/ /

На Военном кладбище в Минске коммунальная организация массово сносит памятники и ограды, которые считает ветхими. Историки и краеведы уверены: это «не благоустройство, а уничтожение культурных ценностей».

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

— Вот это нормальное захоронение?! Скажите! А это? Конечно оно в таком состоянии, что надо сносить!

—  А чаму вы нічога не кажаце пра пахаванне побач? Яно ж ў нармальным стане — так навошта вы гэтую агароджу збіраецеся зносіць?

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Заместитель директора Спецкомбината КБО Сергей Тур

Диалоги на повышенных тонах нарушают тишину Военного кладбища в Минске теперь едва ли не каждый день. Заместитель директора Спецкомбината КБО Сергей Тур быстро идет от могилы к могиле, которые считает неухоженными, и показывает, где хотят снести ограду, а где крест. Он объясняет, что кладбище надо благоустроить: ограды по большей части убрать, а ветхие памятники заменить на типовые «подголовники».

Экскурсовод, секретарь общественной комиссии Министерства культуры по охране памятников Павел Королев уверен: благоустройство старинного некрополя должно выглядеть по-другому:

— Адна справа — адзінкавыя надмагіллі, у вельмі кепскім стане, замяніць на аднатыпныя. Але ж мы бачым адваротную сітуацыю: адзінкавыя помнікі захоўваюцца арыгінальнымі, астатняе замяняюць на тыпавыя! Паглядзіце, як змяняецца ландшафт.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Новый ландшафт благоустроенной летом 2018 года части Военного кладбища

«Так хавалі тады, гэтыя дэталі перадаюць атмасферу тых часоў»

Военное кладбище — один из самых старых сохранившихся в Минске некрополей. Здесь в 1840-х годах хоронили умерших в Минском военном госпитале, потом кладбище приросло и могилами гражданских. В 1920—1930-х тут хоронили видных государственных, научных деятелей, именно здесь могилы народных поэтов Янки Купалы и Якуба Коласа.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Основная аллея Военного кладбища и до благоустройства этого года была выдержана в стиле воинского мемориала

В 2015 году в Беларуси изменился закон «О погребении и похоронном деле». Теперь раз в два года ответственные организации вроде Спецкомбината КБО должны проводить на кладбищах инвентаризацию, а потом уведомлять о бесхозных могилах. Если потомки похороненных не благоустраивают могилу в течение двух лет, неухоженный памятник могут снести.

Именно такая инвентаризация прошла три года назад на Военном кладбище: из почти восьми тысяч могил 3 тысячи 882 признали заброшенными.

Экскурсовод Павел Королев обеспокоился судьбой кладбища года полтора назад — именно из-за табличек с предупреждением, что ограды и памятники могут демонтировать.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

— Занепакоіла: як гэта так — шмат надмагілляў у нармальным стане, а шыльдачкі на іх вісяць?

Павел Королев написал в Минкульт, Мингорисполком и спецкомбинат, выяснял, согласованы ли такие планы. С экскурсоводом связались и успокоили: все согласуют и сделают как следует.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Экскурсовод Павел Королев

— А зараз я пабачыў проста ненармальныя рэчы! Прыбіраюць агароджы, помнікі, шмат з якіх абсалютна нармальныя, каштоўныя.

Несколько дней назад демонтировали ограду, которая стояла у могилы зампредседателя ГПУ Иосифа Опанского, погибшего в 1927 году.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Вокруг могилы Иосифа Опанского еще несколько дней назад была ограда с серпами и молотами, ее сделали в конце 1920-х годов

— Агароджа была прыгожая, каларытная: з сярпамі, молатамі, з нейкага якаснага металу. Яе ставілі чэкісты. Так, я не аматар сярпоў і молатаў, але ў дадзеным выпадку, я ўпэўнены, трэба было захаваць гэтую агароджу. Ваенныя могілкі — галоўны ў Менску некропаль пахаванняў дваццатых-саракавых гадоў. Так хавалі тады, гэтыя дэталі перадаюць атмасферу тых часоў. Але агароджу Апанскага ўжо адвезлі «в утиль».

