Общество


Людмила Рязанцева — учитель математики и информатики СШ № 27 Бобруйска. В прошлом году она решила поддержать своих старшеклассников и вместе с ними пошла на ЦТ по математике. Результат — 100 баллов. В этом году история повторилась, но не закончилась. «Той весной я сказала: буду сдавать тестирование, пока кто-то из ребят в нашей школе не напишет на сотню», — вспоминает педагог. В 2018-м математический максимум СШ № 27 Бобруйска — 96 баллов. А значит, в 2019-м учитель снова собирается решать тесты.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY
Снимок используется в качестве иллюстрации. Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

В 2000-м Людмила Рязанцева окончила МГУ им. А. Кулешова. В этом учебном году она преподавала математику в 9-х классах, а в 10−11-х, где профиль математика и физика, вела информатику.

— Как-то один из учеников мне сказал: «Учителя всегда говорят: набрать высокие баллы на ЦТ несложно. А сами вы хоть раз ходили на тестирование?», — вспоминает Людмила Ивановна. — Это меня задело, я ответила: «Легко!» — и записалась на тест.

ЦТ по информатике в Беларуси пока нет, поэтому пришлось выбрать математику.

Тогда же, кстати, педагог бросила вызов не только детям, но и себе, и пообещала: писать ЦТ, пока кто-то из учеников ее школы не получит по математике 100 баллов. Свое слово она собирается сдержать. Такой подход, уверена учительница, сильнее мотивирует ребят на хороший результат.

Скриншот со страницы Людмилы Рязанцевой в "ВКонтакте".
Прошлогодний сертификат. Скриншот со страницы Людмилы Рязанцевой во «ВКонтакте»

— В 2017-м лучший результат в нашей школе был 93 и 97 баллов, в этом — 96, — собеседница переходит к цифрам. — В первую очередь, это заслуга моей коллеги, которая ведет у них математику, я же просто поддерживаю ребят. Хочется, чтобы они поняли: тесты — это не так страшно, как кажется.

Педагог знает, о чем говорит. Нынешнее тестирование по математике было у нее третьим. Впервые попробовать, что значит ЦТ, она рискнула в 2005-м. Набрала 91 балл, расстроилась и даже сертификат забирать не стала.

— Задания тогда были запредельной сложности, — анализирует ситуацию учитель. — Средний балл по республике примерно 22 из 100, в профильном классе, где я преподавала математику, — 55 баллов. С каждым годом ЦТ упрощалось. В этом — все казалось совсем простым.

— Но средний балл по стране 32 из 100.

— И это можно объяснить. Например, дети настолько привыкли к калькуляторам, что часто делают ошибки в вычислениях, — делится наблюдениями Людмила Рязанцева. — Сейчас многие ребята обсуждают результаты ЦТ в соцсетях. Недавно читала о парне, который набрал 99 баллов. Неправильным у него оказалось первое задание.

Тест по математике длится три часа, продолжает педагог. Школьникам, говорит она, очень сложно так долго концентрироваться на чем-то одном.

— Мне, человеку со стажем, в этом году на задания понадобилось полтора часа, потом я дважды еще все перепроверила.

Скриншот со страницы Людмилы Рязанцевой в "ВКонтакте".
Результат этого года. Скриншот со страницы Людмилы Рязанцевой во «ВКонтакте»

Сложным педагог назвала лишь одно задание — В12. В условиях требовалось вычислить расстояние между двумя точками в пространстве.

— У многих детей не развито пространственное воображение, поэтому тут и появились вопросы, — рассуждает Людмила Ивановна. — Это задание было нестандартным, но в геометрии за 10-й класс такая тема есть.

— Почему тогда 55 человек получили ноль баллов?

— Когда разрешили четвертое ЦТ, многие стали сдавать математику для подстраховки, абсолютно к ней не готовясь, — отмечает учитель. — Из нашей аудитории некоторые вышли через пять минут после того, как получили бланки. В заданиях по математике всего один ответ. Они сыграли в угадайку и разошлись. Но теоретически получить ноль можно, даже если ставишь крестики в одной строке.

В этом году все задания в тесте по математике, говорит педагог, были на уровне школьной программы. Причем базового уровня.

— Старательный школьник из профильного класса, который не занимался с репетитором, мог спокойно набрать «80+», — отмечает собеседница. — На ЦТ есть темы практически из всех классов.

Как-то Людмила Ивановна показывала задания шестиклашкам, 3−4 из них они спокойно решили.

— Для хорошего результата на ЦТ репетитор не обязателен. Нужно, чтобы ребенок с 5-го класса делал домашнее задание без решебника. А весь 11-й класс хотя бы раз в неделю решал тест из прошлогодних сборников. И, конечно, сходил на все репетиционные тестирования. В этом году ЦТ было настолько приближено к РТ, что я даже удивилась.

— Это хорошо или плохо, что ЦТ по математике становится проще?

— Плюс в том, что ребята из сельских и городских школ, а также гимназий оказались в равных условиях, — отмечает собеседница. — Минус — такие задания не позволяют отобрать сильнейших. В 2017-м на ЦТ было хотя бы одно задание, которое не входило в программу по математике за базовый класс. Зато изучалось на уровне профиля — и это отлично. На этот раз все лишь в рамках базового уровня.

— В чем же здесь минус?

— Думаю, у детей, которые серьезно готовились к ЦТ, может появиться вопрос: «Зачем я так много занимался, если мог приложить меньше усилий и набрать высокий балл?»

— Каким тогда, как вы считаете, должен быть идеальный тест по математике?

— Думаю, ответ на этот вопрос не знает никто. В любом случае найдутся недовольные. Причем, среди критиков большинство будет иметь к математике опосредованное отношение.