/ Фото: Катерина Гордеева /

Валентин Байко — бизнесмен из топ-15, который восемь лет назад увлекся здоровым образом жизни, — показал TUT.BY органическое фермерское хозяйство, основанное учредителями «Конте Спа».

Фото: Екатерина Гордеева, TUT.BY
Валентин Байко входит в топ-15 белорусских бизнесменов по версии «Ежедневника»

«Три года обрабатывали поля без химии»

Вереница машин отъезжает от стен костела 1615 года в Большой Берестовице и уже спустя минут пять останавливается у поля с овсом.

— Эти поля мы обрабатывали без химии три года, и в июне 2018 года сертифицировали наше хозяйство по стандартам органического производства, которые эквивалентны регламенту ЕС. Сейчас этому регламенту соответствуют 13 видов нашей продукции, — показывает сертификаты Валентин Байко.

Два года назад бизнесмен, который входит в топ самых успешных в Беларуси, поднял на Всебелорусском народном собрании тему органического земледелия.

— Я искренне верю, что за экологически чистыми, органическими продуктами будущее. Это не только здоровье нации, но и отдельная отрасль экономики с огромным экспортным потенциалом. Все больше людей во всем мире выбирают продукты без химии, потому что задумываются о том, что едят, — говорит он.

Фото: Екатерина Гордеева, TUT.BY
Руководитель проекта Виталий Белоокий, бизнесмен Валентин Байко и директор предприятия Владимир Дунич

В июне 2016 года учредители «Конте Спа» братья Валентин и Дмитрий Байко зарегистрировали свое фермерское хозяйство «Здоровая страна». 280 гектаров земли производителям колготок и белья перешли от местного фермера Владимира Дунича. Сам он, кстати, остался работать в хозяйстве — в 70 лет с энтузиазмом занялся органическим земледелием.

«Инспекторы проверяют, вьют ли птицы в наших кустах гнезда»

Эти 280 га земли — единственный участок такого размера в Беларуси, сертифицированный по европейским эконормам. Кстати, документы на органику у нас в стране никто не выдает. Хозяйство сертифицирует украинская компания «Органик Стандарт», которая сотрудничает со швейцарским институтом органического земледелия FIBL.

Фото: "Здоровая страна"
Маркировать «евролистом» продукцию можно только после сертификации по органик-стандартам

Раз в год эксперты проверяют в хозяйстве все: урожай, почву, склады. Даже саженцы экохозяйство не может купить без согласования. Пробы выращенной продукции отправляют в лабораторию в Германии Eurofins, где их проверяют на более чем 600 веществ: пестициды, гербициды, фунгициды и пр. Только их отсутствие дает право маркировать выращенное «евролистом» — значком, подтверждающим, что продукция соответствует европейским стандартам и ее можно продавать за границу как органическую.

Фото: Екатерина Гордеева, TUT.BY

— Инспекторы проверяют, нет ли в продукции признаков синтетических препаратов, смотрят, есть ли полезные насекомые на поле, летают ли птицы над растениями, вьют ли в наших ягодных кустах гнезда. И, кстати, небольшое количество сорняков — тоже показатель того, что урожай выращен без химии, — объясняет руководитель проекта, специалист по органическому земледелию Виталий Белоокий.

Так как обрабатывать ядохимикатами и синтетическими удобрениями органические поля нельзя, специалисты ищут другие способы борьбы с сорняками, болезнями и вредителями. Хозяйство купило сельхозтехнику для работы по технологиям органического земледелия, для прополки используют специальные культиваторы, землю между рядами мульчируют соломой.

Фото: Екатерина Гордеева, TUT.BY

Опыт органического земледелия сотрудники хозяйства изучали в Германии, Франции, Украине, однако на деле часто приходится экспериментировать самим.

— Готовой технологии нет, есть правила природного земледелия, которые нужно принять. Технология же зависит от местности, климата, почвы, культуры. Мы составляем карты засоренности, ведем историю полей, делаем анализ клеточного сока растений. Уже три года не пашем землю плугами, удобряем остатками бобовых культур, — рассказывает Виталий. — На этих землях идет становление баланса экосистемы. Нужно время, чтобы на поле появились, например, божьи коровки, златоглазки — насекомые, которые борются с вредителями. Мы делаем почву живой, создаем условия для размножения червей и микроорганизмов. Когда весной под саженцем малины обнаружили много земляных червей, очень обрадовались! Кстати, французы у нас на поле тоже пересчитывали червей — потому что это показатель «живой почвы».

«Все, что мы видим дальше, земля без химии»

В хозяйстве уверены: людей, которые готовы покупать органику, становится больше.

— Люди, которые увлекаются спортом, ЗОЖ, не пьют, — это наши потенциальные клиенты, — рассказывает Валентин Байко и показывает органические поля. — Здесь у нас смородина, здесь будет черешневый сад, здесь гречиха, рожь.

Фото: Екатерина Гордеева, TUT.BY
Слева — колхозное поле, справа — органическое

Напротив фермерского поля — колхозное поле пшеницы. От органического его отделяет дорога и полоса клевера двухметровой ширины.

— А все, что мы видим дальше, — это уже земля без химии. Согласитесь, вид красивый.

В следующем году на месте ржи будет сад, чуть ниже — плантация жимолости на 25 га.

— Очень полезная ягода, считается, что она омолаживает организм, востребована и на свежем рынке, и на рынке переработки. — объясняет Виталий. — В Европе сейчас закладывают плантации этой культуры. Мы к ней пока присматриваемся, анализируем рынок и прогнозируем спрос. Планировали посадить голубику или жимолость и выбрали жимолость.

