Поддержать TUT.BY
68 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Песков — о дворце в Геленджике: Кремль не имеет права разглашать
  2. «Нет, алкоголем не пахнет вообще». BYPOL опубликовал свое расследование по факту смерти Романа Бондаренко
  3. В Tinder появились профили студентов, которые сейчас в СИЗО. Как так получилось
  4. BYPOL указал на участие в событиях 11 ноября во «дворе перемен» бойца ММА. Что о нем известно?
  5. Сугробы, метель и монохром. Смотрите, как Брест и Гродно накрыло сильным снегопадом
  6. В мире уже больше 100 млн человек с коронавирусом. Какие страны лидируют по числу зараженных?
  7. На пациента, ударившего в «политическом конфликте» врача скорой в Бресте, завели уголовное дело
  8. «Службой был доволен, не жаловался». Что известно о погибшем в части в Островце 18-летнем срочнике
  9. 1000-летие Бреста и аккумуляторная эпопея. Чем запомнился теперь уже экс-губернатор Анатолий Лис
  10. Четыре спальни, гостиная и терраса. Проект каркасного дома на 108 «квадратов» со сметой
  11. Тест по роману Короткевича. Его должен пройти на 10 из 10 каждый белорус
  12. У кого было больше шансов найти работу в кризисный 2020 год? Вы удивитесь, но это не «айтишники»
  13. «Я одна здесь уже 10 лет». История Галины, которая живет в мертвой деревне. Почти
  14. Последствия «Ларса»: более 2200 обесточенных пунктов, упавшие деревья, подтопленные дома и застрявшие машины
  15. Топ-баскетболистка Беларуси не верит, что в стране все останется как есть. И вот почему
  16. Англия глазами белоруса: чем плоха и хороша британская жизнь
  17. Источники: в Витебске задержали прокурора города
  18. Правозащитники опубликовали доклад о пытках в Беларуси
  19. Что происходит в Беларуси 27 января
  20. Руководителей МЗКТ, МТЗ, БЕЛАЗа и других предприятий обвиняют в получении взяток от россиян
  21. Горный инженер из Могилева предлагает пешеходный туннель под Днепром — и это звучит круто. Он все рассчитал
  22. Бегуна из Новополоцка ждет суд за фото с забега Zombie Run. Соседи считают их «исключительно циничными»
  23. «С мешком на голове привезли на границу, а милиционеры: «Добро пожаловать домой». Юрист ФБК о протестах
  24. Врач Никита Соловей больше не главный инфекционист Минска
  25. В Беларуси планируется внедрение еще двух программ скрининга рака — рака желудка и легкого
  26. Видеофакт. В Минске замечена бронемашина — ранее ее не удавалось опознать
  27. Представитель власти — это кто? Разобрались с юристом, кого нельзя будет оскорблять по новому УК
  28. «Любимая пациентка» доктора Менгеле. Как белоруска выжила после опытов палача из Освенцима и написала письмо его сыну
  29. Конфликт в столичной маршрутке. Водитель хотел высадить пассажира из-за неприятного запаха
  30. Вынесли приговор минчанину, которого обвиняли в нападении на сотрудника ОМОНа, — 5 лет колонии


/ /

13 августа в РНПЦ неврологии и нейрохирургии прошел внеочередной ученый совет. Поводом собраться стало 80-летие профессора Арнольда Федоровича Смеяновича — нейрохирурга, который каждый год делает более 200 сложных операций. Сам именинник до последнего стоял в операционной, затем быстро сменил медицинский костюм на «гражданский» и пришел в зал, где собрались его коллеги, ученики, пациенты. «Слишком много хорошего вы сказали про меня. Нужно отрабатывать», — заулыбался Арнольд Федорович. Своими принципами жизни и оптимизма профессор Смеянович поделился с TUT.BY.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY
Доктор медицинских наук, профессор, академик Национальной академии наук Беларуси, заслуженный деятель наук Республики Беларусь Арнольд Федорович Смеянович

11 августа Арнольду Федоровичу исполнилось 80 лет. Каждый понедельник, вторник, среду и четверг он приходит в операционную, садится за микроскоп и делает то, чем занимается уже 55 лет.

