на поясе, — демонстрирует Ида-Мария.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

На вопрос, не скучно ли ей жить в сельской местности, лишая себя путешествий и насыщенной культурной жизни больших городов, Мария отвечает:

— Это точно не проблема. Есть столько всего интересного, что можно исследовать внутри себя, в своей душе! Ко мне приезжают люди из разных уголков планеты и рассказывают удивительные истории из собственного опыта. Это намного увлекательнее стандартных поездок в Таиланд.

«Что такое Беларусь и чем она отличается от России?»

Саамка называет наследие культуры своего маленького народа подарком судьбы. Она радуется тому, что дети свободно говорят на саамском языке, который вряд ли пригодится им для поступления в университет или продвижения по карьерной лестнице. Зато именно он делает их саамами, считает собеседница.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Ида-Мария неспешно разливает по кружкам фирменный кофе и с интересом берет на себя роль интервьюера.

— А теперь вы расскажите мне, что такое Беларусь? Я никогда не слышала о такой стране, хотя мы здесь пользуемся интернетом и смотрим ТВ.

Рассказываем про 10 миллионов населения, город-герой Минск, делаем краткий экскурс в историю.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

— А что насчет языка? Белорусский отличается от русского? Вы говорите на нем? Ну, хотя бы в семьях? — сыплет вопросы саамка. — Почему белорусы редко общаются на своем языке, если он существует? Мне сложно понять, чем вы тогда отличаетесь от России. Саамов меньше ста тысяч, но мы трепетно относимся к родному языку. Недавно моя старшая дочь Ида-Луиза выбирала в школе, какой язык изучать углубленно — саамский, испанский, французский… И она выбрала свой родной, представляете? Возможно, со знанием иностранного у нее было бы больше перспектив. Но саамский язык — часть ее сердца и души. Ни на одном другом мы не можем так ясно выразить свои чувства и эмоции, как на родном. А вы можете?

Путеводитель по стране викингов, победившего социализма, хоккея и IKEA

"Сложно понять, чем вы отличаетесь от России". Как живет крохотный северный народ в Заполярье
Модные пешеходы и "велопиджачки". Фоторепортаж из раскованного Стокгольма
"Еле справляемся со спросом". Как шведы заставили весь мир покупать бесполезных деревянных лошадок
IKEA много не бывает? Репортаж из шведского агрогородка, в котором рябит от IKEA
Без Санты, но с северным сиянием. Фоторепортаж из шведской Лапландии
"В газетах писали, что мы мучаем детей". Как устроен шведский клуб, где штампуют игроков НХЛ
"Преступления совершают не мигранты, а банды". Репортаж из "запретной зоны" Мальмё
Никаких поборов, криков и вегетарианское меню в столовой. Репортаж из бесплатных шведских школ
Соленые конфеты и вонючая селедка. Пробуем странную шведскую еду
"Избавьтесь от предубеждений". Женщина-священник - о семейных ценностях и феминизме в Швеции
"По утрам варил дочке каши". Новополочанин переехал в Швецию и узнал, что такое декретный отпуск
"Туалет на этаж в общаге? Здесь такое сложно представить". Белоруска - об учебе в Швеции
Йога, медитация и телевизор в каждой камере. Как в шведской тюрьме сидят убийцы, воры и грабители
Штрафы, парковки и еда. Как мы проехали 2200 км по Швеции
Стихи Мицкевича и станция в цветах белорусского флага. Фоторепортаж за 700 евро из метро Стокгольма
"Сегодня на обед лазанья". Как устроены детсады в Швеции, где мальчики могут ходить в платьях
"Сложно понять, чем вы отличаетесь от России". Как живет крохотный северный народ в Заполярье
Модные пешеходы и "велопиджачки". Фоторепортаж из раскованного Стокгольма
{banner_819}{banner_825}
-10%
-20%
-55%
-20%
-20%
-20%
-5%
0062551