Наталья Поспелова специально для TUT.BY

Новость об очередном инциденте в детском доме семейного типа (ДДСТ) заставляет задуматься о том, а что, собственно, не так в этом королевстве альтернативной заботы о детях, оставшихся без попечения родителей? Почему практически ежегодно и на регулярной основе достоянием общественности становятся случаи педофилии, жестокого обращения с детьми, самоубийств детей, выросших в ДДСТ?

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Наталья Поспелова — специалист по семейному неблагополучию и устройству детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. 28 лет работала в органах охраны детства Беларуси, из них 12 — в Национальном центре усыновления. Автор более 100 методических и публицистических работ по проблемам социального сиротства и семейного неблагополучия. Одна из основателей республиканского портала по поиску семей для детей-сирот www.dadomu.by и единственного в СНГ ежемесячного издания для замещающих родителей и специалистов органов опеки и попечительства — газеты «Домой!». Референт Белорусского общественного объединения замещающих семей «С надеждой». Профессиональная специализация: альтернативные формы жизнеустройства детей-сирот; споры родителей о воспитании детей; сопровождение семей, желающих принять или уже принявших детей-сирот на воспитание.

E-mail автора nastapos@mail.ru.

Первые ДДСТ появились почти 30 лет назад. Идею предложил Советский детский фонд имени Ленина. Казенные институциональные учреждения, куда чаще всего помещали детей-сирот, доказывали свою несостоятельность: из детдомов и школ-интернатов, как правило, выходили молодые люди к жизни не приспособленные и социально уязвимые. Несмотря на распространение и тиражирование идей важности и правильности коллективного институционального воспитания сирот, прогрессивная часть общества всегда искала пути и средства минимизировать негативные последствия учрежденческого воспитания на личность ребенка.

Когда на конец 1980-х — начало 1990-х годов прошлого столетия в ряде советских республик пришелся пик социального сиротства, Совет министров СССР в 1988-м отреагировал на это постановлением о создании детских домов семейного типа. Как тогда, так и теперь ДДСТ принимали на воспитание от 5 до 10 детей-сирот. В Беларуси первые ДДСТ открылись в 1989 году.

Однако уже к середине 1990-х стало понятно, что для их функционирования необходимы серьезные экономические вливания, энтузиазма родителей-воспитателей оказалось маловато. Высказывались сомнения в целесообразности ДДСТ в свете большого числа детей-сирот у одного родителя-воспитателя (иногда число воспитанников доходило до 15 и больше). Это приближало условия жизни детей в ДДСТ к детдомовским, лишенным семейственности, персонифицированного внимания.

Отсутствовали (впрочем, как и сейчас) четкие критерии оценки деятельности родителей-воспитателей и ДДСТ в целом, что на практике создавало и продолжает создавать сложности при проведении анализа положения детей в ДДСТ. К примеру, воспитанники ДДСТ работают на приусадебном участке. Это принудительный детский труд, эксплуатация беззащитных, «понабирали, а теперь наживаются» или это социальное закаливание, трудовое обучение и воспитание, привитие навыков, жизненно необходимых сиротам в самостоятельной жизни, когда «никто ничего за тебя не сделает»?

Так или иначе, но благодаря 280 ДДСТ в нашей стране на сегодняшний день без малого две тысячи детей растут в семейных, а не интернатных условиях. И что самое важное: содержание детей в этой форме семейного устройства обходится налогоплательщикам дешевле, чем в приемной семье и существенно дешевле, чем в условиях детских интернатных учреждений. Похоже, именно из-за этого ДДСТ (по сравнению с иными формами семейного устройства осиротевших) окружены наибольшим вниманием со стороны исполнительной и распорядительной власти. На открытии ДДСТ непременно присутствует районное и областное руководство, высокопоставленные гости посещают семьи в преддверии тематических праздников. Так складывается картина неустанной заботы о детях, опаленных сиротством. Обратной стороной этой медали нередко становится эмоциональное выгорание родителей-воспитателей, вынужденных постоянно доказывать свое соответствие высокому вниманию. Порой — любой ценой.

«От пяти до десяти»: много или мало?

Говорят, где начинается цифра — заканчивается человечность. Попробуем выделить «плюсы» и «минусы» ДДСТ, очевидные не только с точки зрения социально-педагогического менеджмента этой формы семейного воспитания, но и с позиций общественного внимания.

ДДСТ позволяет одномоментно принять на воспитание осиротевших детей из одной многодетной семьи, в этом у него абсолютный приоритет перед другими формами семейного воспитания. Не существует в природе усыновителей, готовых к одномоментному приему троих и более детей; даже опекунские семьи, создаваемые в подавляющем большинстве случаев родственниками, редко рискуют и если в замещающем семейном воспитании нуждаются родственники из многодетной семьи, принимают на воспитание, как правило, младшеньких, в результате чего старшие уходят либо в учреждения, либо в другие семьи… Одномоментный прием нескольких детей-родственников, утративших попечение родителей, в новую семью сохраняет связи братьев и сестер, купирует боль от потери родной семьи.

Еще одно немаловажное достоинство ДДСТ — сравнительная легкость административного контроля. Одно дело — выехать и проконтролировать 6−7 приемных семей, изучить в каждой стиль и методы воспитания, другое — посетить один ДДСТ и уже иметь представление о том, как и чем живут 7−10 детей.

Наверное, на этом перечень «административных» достоинств ДДСТ как формы семейного воспитания детей-сирот заканчивается.

