/

Во вторник, 26 июня, 51-летняя велопутешественница из Бразилии Андреа Малафая де Фигейредо выселялась из хостела в Бресте. Женщина провела в Беларуси всего три дня и хотела как можно раньше отсюда уехать. Причина простая — ее никто не понимал. Она говорит на португальском, испанском, английском и немного по-французски, но этого оказалось недостаточно, чтобы понять все тонкости регистрации в безвизовом туристическом раю. Андреа паковала сумки и готовилась уехать в Польшу. Мы уговорили ее встретиться перед выездом, чтобы убедить дать нашей стране второй шанс.

Фото: Станислав Коршунов

Андреа приехала в Беларусь без визы. Для граждан Бразилии, которые приезжают к нам для транзита, туризма или по работе, у нас безвиз на срок не более 90 дней. Единственное условие — гость обязан зарегистрироваться в течение пяти суток в подразделении Департамента по гражданству и миграции. С этим-то и возникли проблемы.

«Меня никто не понимал»

С велопутешественницей мы встречаемся на пешеходной улице Советской. Андреа готова к отбытию: сумки собраны и погружены на двухколесный транспорт, в телефонный навигатор вбит маршрут до ближайшего пункта пропуска. Решение о выезде она приняла после утреннего визита в отделение по гражданству и миграции Ленинского района Бреста.

— Меня там никто не понимал, — эмоционально рассказывает Андреа. — Они говорили по-русски, смеялись, а я ничего не понимала.

В Бресте женщина остановилась в квартире в центре, которая на сайтах бронирования позиционируется как хостел. По идее, именно там ее без лишних хлопот и должны были зарегистрировать, но не смогли. Почему — Андреа так и не поняла. Проблема та же — языковой барьер. Путешественница открывает на своем мобильном телефоне галерею со скрин-шотами ее переписки через гугл-транслейт с девочкой на ресепшене. По ним ясно, что Андреа просила зарегистрировать ее на все время ее пребывания в Беларуси. В свою очередь персонал ей объяснил, что они этого сделать не могут.

«Так незаконно если мы вас зарегистрируем у нас, а вы месяц будете ездить по нашей стране… Вы должны проживать в хостеле», — говорилось на одном слайде с дословным переводом на английский.

Фото: facebook.com/minhabikeeumaviagem
Фотографии со своих путешествий Андреа выкладывает в своей группе. Фото: facebook.com/minhabikeeumaviagem

Почему это незаконно и как легализовать свое пребывание в Беларуси на месяц или даже три, Андреа не знает до сих пор. Этого ей не смогли объяснить ни в «хостеле», ни в управлении внутренних дел Брестского облисполкома, ни в отделении по гражданству и миграции.

— Со мной всегда разговаривали по-русски. Как бы ты себя чувствовал в такой ситуации?— говорит Андреа по-английски, а затем переключается на португальский — и начинает мне что-то эмоционально объяснять, указывая на меня пальцем и активно жестикулируя. — Как тебе?

— Неприятно, — признаюсь.

Андреа вытирает слезы и пытается успокоиться. В этот момент к нам подходит мужчина лет 45-ти с вино-водочным дыханием и мутными, как пшеничное нефильтрованное, глазами. Он стоит, шатаясь, возле велосипеда Андреа и пытается сфокусировать свой взор на иностранке.

— Мужчина, вам помочь? — спрашиваю.

— По-русски грить надо, — проглатывая слоги, орет мужчина. Видимо для того, чтобы даже бразильянка поняла, что он от нее хочет, и увезла с собой еще одно незабываемое впечатление о Беларуси.

— Ступайте своей дорогой.

— Я грю: по-русски грить нннада, — еще громче орет в непонимающие глаза Андреа незнакомец, отходит и на прощание бросает: — Выручи два рубля, а?

Андреа выглядит так, будто не просто хочет уехать из Беларуси, а вот прямо отсюда сейчас телепортироваться.

— Я сегодня уеду в Польшу. Я уже все решила, — заверяет иностранка.

— Давай хоть выпьем чашечку кофе на дорогу.

