1. «Пышка не дороже жетона». Минчане делают бизнес на продукте, за которым в Питере стоят очереди
  2. Рынок лекарств штормит. Посмотрели, как изменились цены на одни и те же препараты с конца 2020-го
  3. Минское «Динамо» проиграло в гостях питерскому СКА
  4. В Беларуси ввели очередные пенсионные изменения. Что это означает для трудящихся
  5. Один из почетных консулов Беларуси в Италии подал в отставку из-за несогласия с происходящим после выборов
  6. Тихановская рассчитывает на уход Лукашенко весной
  7. Под Молодечно задержали компанию из 25 человек. МВД: «Они собирались сжечь чучело в цветах национального флага»
  8. Год назад в Беларусь пришел коронавирус. Рассказываем про эти 12 месяцев в цифрах и фактах
  9. Пенсионерка из электрички рассказала подробности о задержании и Окрестина
  10. Судьба ставки рефинансирования, обновленный КоАП, дедлайн по налогам, заморозка цен. Изменения марта
  11. «Первый водитель приехал в 5.20 утра». Слухи о «письмах счастья» за техосмотр привели к безумным очередям
  12. «Куплен новым в 1981 году в Германии». История 40-летнего Opel Rekord с пробегом 40 тысяч, который продается в Минске
  13. Год назад в Беларуси выявили первый случай COVID-19. Что сделано за год, а что — нет
  14. Защитник Бабарико и Колесниковой подал жалобу в суд на лишение его лицензии, но ему отказали
  15. Чиновники придумали, что сделать, чтобы белорусы покупали больше отечественных продуктов
  16. Автозадачка с подвохом. Нарушает ли водитель, выезжая из ворот своего дома на дорогу?
  17. «Усе зразумелi: вірус існуе, ад яго можна памерці». Год, как в Беларусь пришел COVID: поговорили со вдовой первой жертвы
  18. Фанаты белорусских футбольных клубов массово объявляют о бойкоте матчей
  19. «Врачи нас готовили к смерти Саши». История Марии, у чьей дочери пищевод не соединялся с желудком
  20. Показываем, как выглядит часть зданий БПЦ на улице Освобождения, ради которых снесли объекты ИКЦ
  21. Минчане пришли поставить подпись под обращением к депутату — и получили от 30 базовых до 15 суток
  22. «Ашчушчэнія не те». Все участники РСП вышли на свободу после 15 суток ареста
  23. «Будет готов за три-четыре месяца». Частные дома с «завода» — сколько они стоят и как выглядят
  24. Белоруска едет на престижнейший конкурс красоты. И покажет дорогое платье, аналогов которому нет
  25. Во всех районах Беларуси упали зарплаты, в некоторых — больше чем на 300 рублей
  26. 57-летняя белоруска выиграла международный конкурс красоты. Помогли уверенность и советы Хижинковой
  27. Секс-символ биатлона развелась и снялась для Playboy (но уже закрутила роман с близким другом)
  28. Могилев лишился двух уникальных имиджевых объектов — башенных часов и горниста (и все из-за политики). Что дальше?
  29. «Бэушка» из США против «бэушки» из Европы: разобрали, какой вариант выгоднее, на конкретных примерах
  30. Акции солидарности и бойкот футбольных фанатов. Что происходит в Беларуси 28 февраля


/

Cнежана Инанец — журналист раздела «Общество» Белорусского портала TUT.BY

Недавно на пресс-конференции в Мингорисполкоме директор Спецкомбината КБО Николай Ракевич, пытаясь обосновать вызывающее очень много вопросов благоустройство на Военном кладбище в Минске, долго говорил, что люди почти не ходят на кладбища, что большинство не знает, где похоронены их прадеды.

Когда стали добиваться ответа, откуда же такая статистика, он спросил: «Вот кто из здесь присутствующих знает, где похоронен ваш прадед?» И как же было приятно, когда многие журналисты подняли руку. Похвалил, но, кажется, не поверил.

Я знаю, где похоронен мой прадед. И, наблюдая за историей с Военным кладбищем, держу пальцы крестиком, чтобы это место не решил однажды благоустроить какой-нибудь спецкомбинат. Как же хорошо, что там пока вековые сосны и камни, и кресты, вросшие глубоко в землю. И что могила моего прадеда — под тем же самым старым памятником-камнем, что ему поставила в 1922 году еще моя прабабка, которая лежит рядом, под похожим камнем, но поставленным уже в 1970-х. Мы не меняем им памятники на новые, потому что так хотим. Единственное, что надо тому кладбищу, — просто косить траву и не давать разрастаться сорнякам.

