опубликовано: 
обновлено: 
/ /

В четверг, 9 августа, Минский областной суд продолжил рассматривать уголовное дело о гибели рядового солдата Коржича в Печах. Как передает корреспондент TUT.BY, показания дает мама погибшего, Светлана Коржич.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Суд определил, что обвиняемые должны быть допрошены первыми, однако они воспользовались своим правом и отказались от дачи показаний на данной стадии процесса. Сержанты выступят после потерпевших и свидетелей.

Во время процесса Светлана Коржич, мама погибшего рядового, выступает в суде эмоционально. Ее внимательно слушают обвиняемые, делая при этом записи в тетрадях.

— Саша мне сказал: «Отслужу в армии и буду спать спокойно», — хотя была возможность взять отсрочку. Мы проводили его в торжественной обстановке. Сын стал служить в мае 2016 года, ему как раз перечислили зарплату в 600 рублей, а уже после 5 июня позвонил и сказал: денег уже нет. В части пошел слух, что приехал богатенький хлопчык из Пинска и у него можно было забирать деньги, — вспоминает в суде Светлана Коржич.

По словам женщины, каждую неделю она отправляла сыну по 50 рублей, помимо этого, к нему ездили друзья, привозили продукты. А потом в какой-то момент сенсорный телефон рядового Коржича оказался у обвиняемого Евгения Барановского.

— Все шло нормально, пока ставки не возросли. Это не защитники отечества, а преступная группировка. Я почему-то не вижу здесь офицерского состава, — говорит Светлана Коржич, показывая рукой на клетку с обвиняемыми.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Справа — Вяжевич, слева — Барановский.

Женщина рассказала, как однажды ночью Александр проснулся и увидел, что другой солдат висит в петле. Коржич его снял и тем самым спас жизнь. Чем больше служил Александр Коржич, тем больше денег нужно было ему высылать.

— Уже по 50 рублей ежедневно, — уточняет мама погибшего солдата.

Незадолго до смерти Коржича его маме позвонил сержант Барановский, интересовался, чем болел рядовой и не симулирует ли он болезнь. В сентябре 2017 года Коржич дважды попадал в медроту.

— Во время нашего последнего разговора сын сказал: «Мама, осталось продержаться две недели». Высокий суд, поймите, я готова была заплатить, чтобы сына не били и он спал спокойно. В сентябре выслала 100 рублей, а потом Саша отказался им платить, — рассказывает во время допроса потерпевшая Светлана Коржич.

Женщина не верит, что сын мог покончить с собой. У него были планы на жизнь: собирался открыть собственное дело, семья достроила большой дом. Светлана Коржич в очередной раз отмечает: она не знает, что было с 26 сентября по 3 октября. В период, когда пропал Александр Коржич и его тело было найдено в подвале.

— Где был солдат? Почему никто его не ищет? Я звонила Барановскому, трубку не снимал. Создается впечатление: они знали, где он находится, — предполагает потерпевшая. — А потом Барановский потребовал у сына 150 рублей за то, что сын попал в медроту. Они же взяли Сашу как заложника. Выходит, чтобы служить в армии, нужно нанять телохранителя? За несколько дней до смерти Коржич заплатил Евгению Барановскому 30 рублей, чтобы тот его охранял.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Прокурор очень подробно расспрашивает Светлану Коржич, почему не сообщила никому, если знала про денежные отношения в армии.

— Он взрослый был мужчина, сказал, сам разберется. Или я должна была бросить работу и приехать его охранять? Так у него была уже охрана (Евгений Барановский. — Прим. TUT.BY), которая не справилась. Вон родители другого солдата, Бастюка (Романа Бастюка нашли повешенным в марте 2017 года. — Прим. TUT.BY), пожаловались руководству, и что? — отвечает потерпевшая.

Мама погибшего солдата попросила суд приобщить к делу фотографии, которые были сделаны после его смерти. По ее мнению, «выкрученные руки и дырки на голове» говорят об убийстве единственного сына. У следствия другая версия — это было доведение до самоубийства.

Суд удовлетворил ходатайство потерпевшей, чтобы на процесс в качестве дополнительных свидетелей были вызваны сотрудники части в Печах и врачи, которые осматривали тело Александра 3 октября, а также психолог.

