/

«И МЧС, и все службы, которые у нас были, в один голос удивляются: „Это чудо, что вы вообще остались живы“. Все вокруг нас искрило, горело, падало, рушилось! Но у меня, жены и сына — ни царапинки! Потерянного жилья, конечно, жалко, но это самая меньшая беда, которая могла произойти при таком пожаре. Слава Богу, что сами уцелели», — эмоционально рассказывает TUT.BY Антон Гирон, хозяин дома в деревне Мальки Браславского района, в который во время ночной грозы 4 сентября попала молния. Постройка, увы, не пригодна к проживанию. В минувшую ночь семья спала в автомобилях, сейчас срочно решается вопрос с покупкой нового дома.

Фото: braslav-star.by
Фото: braslav-star.by

ЧП произошло в четвертом часу ночи 4 сентября. Над деревней Мальки Друевского сельсовета Браславского района проходил грозовой фронт. В одноэтажный частный деревянный дом, обложенный кирпичом, попал разряд молнии.

С двух сторон кирпичная кладка обрушилась полностью, с двух остальных — частично. Кроме того, разрушился фронтон, разбились окна, повреждены печь и имущество. Однако горения при этом не было.

«Дом электрифицирован и газифицирован (газовая установка не повреждена), АПИ не установлен. Хозяин, его жена и взрослый сын покинули жилое помещение самостоятельно. Пострадавших нет. Причина повреждений — проявление сил природы», — сообщил о происшествии МЧС.

Но за сухой сводкой — человеческие эмоции. 53-летний владелец разрушенного дома Антон Гирон рассказывает, как началась гроза:

— Шел четвертый час ночи, было где-то 3.15. Но мы с женой поздно не спали: смотрели кино. Сын тоже в своей комнате долго не спал, сидел за компьютером. Он у нас уже взрослый — почти 25 лет, пограничник, но сейчас в отпуске. Началась гроза. К этому моменту мы все уже легли в постели. Но на небе стало сильно гудеть, пошел ливень. И жена встала, чтобы поотключать из розеток электроприборы. Выключила свет, телевизор и всю технику по дому, кроме холодильника. Как-то выскочило из головы, что и его надо отключить.

Но на кухне, как потом, уже после пожара, увидели хозяева, ничего не сгорело: ни проводка, ни лампочка, ни холодильник. «Эта комната находится с той стороны дома, которая пострадала меньше», — объясняет глава семьи.

— Гроза усилилась. Лежим с женой, разговариваем: как пережить эту ночь. Буквально секунда — и такой страшный, сумасшедшей силы хлопок! Как взрыв или выстрел какой! Мы в армии были на полигоне, но такого я не помню, чтобы так сильно что-то там взрывалось. Искры по всей комнате, дым, на голову что-то сыплется, проводка стреляет, люстры отрываются… Непонятно, что вокруг происходит. На некоторое время даже была потеря сознания… Спрашиваю у жены: «Ты живая?» — «Живая». — «Выбегаем быстро на улицу!». И бежим из дома чуть ли не в чем мать родила: в одном белье, босиком. А везде на полу — разбитые стекла! Быстро среагировал и сын, тоже выбежал во двор.

Фото: braslav-star.by
Фото: braslav-star.by
Фото: braslav-star.by
Фото: braslav-star.by

Во дворе стояли два автомобиля: один принадлежит главе семьи, второй — сыну. Сели внутрь, стали звонить в МЧС.

— Но пожара как такового не было. То есть дом разрушился, но огня не было. Спасатели, несмотря на ливень и раскисшую дорогу-гравийку, приехали быстро, минут за десять: ближайший пост МЧС от нас недалеко — в агрогородке Друя, это 12 км, — рассказывает Антон Петрович. — Они сразу же обесточили дом.

По оценке хозяина, «дом 1992 года постройки весь разрушен, его уже если и отстраивать, то полностью, с нуля». Пострадало и имущество. Мужчина перечисляет ущерб:

— Фронтона нет — ветер гуляет. Печке — всё. Отопительная плита разрушена, две стены, двери, антресоли разлетелись… Сруб разъехался. Из-под потолка пошли щели. Окон нет. Кирпичи все выскочили, как и труба от дымохода. От телевизора не осталось ни одной детали. Куски от него летели из спальни в зал. Сгорела зарядка для телефона: она была в сети. Хорошо, что хоть сам телефон не стоял на зарядке. Стол, где был телевизор, развалился на две половины. Кошмар, короче, что творилось! А ведь наша кровать находилась от телевизора в каких-то полутора метрах.

Фото: braslav-star.by
Фото: braslav-star.by

Антон Гирон опровергает информацию, что семья живет у родственников:

— Это неправда. Минувшую ночь (кстати, снова была гроза в наших краях) мы спали в машинах: сын — в своей, мы с женой — в нашей. Местная власть нам предложила в Друе дом от ЖКХ. Но там разморожено отопление. Поэтому я сам присмотрел в Друе добротный дом. Но пока не можем с хозяйкой сойтись в цене. Она хочет продать его за 8 тысяч долларов, но он столько не стоит — Друя вымирает.

Антон Петрович и его жена работают в Друе соцработниками. Зарплаты небольшие. Но предприятие, по его словам, обещало семье «немного финансов подкинуть». Директор местного хозяйства также выделил в помощь пострадавшей семье трех человек, которые ликвидировали последствия ЧП:

— Они пленкой закрыли все окна, помогли кирпичи пособирать, поскладывали их. А сами мы привели в божеский вид то, что еще можно. Отобрали одежду, к счастью, она цела. Это хорошо, а то все-таки скоро и зима. Не пострадали и документы. Были у нас из «Белгосстраха», сказали: страховка будет обязательно, и сумма будет неплохая, ведь дом был не старый. Помогла нам деньгами и сестра из Латвии.

Фото: braslav-star.by
Фото: braslav-star.by

Антон Петрович не перестает радоваться, что в доме, где все «стреляло и искрилось», все остались живы:

— Как мы сами уцелели — это не иначе как чудо! Ведь ни на ком из нас троих — даже ни царапинки, никаких повреждений. И так все люди — и МЧС, и другие службы — говорят: «Чудеса какие-то просто, такого не бывает!».

Если у кого-то из читателей есть желание помочь пострадавшей семье, звоните, пожалуйста, по телефону: +375 33 390−17−03.

{banner_819}{banner_825}
-99%
-20%
-20%
-70%
-21%