Фото: Станислав Коршунов
Маршрут своего путешествия Андреа составляет по навигатору

«Я не богата, но мне не нужно об этом беспокоиться»

В этом кафе на брестской «пешеходке» — и англоязычное меню, и персонал, который владеет иностранным языком. В среде, где ее понимают, велопутешественница успокаивается и рассказывает о себе.

Андреа родом из города Бразилиа. Ей 51 год, она — пенсионерка. На покой вышла в 48 лет по стажу: женщина начала работать, когда ей было 16 лет.

— Я всегда любила путешествия. Когда я работала, если мой отпуск начинался сегодня, то я сегодня и выезжала, а приезжала в последний перед выходом на работу день. Я уже тогда знала, что выйду на пенсию, как только появится возможность.

Фото: facebook.com/minhabikeeumaviagem
Фото: facebook.com/minhabikeeumaviagem

Сейчас она получает раннюю пенсию, которая примерно на 10 процентов ниже той, что «по возрасту». Как признается Андреа, ей хватает:

— У меня в Бразилии есть квартира. Когда я стала путешествовать, стала сдавать эту квартиру. Благодаря жильцам у меня есть прибавка к пенсии, мне не надо платить за коммунальные услуги, телефон, интернет. В своих путешествиях единственное, на что трачу деньги, — это еда и ночлег. Я покупаю только то, что мне нужно. Мне кажется, что так мы и должны жить. В прошлом году, когда я вернулась в Бразилию после восьмимесячного путешествия, удивилась: я проехала по многим странам Европы, спала в гостиницах — но сэкономила. Если бы я провела это время дома, я бы потратила больше денег.

«Извините, а это снег»

В велопутешествия Андреа влюбилась еще до выхода на пенсию. Женщина обожала наворачивать по несколько сотен километров вдоль побережья. В свое первое одиночное крупное велотурне она отправилась в прошлом году. Ехала из Лиссабона в Париж через Испанию, Италию, Балканы. За восемь месяцев дороги она накрутила более 8 тысяч километров и посетила 15 стран.

— Когда я была во Франции, меня по дороге застал снег. Там я его увидела впервые в жизни. Я даже опешила, думала, что это дождь. Я остановилась и просто смотрела. Тут остановилась машина. Из нее вышел мужчина и спросил по-французски: «Что-то случилось?». Я посмотрела на него и спросила: «Извините, а это снег?!». Он рассмеялся и сказал: «Oui, madame». Я аж запрыгала от радости!

Фото: Станислав Коршунов

Главное, что привлекает Андреа в велопутешествиях, — свобода.

— В обычных путешествиях люди стараются посещать только туристические места и по заранее определенному графику. Я же не беспокоюсь о времени. Если ты меня спросишь, сколько времени я смогу провести в Минске, я не смогу ответить: не знаю сама потому, что не знаю, что еще увижу по пути.

Философия путешествий бразильянки — наслаждаться процессом, а не результатом. Ловить кайф не от лицезрения достопримечательностей, которые советуют посетить путеводители, а от дороги.

— Я всегда знаю, что я именно там, где должна быть, и никогда не жалею о том, что куда-то не заехала. Когда я прокладываю свой маршрут, никогда не думаю о том, правильный ли выбор я сделала. Я уверена в том, что еду по той дороге, по которой должна. То же самое и в жизни. Когда человек постоянно живет прошлым, рассуждает о том, как бы сложилась жизнь, поступи он по-другому, он никогда не будет счастлив. Путь, который мы выбрали, поступки, которые мы совершили, — всегда самые правильные, — объясняет Андреа.

Фото: facebook.com/minhabikeeumaviagem
Фото: facebook.com/minhabikeeumaviagem

«О боже, тут не говорят по-английски»

Свое второе одиночное велопутешествие Андреа начала в июне этого года. Прилетела самолетом в Нидерланды, оттуда добралась до Берлина и через Польшу, Украину приехала в Беларусь.

— Украинские пограничники со мной делали селфи. На белорусской стороне тоже все очень удивились, что я из Бразилии путешествую в одиночку на велосипеде. Один мужчина смотрел мой паспорт, другой — рассматривал мои сумки и велосипед. У одного из них был в руках русско-английский разговорник. Тогда я про себя подумала: «О боже, тут не говорят по-английски». Это же международный пункт пропуска! — удивляется женщина.

