/ /

«Если бы короеда до сих пор не было, то его бы изобрели как секретное биологическое оружие», — горько шутят гомельские лесники. Вот уже несколько лет они воюют с ненавистным паразитом — и пока этот бой проигрывают. Позади — тысячи усохших лесных гектаров, сколько впереди — не знает никто. «Ситуация неприятная, но временная», — не теряют надежды специалисты. Главное — не опускать руки, вернее, топоры. TUT.BY вместе с участниками международного семинара по борьбе с короедом побывал в Гомельском лесхозе и посмотрел, как далеко зашел вредитель.

Фото: Иван Яриванович, TUT.BY

Выход один — рубить!

Сухой треск, затем шорох — и вот уже огромная сосна на земле. Внешне ничем не отличается от тех, что красуются на соседней опушке. Но, уверяют специалисты, — толку с нее уже не будет. Более того, если сегодня ее не убрать, то завтра это дерево заразит другие. Точнее — не оно само, а его квартиранты — тысячи трехмиллиметровых короедов, которые очень быстро вытянут из бедолаги все соки и тут же примутся за соседние сосны. А потому — рубить и точка!

Фото: Иван Яриванович, TUT.BY

На языке лесников это называется санитарным оздоровлением зараженных участков. В этом году под него только в Гомельской области угодили 10 тысяч гектаров поврежденного леса. В стране же, по последним данным Минлесхоза, полегло 17 тыс. га. И это не окончательная цифра. Рубить будут и дальше. Под топор идут не только ржавые безжизненные деревья, но и вполне, на первый взгляд, здоровые и зеленые.

— Рыжая крона — это уже последняя стадия. Если короед заселил дерево недавно, к примеру, неделю назад, то хвоя может мало чем отличаться от здоровой. Она может быть зеленой, но, к примеру, не блестящей, а матовой, — рассказывает директор «Беллесозащиты» Зинаида Кривицкая.

Правда, заметить такие незначительные изменения, признается она, даже профессионалу порой непросто: короед сначала поражает тонкие веточки на самой верхушке дерева — а это десятки метров над землей. Рассмотреть такие метаморфозы можно разве что в телескоп.

— Методы ранней диагностики — это проблема, над которой мы все сейчас работаем. Очень важно подобрать алгоритмы, чтобы реагировать на самых ранних стадиях заражения, пока короед еще не успел необратимо повредить древесину, — говорит Кривицкая.

Фото: Иван Яриванович, TUT.BY

Мы подходим к только что спиленной сосне. Ствол вредители превратили в густонаселенный город-лабиринт. Чем интенсивнее в «городе» жизнь, тем быстрее умрет дерево. Когда короед точит древесину, то перерезает все проводящие ткани, по которым идет питание от корней к верхушке — и дерево просто погибает от голода.

Духи для короеда

В последние года три работы у лесников значительно прибавилось. Если раньше при плановых рубках делянки разрабатывались заранее, то теперь приходится рубить не там, где запланировали, а там, где появился очаг. Когда работники местных лесхозов не справляются, зовут на помощь коллег из других областей. Сейчас, к примеру, на Гомельщине трудятся бригады из менее пострадавших от короеда могилевских, витебских и гродненских лесхозов.

Фото: Иван Яриванович, TUT.BY

Вырубить зараженный лес — полдела. Не менее важно потом разобраться с порубочными остатками, в которых буквально кишат вредители. Самый действенный способ — сжигать. Но в этом году из-за засухи этого делать нельзя. Ученые подсказали лесникам, что можно мульчировать: специальная машина перемалывает все в труху и перемешивает с землей. Специалисты уверяют, что после этого у короеда нет никаких шансов — от недостатка влаги он погибает.

Удовольствие это, правда, не из дешевых. За смену, говорит директор Гомельского ГЛХУ Игорь Дегтярик, немецкий мульчер, который они пока арендовали у местных энергетиков, расходует аж 200 литров солярки! Поэтому в лесхозе уже придумали, как удешевить этот вариант: в ближайшее время закажут у компании-производителя фрезу и прицепят ее к «Беларусу».

Фото: Иван Яриванович, TUT.BY

Еще одно изобретение, уже не лесников, а ученых — феромоновые ловушки. В них используются специально синтезированные феромоны, которые привлекают короеда. Принцип прост: жук летит на запах, а попадает в стакан с водой — и погибает.

Фото: Иван Яриванович, TUT.BY

— Почему бы на каждое дерево такие не повесить? — спрашиваем заместителя директора по научной работе Института леса, профессора Владимира Усеню.

— Да что вы, тогда лес золотой получится. Дорого. Они ведь создавались не столько для уничтожения, сколько для мониторинга. К примеру, если в ловушке оказывается более 3 тысяч штук — ясно, что это уже очаг.

Фото: Иван Яриванович, TUT.BY

Короед без границ

Короед в хвойном лесу был всегда, только в очень малых количествах, потому что сосны были здоровыми. В здоровое дерево этот вредитель не полезет — там смола.

— А в 2015 году уровень грунтовых вод на Полесье упал до критической отметки, местами опустился на 2 метра. В результате корневой системе хвойных престало хватать питания. Из-за недостаточного питания снижались метаболические процессы. И, самое главное, — выработка терпеновых масел, главного компонента живицы — смолы, которая и противостояла короеду, — объясняет причины эпидемии профессор Усеня.

Ответа на вопрос, когда же короед отступит, не знает ни он, ни его коллеги. Вредитель неимоверно живуч и размножается в геометрической прогрессии: 500 короедов могут произвести потомство в количестве 5 тысяч особей, да еще и дважды за сезон.

Прекрасному самочувствию жука благоволит и среда его обитания: живет под корой, которая защищает его от мороза и перегрева, хищников и других неблагоприятных факторов.

Фото: Иван Яриванович, TUT.BY

Не только белорусы ломают голову над тем, что делать с вредителем. Уже несколько лет от жука-вредителя спасают Беловежскую пущу. На польской стороне уже два года идет вырубка деревьев, против чего активно выступают местные экологи, а также европейские структуры. Еврокомиссия в 2016 году завела дело против страны за вырубку деревьев в пуще. Польские власти называют меру вынужденной, поясняя, что причиной стала безуспешная борьба лесников с жуком-короедом, уничтожающим деревья. Короед атакует и белорусскую часть территории Беловежской пущи, но наши лесники в заповедных зонах исповедуют принцип невмешательства.

На днях к гомельчанам за опытом приезжали брянские, московские и калужские коллеги. Говорят, с прошлого года началось и у них. В апреле Гомельский лесхоз навещали шведы, немцы и румыны. Как оказалось, ничего нового не придумали и они: рецепты «от короеда» во всем мире одинаковы: своевременная вырубка, уничтожение порубочных остатков и молитва лесников.

{banner_819}{banner_825}
-40%
-60%
-80%
-10%
-10%
-20%
-30%
-10%
-30%
-10%
-15%