Фото: Екатерина Гордеева, TUT.BY

В этом году «Здоровая страна» впервые будет продавать органическое зерно — рожь растет на 70 га, гречиха и овес — на полях по 40 га. Ожидаемая средняя урожайность зерна ржи — 40 ц/га, гречихи — 20 ц/га.

Гречку, в том числе зеленую, договорились переработать под своим брендом на предприятии «Скидельагропродукт» — переработка тоже сертифицируется по органик-нормам.

А вот органический овес на хлопья в Беларуси пока переработать не могут — слишком малый объем.

«Органическую ягоду можно есть немытую»

Ягоды хозяйство продает уже второй год — но пока только в Гродно. В этом году «Здоровая страна» договаривалась и с минскими торговыми сетями, но объемы еще не те.

— Цена? Смотрим на спрос. Мы зависим от рынка. Если есть всего сто килограммов ягоды, продадим по любой цене. — объясняют в хозяйстве.

Сейчас килограмм поздней органической клубники в Гродно стоит 5,2 рубля. Второй сорт, помельче, — 3,5 рубля.

— Пока мы просто завоевываем доверие. Со временем будем организовывать самосбор, чтобы люди видели, как мы выращиваем органическую продукцию, — говорит Виталий.

Екатерина Гордеева, TUT.BY

Сегодня урожай на клубничной плантации в 25 га собирают сезонные рабочие. Платят им по 18 рублей в день, говорят, это чуть больше, чем у других фермеров.

Запах свежей клубники чувствуется уже на подходе к полю. Валентин Байко собирает и ест ягоды прямо с грядки — с землей они не соприкасаются, растут на агроволокне.

— Органическую ягоду можно есть немытую, тогда она формирует правильную микрофлору в кишечнике, — уверен бизнесмен.

Ягоды крупные, ароматные, сладкие — действительно очень вкусно.

Фото: Екатерина Гордеева, TUT.BY

Вместо химии с клубничными вредителями здесь борются настойками из трав, чеснока, полыни, крапивы.

— В этом году вредителей нет, но мы ставим эксперименты, ищем препараты биологического плана, — добавляет руководитель проекта.

— Вы так часто употребляете слово «эксперимент»…

— Так во всех странах — фермеры изучают органический процесс. Не сразу получишь результат — нужны годы экспериментов. Важно, чтобы фермер жил этим делом, любил его и верил в него. Но при этом мы смотрим на хозяйство как на бизнес, хотим, чтобы все окупилось, чтобы зарплата была заработана.

«Какое счастье кормить людей, понимая, что ты их не травишь»

— Так это все-таки бизнес или увлечение ради здоровья? — интересуемся у Валентина Байко.

— Пока это убытки. Барьер в миллион долларов мы уже преодолели. Но верю, что в следующем году выйдем на рентабельность. Уже сделали полив, понимаем, как удобрять… Я видел успешные органические хозяйства в Европе и глубоко убежден, что в Беларуси это тоже осуществимо. Там фермеры научились зарабатывать на органике. И все, у кого я спрашивал: «Если бы у вас был выбор, пошли бы в химию или в органику?», — в один голос мне отвечали: «Конечно же, в органику». Главный инженер сельхозпредприятия «Галекс агро» в Украине, которое занимается органическим земледелием на 8,5 тыс. га, сказал мне: «Ты не понимаешь, какое это счастье — кормить людей продуктами, понимая, что ты их не травишь». Это другая философия во всем. Это здоровье людей. Органика мало того что по вкусу другая, мало того что не содержит нитратов-нитритов и всего прочего, так в ней еще и больше минералов и микроэлементов, необходимых нам.

Екатерина Гордеева, TUT.BY

— Вы сами сейчас что-нибудь из магазинного едите? Несколько лет назад говорили, что собираетесь переезжать в деревню.

— Да, мечтаю жить в деревне, душа моя там. А из магазинного… Оливковое масло — органическое, тыквенное масло — органическое.

Овощи, зелень — все свое. Мясо я не ем, молочку — очень редко. Покупаю органическую гречку — но в этом году у нас будет своя, органическое зерно — тоже свое будет. Черешня будет, груши-яблоки — все есть.

— Коллег-бизнесменов удалось увлечь этой темой? Вы один всех органикой не накормите.

— Многие после Всебелорусского собрания сказали, что об этом никогда не задумывались. Если человек хотя бы задумался — уже хорошо. Как-то Стинг в интервью Познеру сказал: я всегда был спортивным молодым красивым человеком, и тут в жизни встретил йога и понял, что ничего не умею и не знаю. Йог жил у него дома год, тот изменил свой стиль жизни, питание. И вот его слова: помолодел на 10 лет. Считаю, что ЗОЖ и йога — самые главные предметы, которые должны быть в школе. Они учат, что делать, чтобы лучше себя чувствовать, быть здоровым и счастливым, — и это самое главное.

Фото: Екатерина Гордеева, TUT.BY

— Вам при таком стиле жизни удалось помолодеть на 10 лет?

— 8 лет назад я мог стоять вот так… — Валентин Байко наклоняется и опускает ладони чуть ниже колена.

— А сейчас вот так, — кладет ладони на землю, не сгибая ноги в коленях. — Тело работает по-другому, настроение другое. Могу сравнить, как было раньше и как сейчас. Я назад не хочу.

0062563