Три часа перед «ученым советом в расширенном составе и торжественной обстановке» Арнольд Федорович тоже провел в операционной.

— Операция была непростой. Удалял невриному слухового нерва, уже на четвертой стадии. Сложность заключалась в том, чтобы сохранить лицевой нерв.
Ведь когда растет опухоль (а по размерам она была с каштан), лицевой нерв на ней растягивается и спаивается. Бывает очень трудно его отделить. Но все прошло успешно.

«Первые операции были тревожные. Но когда ты знаешь, что делать и как поступать, уже не волнуешься»

— Первые операции на головном мозге были тревожными, потому что малейшее упущение может привести к тяжелым последствиям, которые останутся на всю жизнь. Со временем потихоньку привык к таким операциям, как и ко всему в жизни люди привыкают.

Сначала я помогал своему учителю профессору Злотнику Эфраиму Исааковичу — основателю белорусской школы нейрохирургии. К тому моменту прошло не менее трех лет с тех пор, как я был зачислен в его клинику. Однажды он делал операцию, а потом вдруг сказал: «Продолжай сам». Я открыл опухоль небольших размеров, Эфраим Исаакович консультировал: «Теперь отделяй ее». В его присутствии я отделил и дальше заканчивал операцию сам.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

Сейчас мне операции не запоминаются, потому что все понятно с самого начала: что нужно делать, как поступать. Поэтому я не очень волнуюсь. Волноваться приходится тогда, когда не знаешь.

Как боролся с тревогой? Читал, изучал, анализировал, и потом потихонечку дело наладилось. Когда ты знаешь и уверен в своем знании, тревога исчезает.

В нейрохирургии я с 1963 года. Можете представить, сколько я видел? Но даже с таким опытом за плечами невозможно знать все.

Головной мозг всегда останется загадкой для ученых. Не одно поколение ученых будет еще исследовать и изучать его. Проблема пока остается. Так же, как и проблема рака. Раньше говорили: «К XXI веку проблема рака будет решена». Вот уже почти 18 лет 21 века прошло, а проблема все так же далека от решения.

«Хотел быть врачом, а не зятем влиятельного человека»

— О том, кто отец моей будущей жены, я не знал поначалу. Когда мы с ней познакомились, она рассказала, что ее отец работает в райкоме партии. Кем? «Секретарем каким-то». Ну хорошо, секретарем так секретарем. Только потом выяснилось, что он первый секретарь Логойского райкома партии.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

С супругой мы расписались в конце нашего обучения — вместе оканчивали институт. Когда приехали в Логойск в гости к тестю, он предложил: «Не нужно ехать в Дрибин по распределению, можете остаться здесь. Тут, в Логойске, тоже нужны врачи-хирурги». А я про себя подумал: «Нет, спасибо, я хочу поработать там. Хочу быть врачом, а не зятем влиятельного человека». Думаю, и правильно сделал, что не согласился. Там я был бы в определенном смысле под колпаком, а так — прошел весь путь сам, от начинающего врача до этих дней.

"Отправлял бы начинающих врачей в провинцию". Нейрохирург о том, как сохранить здоровье и оптимизм

«Нужно разговаривать так, чтобы пациент поверил в тебя как хирурга и одновременно в себя — тогда все будет хорошо»

— Перед операцией я всегда говорю правду родственникам: что есть, что может быть и что будет потом. Пациента, который идет на операцию, стараюсь не пугать. Он все-таки страдает, и если начинаешь говорить ему злую правду, он теряет силы. Поэтому настраиваю так: «Давайте надеяться, что все будет хорошо. Думаю, все так и будет». Нужно вселять надежду. Надежда умирает последней — это я знаю точно. Ни в коем случае нельзя запугивать. Нужно разговаривать так, чтобы человек поверил в тебя как хирурга и одновременно в себя — тогда все будет хорошо.

