/

Детство 32-летний Игорь Ращенко провел в драках «стенка на стенку», отрочество — в наркотическом угаре, юность — в колониях. У парня было полное право обвинить во всех своих неудачах родителей, школу, сложить ручки и жить, как жил, чередуя отсидки недолгими периодами тюремной ремиссии, но он решил — нет. Сейчас у него свой бойцовский клуб, в который он приглашает трудных подростков. Игорь выбрался из ямы, которую годами себе копал, и верит, что сможет вытащить из нор тех, кто только начал искать свое дно.

Фото: Станислав Коршунов

Клуб Игоря Sparta сейчас в стадии переезда. Совсем скоро он будет занимать четвертый этаж обновленного здания на улице Гоголя в Бресте — огромное помещение с «клеткой» для ММА, турниками и спортивными зонами. В новый зал Игорь вложил все свои сбережения и деньги, вырученные от продажи квартиры и машины. В ожидании новоселья спортсмены занимаются в бывшем спортзале каратистов.

Утром в понедельник на тренировку в Sparta приходят шестеро детей: четыре «старичка» и двое новеньких. Малышня сразу разбегается по залу. Одни убегают в «клетку», чтобы полазить по сетке и попрыгать на матах, другие спешат «зарядить вертуху» боксерскому манекену, третьим по душе гимнастические шары. Броуновское движение маленьких спортсменов останавливается с появлением тренера. Успокаиваются все.

«В России в тюрьме наркотиков было еще больше, чем на воле»

Свое детство Игорь провел в городе энергетиков Белоозерске. Это было время блатной романтики, малиновых пиджаков, жизни «по понятиям», «стрелок» после уроков и драк — школа на школу, улица на улицу, район на район. Тогда из-за разбитого носа не звонили в милицию, не ябедничали «классухе» и не бегали к мамкам.

— Я рос на улице. В моем городе всегда говорили: чем меньше город, тем круче нрав. Там, в Белоозерске, наверное, до сих пор 90-е живы. (…) У меня характер был такой — всегда подраться. В 12 лет я собрал свою самую массовую школьную драку — порядка 120 человек. Наша школа дралась против другой. Повод? Да какой повод, спортплощадку не поделили, — рассказал собеседник.

Фото: Станислав Коршунов
Игорь Ращенко

Первый привод в милицию у Игоря был в семь лет: разобрали с друзьями школьный домик, чтобы сделать в дворовой беседке стол. В 14 лет у подростка умер отец, а мать из-за долгов уехала в Москву. Игорь остался под опекой старшей сестры. Окончил школу в Белоозерске, переехал в кобринское училище — и подсел на наркотики.

— В Кобрине 10 лет назад такое творилось, что ребятам, которые воспитывались улицей, не подсесть на наркотики было практически невозможно.

Из Кобрина парень уехал в Москву, чтобы начать жить с чистого листа. Работал, где получалось. Однако и там старые привычки догнали: сорвался, начал употреблять, а потом подрался и попал в колонию «по хулиганке».

— В России в тюрьме наркотиков было еще больше, чем на воле. Жесткая школа была.

Фото: Станислав Коршунов

Освободился, приехал в Беларусь, опять подрался — и новый срок. На этот раз — «химия».

— Я понял, что нужно что-то менять, когда отбывал «химию». Была зима, метель, а мне, чтобы дойти до дороги на попутку, нужно было два километра идти пешком. Я вышел утром, а намело так, что снега было по шею. Проходя сквозь эту стену снега, проклиная свою жизнь, я понял — всё.

Так дальше жить он не хотел и, отбыв срок, уехал в Брест. На стройках заработал на свою первую машину и устроился торговым представителем — продавал чупа-чупсы тоннами.

— Я как-то стал лучшим торговым представителем среди всех стран СНГ, — улыбается он сейчас.

— То есть ты продал больше всех чупа-чупсов?

— Да. Продал больше всех в СНГ, — улыбнулся Игорь. — Поэтому маркетинг, продажи, менеджмент — это мое.

В Бресте Игорь увлекся спортом. Пробовал ходить в тренажерку, но не затянуло — ушел в единоборства.

— Всегда душа к этому горела. Я походил в Бресте по залам, но для себя ничего не нашел. Пришла идея открыть свой клуб. Я проанализировал информацию, поискал поставщиков — и через два месяца открыл свой зал.

В своем зале Игорь и менеджер, и маркетолог, и HR-специалист. Он ищет тренеров, клиентов, занимается рекламой, ведет переговоры с поставщиками, строителями, партнерами. Спорт для него — и бизнес, и хобби, и способ забыть о прошлом.

Фото: Станислав Коршунов

«Не только научить, но и воспитать»

За время работы Sparta перерос формат спортклуба. Сейчас это еще и общественное объединение «Спартафэмили», направленное на поддержку детей-сирот. Игорь с единомышленниками ездит в детские дома, проводит тренировки, устраивает праздники, развозит подарки. В этом году он поставил перед собой еще одну цель: привлечь в клуб трудных подростков для перевоспитания.

Игорь планирует наладить сотрудничество с комиссиями по делам несовершеннолетних, чтобы приглашать «шпану» к себе на занятия, обучать единоборствам и увлекать спортом.

— Я хочу работать с очень сложными подростками. Не теми, кто петарду взорвал и на учет попал. А теми, у кого сложные семьи, серьезные правонарушения. Ребенок, который преступил закон, сто процентов нарушит его еще раз. Если его «переключить», то еще может поменяться мышление. Если бы в моем школьном возрасте я попал в правильную компанию, я бы не занимался теми вещами, которыми занимался. Потому что у меня были бы друзья, преподаватели, которые бы мне были, как родные, в сложные моменты. Задача же — не только научить, но воспитать. Дать ребенку правильную компанию, чтобы он здесь почувствовал себя своим. Он тогда забросит и забудет все плохое, что с ним происходило, — считает спортсмен.

Фото: Станислав Коршунов

Со своим проектом Игорь победил на конкурсе Social Weekend. На призовые он откроет в сентябре спортзал в Малорите, который тоже будет принимать ребят со сложным детством:

— Моя задача: на своем опыте показать сложным подросткам, что криминальная романтика, понты — это все фигня. Нормально жить надо.

{banner_819}{banner_825}
-20%
-10%
-15%
-30%
-50%
-20%
-30%
-20%