Второй прадед похоронен неподалеку — памятник, поставленный еще во время войны. «Погиб в 1943». И за этой фразой у меня в голове — история второй прабабушки, которая за войну потеряла и мужа, и дочь, а останки родных людей собирала в подол, чтобы похоронить. Это все — история моей семьи, которую мы будем помнить до тех пор, пока сохраняются эти маркеры, зацепки за наше прошлое. Мои предки — обычные крестьяне, они жили просто, с них не писали картин, они не выкладывали селфи в интернет. Пусти туда спецкомбинат — и моей истории бы не осталось. Как не остается истории тех, с чьих памятников при благоустройстве не переносят эпитафии, которые сами по себе — примета времени.

Одна из эпитафий на Военном кладбище в Минске. Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Я думаю и о том, что моя семья почти десять лет прожила в Сибири. В Беларуси ведь много эмигрантов, правда? Нам повезло, у нас тут оставались родные, которые присматривали за нашими общими могилами. Но у нас просто большая семья, а если бы было не так? Я не знаю, что может быть страшнее, чем вернуться из поездки, затянувшейся на десятилетия, и не застать могил родных. Не застать свидетелей времени твоих близких, только эти стандартные подголовники.

Прадедов по отцу я не знаю, потому что и отца своего не помню. Ему я поставила памятник, когда выросла, на другом кладбище — когда сама осознала, что надо. Хорошо, что успела раньше коммунальников. Чтобы найти на том же кладбище могилы прадедов (а потомков у них, кроме меня, почти не осталось) и начать за ними ухаживать, мне надо провести большую работу в семье и в архивах. Если какой-нибудь комбинат успеет добраться до пока не известных мне могил раньше меня — моей истории не останется. И шансов ее восстановить — тоже.

Удивляет борьба с могильными оградами. На приличных кладбищах, решили столичные коммунальники, они ни к чему. Их, говорят, когда-то стали ставить только потому, чтобы по могилам не ходил скот, говорят как про деревенский пережиток. А я вам скажу, какую историю для меня тянет за собой ограда, которая обхватывает могилы моих бабушки и дедушки. Дед Петя умер в 1979-м, а бабушка Надя в 2004-м. Глядя на их общую ограду, я вспоминаю, как в старости наша тоскующая по рано ушедшему Петеньке Наденька крепко завязывала калитку ограды, уходя. «Вун сколькі ўжо баб памёрла, — с хитринкой перечисляла она имена умерших соседок. — Каб не хадзіў да іх гуляць». Бабушки нет, а мы всё продолжаем завязывать калитку ограды.

Сотрудники Спецкомбината КБО говорят, что поступают по закону. Во время пресс-конференции 12 июля их поддержали и Мингорисполком, и Минкульт.

Хорошо, открываем законы, не трогая при этом даже вопрос историко-культурной ценности самого Военного кладбища. Вот закон «О погребении и похоронном деле». Он правда разрешает специализированной организации, сначала уведомив тех, кто присматривает за могилами, но не дождавшись реакции за два года, демонтировать и утилизировать памятники и ограды, степень разрушения которых исключает их ремонт и восстановление.

Как же они должны быть разрушены, чтобы это считалось непоправимым? Ответ в Правилах содержания и благоустройства мест погребения нашли волонтеры. Если надгробные сооружения разрушены полностью или частично — до состояния, когда могут упасть. А ограда — если разрушена больше чем наполовину. Как ни стараюсь, я не могу такой назвать ограду на той же могиле профессора Выдрина — ну не такая она. И про многие другие памятники и ограды, на которые указывают волонтеры, я тоже так сказать не могу.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Хуже всего на ограде профессора Выдрина выглядит именно распил, сделанный как раз во время благоустройства. Ограду хотели снести, но ее отстояли волонтеры. Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Прокуратура признает, что демонтировали на Военном кладбище в том числе то, что надо было просто покрасить и починить. И непонятно, чем дело закончится.

Благоустройство можно было провести. Провести спокойно, не «инвентаризируя» с размаху памятники, которые еще и близко не раскалываются пополам, не повреждая ограды, которые до того были повреждены меньше. Умудриться на такой тонкой теме создать скандал и стереть столько семейных историй — это еще надо было суметь. И тут, увы, получилось.

Мнение авторов может не совпадать с точкой зрения редакции TUT.BY.

-10%
-15%
-30%
-26%
-15%
-20%
-50%
-15%
0072356