После операции я говорю пациенту: «Вот видите, все получилось. Опухоль удалили, теперь ее у вас нет. Вы поправитесь и будете дальше жить хорошо».

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY
Главврач лечкомиссии Ирина Абельская и академик Арнольд Смеянович

Конечно, мы переживаем за каждого пациента. Неприятно, когда вроде нормально делаешь операцию, а человек не выходит из этого состояния. Еще хуже, когда он погибает. Но что поделать, такова жизнь, а врач — не Бог. Мы привыкаем, потому что по-другому, к сожалению, быть не может. Хотя, конечно, до конца привыкнуть к смерти невозможно. Коль выбрали эту специальность, нужно относиться по-человечески. Никто не заставлял идти в медицину. Если работаешь врачом, будь добр, помогай людям. Так звучат клятва Гиппократа и нормальные советы всех учителей.

В своей работе я использую советы моих учителей. Конечно. На этом строится жизнь — все лучшее передавать из поколения в поколение.

Своим ученикам я внушаю, что нужно работать, не лениться, стремиться достигать поставленных целей, писать диссертацию, статьи. Говорю: «Не будете этим заниматься, ничего из вас не получится. Будете стремиться — достигнете любых вершин». Хотя обычно ученики смотрят, как поступают старшие, и перенимают этот опыт. Не обязательно выражать что-то словами. Когда человек видит пример, он подсознательно следует ему.

«Если человек живет очень долго, когда все ближайшие родственники, друзья уже ушли, ему становится неинтересно»

— Какой момент своей жизни мне хотелось бы повторить? Повторять не надо, потому что все периоды жизни интересны и хороши. Конечно, хотелось бы подольше наблюдать эту прекрасную жизнь, как она протекает не только у тебя, но и у жены, детей, внуков, правнуков. Однако всему есть ограничение, и это, наверное, правильно. Если человек живет очень долго, когда все ближайшие родственники, друзья уже ушли, жить становится неинтересно.

Каждый человек устает, если много работает. Но мысли о том, чтобы бросить врачебную практику и науку совсем, отказаться от работы, за 55 лет ни разу не приходили в голову. Видите, сколько мне лет, а я все работаю. И вот прямо сейчас позвонили, вызывают в операционную. Если бы не любил эту работу, уже давно бы от нее отдыхал, как некоторые пенсионеры.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

Восстанавливаюсь я обычно: отдыхаю. Что для меня отдых? Недоспал — надо поспать, пройтись по улице, свежим воздухом подышать. На дачу в выходные очень люблю ездить. Вот сейчас много яблок падает, нужно их куда-то девать, вывозить в болото на коляске. Потихоньку работаю: то траву нужно скосить, то порядок навести. Люблю физическую нагрузку.

«Пройдет мое время — эпохой будут называть других специалистов, которые растут сейчас»

— Вчера вас много раз называли «эпохой в нейрохирургии». Ощущаете себя эпохой?

— Нет, что вы. То, что говорили… Так принято говорить на подобных юбилеях. Я воспринял это… Перебор, как говорят. Конечно, я сделал в белорусской нейрохирургии какой-то шаг, но точно не тяну на большую эпоху. Пройдет мое время — эпохой будут называть других специалистов, которые растут сейчас. Вот выступали мои ученики, поздравляли — я рад. Их у меня — 19 кандидатов медицинских наук и 4 доктора медицины.

К возрасту, конечно, люди присматриваются, особенно пациенты: «А, вам 80 лет!». Уже другое отношение. Хотя и обращают внимание, какой я человек, как у меня дела идут. Академик Угрюмов из Петербурга делал операции и в 100 лет. Я, конечно, до 100 лет оперировать не буду.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY
Поздравить с юбилеем Арнольда Смеяновича пришли лучшие врачи Беларуси

Я, откровенно говоря, допускаю все. Если человек не хочет, чтобы я оперировал, то не возражаю. По крайней мере пока у меня получается [делать операции] — не буду хвастаться — не хуже всех остальных. Так это оценивают мои ученики, не я сам.

-15%
-10%
-17%
-20%
-25%
-50%
-15%
-33%