Когда «дешево и сердито»

Сегодня средняя наполняемость белорусского ДДСТ — порядка 7 детей. Бывает, как видим, и больше: и 10, и 11. Постоянно случающиеся в ДДСТ инциденты (как со взрослыми, так и с детьми) позволяют сделать вывод о том, что ДДСТ как наиболее экономичная форма профессионального замещающего родительства является наиболее уязвимой.

ДДСТ — психологически перегруженная форма семейного устройства с точки зрения численности принимаемых на воспитание. Ребенку, пережившему разлуку с родными, имеющему отягощенный анамнез жизни в неблагополучной семье, жизненно необходимо личное внимание новых взрослых, претендующих на роль базовых. В условиях ДДСТ предоставить такое внимание взрослых (а не старших детей, «их заменяющих») — без титанических усилий невозможно.

Многолетние наблюдения показывают, что порой осиротевших детей из многодетной семьи, как ни парадоксально, лучше бы разделить, передав на воспитание в разные семьи с обязательством поддерживать контакты между братиками-сестричками. Старшим детям, взвалившим на себя, пока мама с сожителем пила, непосильную и недетскую ношу заменить младшим родителей, тоже надо побыть детьми…

Младшим надо выйти из-под дисфункциональной опеки старших, чтобы суметь наладить свои отношения с другими окружающими, ведь и за пределами семьи есть жизнь.

Рисунок Насти, 7 лет
Рисунок Насти, 7 лет

ДДСТ — психологически перегруженная форма с точки зрения административного контроля за положением детей в ней. Людей, принявших сирот на воспитание, на местном уровне просто задергали. Оно и понятно: как бы чего не вышло, отвечай потом за тех, кто «понабирали и наживаются»! В качестве ответной реакции ДДСТ превращаются в безотказных хэдлайнеров: мы и комиссию встретим, и свой дом-хозяйство-огород покажем (нам скрывать нечего! все напоказ!), и в конкурсе поучаствуем, и выставим свою семейную команду, и «приходите к нам, когда вздумается — мы гостям завсегда рады!». В результате до семейной автономности ДДСТ далековато, появляется заорганизованность, в силу которой жизнь в некоторых ДДСТ давно превратилась в будни пионерского лагеря круглогодичного пребывания. ДДСТ просто обязаны предоставлять многочисленным проверяющим красивую картинку. Иногда — любой ценой, в том числе — дисциплинируя детей недопустимыми методами, потому что ресурса (сил и времени) на поиск подходящего варианта дисциплинирования у взрослого просто не остается. Если поинтересоваться, проводятся ли местные и республиканские конкурсы на звание лучшей замещающей семьи в Англии или, к примеру, в Швеции, — то ответом будут круглые глаза тамошних специалистов.

ДДСТ — психологически перегруженная форма с точки зрения общественного внимания. Многодетность как форма семейного уклада мало представлена в жизненной практике, не прописана в житейских стереотипах, своим размахом многодетность никак не впихивается в массовую урбанистическую культуру (посмотрите на серийное городское жилье: оно явно не для многодетной семьи…). Искусственно созданная многодетность за счет воспитания под одной крышей детей из разных семейств, с разными (нередко противоречащими друг другу) потребностями, всегда была и еще долгое время будет притчей во языцех и травмирующим фактором с навязнувшим в зубах лейтмотивом «понабирали и наживаются».

Не хотелось бы обобщений. Родители-воспитатели — люди сплошь разные, как и дети, которых они приняли на воспитание. Есть те, кто ценой невероятных усилий вытаскивает детей из неблагополучного небытия и приспосабливает к жизни в обществе на равных, а не в качестве скорбного потребителя госгарантий. Для них работа в ДДСТ — длиной в жизнь. Есть другие: поработали, устали и разбежались, «ничего личного». Есть третьи: устали, не получили вовремя поддержки, не сдержались, оскандалились, переступили черту…

«Как часто мы заморачиваемся сырниками»

В одном столичном ДДСТ детей попросили назвать любимые блюда. Ответы замысловатостью не удивили: макароны, пельмени, сосиски. И дети сильно задумались о том, что такое сырники. Решили нарисовать. Рисунки впечатлили. В этом месте по умолчанию растет ропот недовольства и пробивается пресловутый, уже неоднократно помянутый лейтмотив. А давайте по-честному: в одно-двухдетной семье — как часто мы заморачиваемся с сырниками? А сколько их приготовление займет времени у родителя-воспитателя? На 8−9−12 человек?

Очередной неформатный инцидент с детьми из ДДСТ расследуют, как всегда, компетентно и непредвзято. Действиям родителя-воспитателя дадут надлежащую оценку. Но чтобы и в следующий раз после драки не махать кулаками, можно предложить следующее.

В многодетную замещающую семью (позволю так назвать ДДСТ) обязательно нужен помощник по хозяйству. Пример есть в опыте SOS-детских деревень. Тогда родителям-воспитателям можно будет и сырники печь, и на балалайках играть с терапевтическими целями.

На практике следует стремиться к низшей границе установленной численности детей, принимаемых на воспитание: «от пяти». Пять воспитанников, а не десять.

Очень важно создавать условия для развития и поддержки и тех, кто работает с детьми-сиротами, и тех, кто отслеживает положение детей в таких особенных семьях.
И, наверное, самое главное: не нужно спешить оценивать события, происходящие в ДДСТ, с точки зрения нормативной семейственности и нормативных педагогических установок. В ДДСТ это не работает. Слишком особенный и неформатный путь проходят взрослые и дети навстречу друг другу в ДДСТ.

-10%
-55%
-15%
-50%
-20%
-10%
-48%
-15%
-20%
-35%
0068422