/

Уже три недели Следственный комитет проверяет слова обвиняемых сержантов о том, что сотрудники КГБ во время предварительного расследования оказывали на них давление. Ожидается, что 17 октября будут оглашены результаты проверки.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Судебное заседание во вторник, 9 октября, началось с того, что прокурор Юрий Шерснев заявил ходатайство о приобщении к материалам уголовного дела случаи самоубийств за 2016−2018 годы, где люди связывали себе руки перед тем, как уйти из жизни.

— По этическим соображениям не буду называть фамилии, в деле имеются фотографии, — говорит гособвинитель.

— Это не наше дело, возражаю, — заявил один из адвокатов, остальные защитники его поддержали.

Напомним, 3 октября 2017 года тело Александра Коржича было найдено в подвале с майкой на голове и связанными ногами. По версии следствия, рядовой в темном подвале повесился сам. Как показал следственный эксперимент, все это можно было сделать, освещая помещение зажигалкой.

Суд решил удовлетворить ходатайство прокурора, чтобы «всесторонне исследовать дело». И коротко без имен и фамилий огласил шесть историй самоубийств, где люди надевали пакет на голову, связывали руки сзади или спереди. Во всех трагедиях следствие пришло к выводу: состава преступления нет, это самоубийство.

Процесс по делу о гибели рядового Александра Коржича возобновился 8 октября после перерыва в три недели. Все это время СК проверяет слова обвиняемых сержантов о незаконных методах расследования со стороны КГБ.

— На данном этапе проводится проверка, ориентировочно она будет готова 17 октября, и в судебном заседании будут представлены соответствующие документы. Ходатайствую о перерыве в процессе, — заявил прокурор Юрий Шерснев.

Суд объявил перерыв.

Напомним, в доведении до самоубийства рядового Александра Коржича обвиняются трое сержантов: Евгений Барановский, Егор Скуратович, Антон Вяжевич. Им вменяют ч. 3 ст. 455 УК (Злоупотребление властью, повлекшее тяжкие последствия), ч. 1, 2 ст. 430 (Получение взятки), Барановскому еще и ч. 1 ст. 205 (Кража). Максимальный срок — 12 лет лишения свободы.

Во время допроса в суде обвиняемые не стали отрицать неуставные отношения, но заявили: их действия не могли стать причиной трагедии. Уже год потерпевшая Светлана Коржич, мама погибшего солдата, настаивает на версии убийства. В качестве аргументов женщина приводила пример, что накануне Александра осматривали психиатры и поставили диагноз «здоров», у сына не было мыслей о самоубийстве, он строил планы на будущее, и не раз задавала вопрос: как в темном подвале мог повеситься Александр?

— Слишком усложненный суицид. По словам следователя, Коржич расстегнул китель, снял майку, застегнул китель, завязал шнурки и надел на голову майку. Для того чтобы повеситься, слишком много действий, — говорила в суде психиатр военного госпиталя Нина Бубенчик, которая поставила диагноз Коржичу «здоров».

{banner_819}{banner_825}
-10%
-20%
-20%
-40%
-50%
-10%
-20%
-20%
-20%