В Беларуси Андреа планировала переночевать в Бресте, съездить в Беловежскую пущу, затем провести несколько дней в Минске и уехать в Вильнюс. Оттуда путешественница планировала проехать Прибалтику, а из Таллина на пароме добраться до Финляндии. Затем — Швеция, Норвегия, Великобритания. Финиш — в декабре в Париже.

Наш разговор на английском языке привлекает пожилую женщину, которая обходила кафе с просьбой подать милостыню. Заслышав незнакомую речь, она подходит к нашему столику.

— Бабушка, родненькая, нет наличных… — начинаю, но она обрывает на полуслове:

— Я баба Надя. Мне ничего не надо. Я вам по две копеечки дам. Они вам всегда будут приносить удачу. Только не теряйте их. Спрячьте и никому не давайте.

Баба Надя протянула две двухкопеечные монеты — мне и Андреа. Затем перекрестила обеих и ушла.

— Я верю, что на своем пути всегда встречаю людей, которых должна встретить. (…) Иногда бывает чувство, что я повстречала человека, которого не существует. Однажды я потерялась и тут на дороге встретила мужчину, который разговаривал по-испански. Я хотела ехать в одном направлении, но он посоветовал другую дорогу — без камней. Я его послушала, отъехала, обернулась, а его там не было, — смеется Андреа.

Из Бреста в Каменюки

Под конец нашего разговора Андреа уже улыбалась. Казалось, что про лингвистические неприятности и проблемы с регистрацией она уже забыла.

— Андреа, как насчет того, чтобы дать нашей стране второй шанс? Баба Надя дала нам счастливые монетки. Пойдем в отделение по миграции. Все переведу, разберемся, решим.

— Послушай. Я уже решила ехать в Польшу сегодня, но, возможно, я еще вернусь.

После нашего разговора Андреа выехала из Бреста в агрогородок Каменюки Каменецкого района. Там она переночевала в агроусадьбе и утром 27 июня выехала в сторону пункта пропуска «Переров». Это единственный погранпереход на брестском участке белорусско-польской границы, который можно пересечь на велосипеде. В Польше она будет гостить у друзей в Белостоке.

Как так-то?

В теории сложностей у иностранцев в Беларуси возникнуть не должно. Их регистрируют в гостинице по месту пребывания через автоматизированную информационную систему «Гостиницы». Дело в том, что не все объекты к этой системе подключены. Как удалось выяснить TUT.BY, Dream House, в котором остановилась Андреа, в этот перечень не входит. Соответственно, велопутешественнице нужно было прийти в отделение по гражданству и миграции вместе с владельцем объекта и зарегистрироваться. Информированные источники сообщили TUT.BY, что сотрудники отделения этот пункт правил иностранке «вроде как объяснили», но к ним на регистрацию гостьи из Бразилии так никто и не явился.

Мы спросили администрацию Dream House почему.

— Проблема не в регистрации, а в том, что этот человек хотел у нас [в Беларуси] находиться 90 дней. У нас регистрацию производит субъект, в котором иностранец находится. Она хотела зарегистрироваться у нас и уехать путешествовать по Беларуси. Я не могу так сделать. Если она зарегистрируется у меня, то я за нее ответственность несу: где, чего, зачем и как. Я объяснил ей: "Мы не можем вас зарегистрировать и сказать «до свидания». Вы должны находиться у нас», — пояснил администратор.

В Dream House также добавили, что регистрация действует на время пребывания иностранца в их «хостеле». После выселения у туриста есть пять дней, чтобы выехать из страны либо вновь зарегистрироваться.

— Чтобы понять все тонкости, это нужно туристу прочитать все законодательство? — говорят в администрации Dream House.

Аккурат после отъезда Андреа из Бреста на главной странице сайта УВД Брестского облисполкома появилась информация на английском языке о правилах пребывания иностранных граждан в Беларуси. Ссылку на документ мы отправили Андреа с надеждой, что она разберется во всех тонкостях безвизового законодательства, не испугается — и все-таки еще раз к нам приедет.

{banner_819}{banner_825}
-21%
-10%
-13%
-10%
-10%
-20%
-15%
-50%
-10%