/

20 июня суд в Гомеле приступил к рассмотрению уголовного дела над солдатом воинской части 55−25 Владимиром Санковичем. Молодой человек обвиняется в неуставных отношениях, которые позволял себе, будучи сержантом срочной службы.

Фото: Елена Бычкова

В узком коридоре здания суда толпятся молодые люди в военной форме. Все они проходят потерпевшими по делу о дедовщине. Пятый потерпевший — их товарищ Арсений — в гражданском, несколько месяцев назад его комиссовали по состоянию здоровья. «Это не связано с этим делом», — сразу говорит парень.

Рядом с солдатами — родные обвиняемого. Отец — милиционер в отставке — мрачнее тучи, мать вся в слезах. Просят не фотографировать их лица.

За решеткой — молодой человек в очках, не очень крепкого телосложения: возможно, сказались месяцы, проведенные в изоляторе, — туда Владимир попал в марте.

— …Обвиняемый, будучи военнослужащим, систематически превышая предоставленную ему власть, совершил воинские преступления: систематически унижал, избивал подчиненных ему по службе солдат, — зачитывает гособвинение прокурор.

Фото: Елена Бычкова

Эпизодов много, и в них фигурируют не только факты избиения рядовых. К примеру, одного солдата сержант заставлял съесть весь хлеб, другого — выпить кефир. Все происходило в санчасти, где в январе 2018-го находились на лечении и потерпевшие, и обвиняемый. Владимир тогда был контролером стрелкового взвода и имел звание сержанта. По возрасту многие потерпевшие старше обвиняемого, некоторые заметно крупнее и выше ростом. Но Владимир же был сержантом — в армии это важно.

И все-таки, несмотря на субординацию и многолетние «дедовские традиции», терпение одного из солдат в какой-то момент лопнуло — и он рассказал о «неуставщине» заведующему санчасти. Дальше приехали полковники — и все завертелось.

Фото: Елена Бычкова
Потерпевшие по делу о дедовщине солдаты

Вину Владимир признал полностью.

— Давайте [расскажите] про поедание хлеба, — предлагает гособвинитель.

— Это был ужин, я поел, зашел в раздаточную и взял хлеб, поставил и сказал: «Съешь это?» Рядовой сказал: «Съем».

— И ел?

— Не знаю, я вышел из помещения.

Как оказалось, хлеб рядовой съел, сколько граммов — точно так никто сказать и не смог. Но этого оказалось достаточно, чтобы солдату стало плохо. Как оказалось, у него был хронический гастрит.

Через неделю сержант напоил кефиром другого рядового. Судя по состоянию последнего, тоже сверх нормы.

— Как вы думаете, почему он пил?

— Возможно, подумал, что я отдаю приказ, — предположил обвиняемый.

— А по поводу насилия в отношении бойцов… Расскажите, что вы делали, и главное — зачем.

В зале суда звучит не всем понятный сленг: «цапля», «сушить ноги», «окантовка». Обвиняемый подробно рассказывает, в чем суть. Незнакомому с армейской службой человеку сложно понять смысл происходящего, ясно одно — это больно.

— А вы все это откуда знаете?

— Из интернета.

— То есть с вами раньше в части такого не делали?

— Нет.

— Вы спрашивали у потерпевших, нравятся ли им ваши действия?

— Это больше напоминало ребячество и баловство. Удары были безобидные, безболезненные, я думал, что состою с ними в дружеских отношениях.

— А вы на гражданке своих друзей тоже били?

— Нет.

Далее слово предоставили потерпевшим. Их показания мало чем отличались от показаний обвиняемого. Все пятеро просили не наказывать Владимира строго и не сажать в тюрьму.

— После случившегося какие выводы вы сделали? — обратился к обвиняемому его адвокат.

— Что поступил неправильно, не надо было так делать. Раскаиваюсь и прошу прощения.

В суде объявлен перерыв. Завтра сержанту Санковичу вынесут приговор. TUT.BY будет следить за итогом дела.

Это уголовное дело не связано с гибелью в Печах в октябре 2017 года рядового Александра Коржича. Напомним, после гибели военнослужащего в армии началась тотальная проверка, по дедовщине было возбуждено не одно дело.

Фото: Елена Бычкова

{banner_819}{banner_825}
-50%
-10%
-30%
-85%
-50%
-15%
-20%