Позже рабочие стали демонтировать ограду захоронения профессора Максима Выдрина.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Могила профессора Максима Выдрина. Ограда вокруг нее не устраивает Спецкомбинат КБО

— Агароджа крэпкая, дык яе пачалі піліць балгаркай, во сляды, — показывает распил в металле Павел Королев. — Я пачаў здымаць гэта і сказаў, што бяру агароджу на сябе, што будзем даглядаць. Учора Сяргей Тур даў нам тыдзень, каб яе «прывялі ў парадак». Інакш — будуць рэзаць.

Но, похоже, представление о порядке у краеведов и сотрудников спецкомбината разное. Сергей Тур делится впечатлениями от «кладбищ в Америке», где никаких оград:

— Нет ни одной! Любо-дорого посмотреть!

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Распил на ограде могилы профессора Выдрина, сделанный работниками Спецкомбината

В своих доводах те, кто сносит памятники и ограды, и те, кто их защищает, ссылаются на одну и ту же статью 2 того самого обновленного закона «О погребении и похоронном деле». В ней написано: «По истечению двух лет с даты уведомления лиц, взявших на себя организацию установки надмогильного сооружения, специализированная организация вправе демонтировать и утилизировать разрушенные надмогильные сооружения, степень разрушения которых исключает их ремонт и (или) восстановление, привести в порядок участки для захоронения, на которых они размещались, установить идентификационный знак…».

— І тут пачынаецца самае дзіўнае: мноства помнікаў і агароджаў, якія збіраюцца дэмантаваць, можна без складанасцяў адрамантаваць — і яны будуць стаяць яшчэ доўгі час. Да таго ж, яны абіраюць, што менавіта дэмантаваць, па невядомай логіке. прыбіраюць і зусім занядбанае пахаванне, і зусім нармальнае побач. Быццам у сябе на дачы: гэтае падабаецца, а гэтае — не, — удивляется Павел Королев.

Сергей Тур совсем не согласен.

— Комиссия обследовала могилы. Мы отметили, что надо демонтировать. За три года никто не прикоснулся к этим захоронениям. А когда специализированная организация взяла на себя обязанность по наведению порядка, то все стали приезжать и говорить! А где до этого были люди?

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Молодежное объединение «Гісторыка» направила официальные письма в Минкульт, Мингорисполком и Спецкомбинат КБО. «Гісторыка» просит проверить, законно ли ведутся работы. Военное кладбище — историко-культурная ценность, для всяких существенных перемен на объекте нужна научная поддержка и разрешение Минкульта. Сейчас краеведы выясняют, есть ли у спецкомбината нужные документы.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

На особенно ценные с культурной точки зрения захоронения волонтеры повесили белые ленты. Уже напечатали таблички, которые здесь чуть позже тоже развесят.

В эти выходные (23 и 24 июня) и на следующей неделе в будни краеведы и экскурсоводы на Военном кладбище ждут всех, кто может помочь в благоустройстве могил. Памятники и ограды, интересные с точки зрения культуры, хотят по мере сил починить, покрасить, почистить.

Координаторы в субботу: Дмитрий +375333757250 (с 9.30 до 13.30), Екатерина +375297406926 (после обеда)

— Ёсць вялікае пытанне да ўсяго працэсу аховы помнікаў, рэстаўрацыі. Чамусьці ў нашым разуменні прыбранае — гэта значыць закатанае ў асфальт, а потым — фактычна зробленае наноў, — вздыхает Павел Королев.

«Есть же у нас республиканские субботники? Так почему бы эту энергию не направить на старые некрополи?»

Экскурсовод, автор проекта «Вандроўкі ў мінулае» Павел Дюсеков опасается, что такой же подход к благоустройству угрожает и Кальварийскому кладбищу Минска.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

— Вижу и наш косяк: недосмотрели. Так уж у нас складывается в стране, что за всем нужно самим смотреть. Надо, чтобы и родственники тех, кто там похоронен, поняли: такие кладбища надо досматривать. С чиновниками нужно пытаться взаимодействовать: есть же у нас республиканские субботники? Так почему бы эту энергию не направить на старые некрополи? Пришли, травку повырывали, ограду обозначили, покрасили — и все хорошо.