— Учитывая вашу позицию, хотел уточнить: это все ваши ходатайства? Или хотите, чтобы суд вызвал других свидетелей, назначил дополнительные следственные действия? — обратился к Светлане Коржич прокурор Юрий Шерснев.

— Я хочу знать, как командир роты организовал доставку моего сына из медроты 26 сентября? Как Саша мог пропасть на 8 дней? —  отвечает потерпевшая.

Суд удовлетворил все заявленные ходатайства потерпевшей Светланы Коржич. После чего судья Олег Лапеко спросил, откуда потерпевшая знает про «ошейник с иголками».

— Сам Саша рассказывал про этот метод воспитания. Говорил, ошейник надевали на ночь солдату, если он двигался, иголки начинали впиваться в тело. Я спросила у сына, делали ли ему такое, он сказал нет. Он только чистил зубной щеткой умывальник, — вспоминает разговор с сыном Светлана Коржич.

Сегодня мама Коржича вспоминала, как хоронила сына.

— За гробом ехало 50 машин, чтобы между военными и ребятами не было стычки во время похорон, вызвали ОМОН, — рассказывает Светлана Коржич.

Напомним, 3 октября тело рядового нашли в подвале с майкой на голове и связанными шнурками. Сразу Следственный комитет заявил — это самоубийство. Но Светлана Коржич с этим не согласилась, обратилась к президенту, после этого СК возбудил уголовное дело и задержал более 10 человек. В суде подробно выясняется, почему Светлана Коржич настаивает на версии об убийстве. Женщина вспоминает, когда Сашу привезли хоронить, один из военнослужащих сказал другу Александра: последний был в долгах и его за это убили. Чуть позже парень отказался от этих слов.

— Якобы я его с кем-то перепутала. Может, на него давили. Ко мне Следственный комитет тоже приезжал, хотел закрыть рот, но я потерпевшая мама. Что думаю, то и говорю, — эмоционально говорит потерпевшая.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Напомним, в первый день суда на процесс пришли 24 потерпевших и журналисты, в зале оставалось много свободных мест. Четыре часа прокурор Юрий Шерснев зачитывал обвинение сержантам: Евгению Барановскому, Егору Скуратовичу и Антону Вяжевичу. Им вменяют ч. 3 ст. 455 УК (Злоупотребление властью, повлекшее тяжкие последствия), ч. ч. 1, 2 ст. 430 (Получение взятки), Барановскому еще и ч. 1 ст. 205 (Кража). Максимальный срок — 12 лет лишения свободы.

По версии следствия, военнослужащие неоднократно брали у подчиненных деньги за право пользоваться мобильными телефонами и требовали от них продукты. В обвинении подробно описывается этот список: пакетики кофе «Нескафе», пакетики кофе «Голден», вафли, сигареты, «Роллтон», шаурма, пицца, пирожки, семечки. Светлана Коржич, мама погибшего солдата, возмутилась таким обвинением. Ведь о последнем дне жизни сына сказано мало и скупо: 26 сентября Александр пошел в подвальное помещение и повесился. К этому его подтолкнули действия сержантов, которые требовали деньги, еду и заставляли выполнять физические упражнения после отбоя.

— За кофе и «Роллтон» не убивают, я устала сидеть и слушать это, — говорила в первый день суда журналистам Светлана Коржич. — Только сказали, что Саша пропал 26 сентября, пошел и повесился. Я с этим не согласна. Каждую неделю скидывала по 50 рублей, уже и купила бы им этот кофе и «Роллтон».

Сержантов обвиняют в доведении до самоубийства рядового Коржича, предъявляя им статью ч. 3 ст. 455 УК (Злоупотребление властью, повлекшее тяжкие последствия). Фигуранты дела ее не признают. По версии следствия, обвиняемые неоднократно поднимали солдат после отбоя и заставляли отжиматься, иногда это нужно было делать в противогазе.

— С замиранием на полусогнутых руках, что те и делали против своей воли, испытывая моральные страдания и унижения, — зачитывал обвинение прокурор Юрий Шерснев.

Кроме того, солдат били по рукам и ногам, а одного из них заставили облизать ершик для унитаза.

{banner_819}{banner_825}
-30%
-10%
-60%
-30%
-10%
-20%
-10%
-15%
-20%