Спорное благоустройство Военного кладбища вызвало возмущения в соцсетях. Преподаватель Анна Северинец собирала подписи под обращением против сноса старинных оград.

«…Замест таго, каб упарадкоўваць сапраўды недагледжаныя і аварыйныя пахаванні, руйнуецца агульны воблік могілак, якія з’яўляюцца ўнікальным помнікам гарадской культуры, месцам памяці і даследаванняў, месцам, якое не сорамна (было) паказаць турыстам і гасцям гораду. Замест унікальных пахаванняў, унікальнага комплексу нацыянальнай культуры і памяці мы атрымліваем „зачышчаную“ ад любой індывідуальнасці прастору», — говорится в открытом письме неравнодушных белорусов в Минкульт, горисполком и Спецкомбинат КБО.

Сергей Тур уверяет: спецкомбинат благоустраивает только заброшенные, неухоженные могилы, остальные не тронут. Проектно-сметная документация по кладбищу находится в администрации Советского района.

Каким же видят чиновники Военное кладбище в Минске?

— Здесь заменят забор, сделают дорожки, освещение, входную группу к церкви на кладбище. Будет меняться арка и все будет сделано похоже на кладбище Первой мировой войны (на Червякова. — Прим. TUT.BY).

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Во время работ по благоустройству на Военном кладбище удалили уже 18 деревьев

Сами захоронения, говорит Тур, никуда не переносят.

— Например, взамен ветхих крестов ставим идентификационный знак установленного образца с информацией о том, как звали человека, с датами рождения и смерти. А многие памятники восстанавливаем, даже если они, например, ушли глубоко под землю. Вот этот памятник подняли из земли, и тот, — указывает Сергей Тур на несколько надгробий.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

«Нам стали доказывать: раз без памятников — значит, не захоронения»

Один из аргументов Спецкомбината КБО в пользу сноса части памятников и замены их на типовые — то, что многие родственники похороненных благодарят предприятие за централизованное благоустройство. Благоустраивать кладбище спецкомбинат планирует и в этом году, и в следующем.

Историк, музеевед Юлия Латушкова вспоминает, как побывала как раз со стороны родственников. Несколько лет назад Спецкомбинат КБО по похожей схеме благоустраивал кладбище Крупцы (бывший деревенский погост), что на проспекте Победителей в Минске. У Юлии Латушковой там похоронены деды, прадеды и прапрадеды, она вспоминает, что, по мнению спецкомбината, ограды семейных могил были неухоженными.

— Мама приводила нас, детей, на кладбище еще в нашем раннем возрасте, внушала нам правила поведения. Поэтому нам очень больно было, когда в Крупцах начались такие работы. Мы считали, что с нашими оградами все в порядке.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Были претензии у спецкомбината и к холмикам детских могил.

— В нашей семье были дети, умершие перед войной и во время войны. Их хоронили без памятников, просто насыпали сверху купинки (надмогильные холмики. — Прим. TUT.BY), такая традиция. Но наша семья поддерживала эти холмики многие десятилетия. А тут нам стали доказывать: раз без памятников — значит, не захоронения. Пришлось согласиться на детские могилы на типовые «подголовники».

А ограды семейных захоронений, говорит Юлия Латушкова, пришлось дежурствами охранять почти все лето.

Музеевед Латушкова добавляет: среди снесенных были, конечно, и ветхие ограды, но многие были крепкими, могли простоять еще много лет. Надмогильные насыпи на всех захоронениях, кроме тех, что остались в оградах, снесли.

— Кладбища — это часть культуры города, они включены в общий контекст. Если сейчас мы потеряем их — мы потеряем целый пласт своей истории.

{banner_819}{banner_825}
-30%
-20%
-25%
-50%
-18%
-10%
-30%
-30%
-50%
-15%
-10%
0062969