/ /

Вокруг нас лес, даже не лес, а настоящая Налибокская пуща. Еще 8 часов утра, а солнце припекает так, что кажется, даже в одежде обгоришь. Мы сидим на улице за столом. В его тумбочке недавно поселились пчелы. Рядом — небольшой дом на хуторе. Мы пьем кофе, едим зефир. У ног трется черно-белый ягненок, через пару минут приходит собака, возле моего колена настойчиво жужжит пчела.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Олег Протас подливает нам кипятка в чашки:

— Почему людям в городе кажется, что в деревне хорошо? Потому что они смотрят на меня и думают: «Во, классно, на хорошей машине ездит, все дела». Вы думаете я здесь балдею? Это не так.

«Сбыта у овечьей шерсти вообще нет»

Олегу Протасу 36 лет. Когда-то в поселке Ивенец Воложинского района он был диджеем на местной дискотеке, отработал там почти шесть лет. Рассказывает, что он католик и за всю жизнь ни разу не пробовал алкоголь и не выкурил ни одной сигареты. Это и помогло устроиться диджеем: как раз искали такого надежного человека. Чтобы повысить квалификацию, он даже прошел двухнедельные курсы ведущих в Минске.

— На дискотеки тогда приходило по 400−500 человек. Я бы и сейчас хотел открыть дискотеку — это золотое дно. Люди сами приходят и деньги приносят, только смотри, чтобы были трезвые, — убежден он.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Высшего образования у парня нет. Олег рассказывает, что после школы пробовал учиться в Смиловичах на ветврача. Но из Ивенца туда было далеко ездить, и он бросил.

— На экзамен не пошел, сказал маме, что «двойка». Потом работал на реконструкции местного монастыря и через полгода купил себе BMW-тройку. На этой машине в то время все свадьбы отвозил, — рассказывает он.

Затем парень работал сторожем и водителем у председателя одного из местных колхозов. Сейчас — начальником сторожевой охраны: контролирует, чтобы сторожа были трезвые и на работе. Но большую часть времени он посвящает своему подсобному хозяйству на хуторе Козлики в Налибокской пуще. С него в том числе и живет семья. У Олега жена и трое детей. Это хозяйство не только заработок, но и отрада для души. Олег на глазах воодушевляется, когда рассказывает про своих кур, гусей, овец.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

От Ивенца до хутора — 26 км, большую часть дороги надо ехать по Налибокской пуще. Чем быстрее едешь, тем меньше трясет. На хуторе стоит дом — здесь жил дедушка Олега, до сих пор живет 91-летняя бабушка. Каникулы парень проводил именно здесь — среди природы. У него и его семьи есть дом в Ивенце, но несколько раз в неделю он ночует на хуторе, так как занимается хозяйством.

Чуть больше трех лет назад Олег с дедом купили 30 овец. Каждая из них на тот момент стоила около 50 долларов. С этого и началось подсобное хозяйство. Сейчас у него более 250 овец, баранов и ягнят. Продает их живьем — в основном мусульманам. Барашек возрастом до года стоит 70 рублей, если кто-то хочет разводить животных и ищет беременную овцу, то она будет стоить 200 рублей. Дороже никто не купит.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

— Мусульмане перед тем, как зарезать животное, молятся. У них такой обряд. Поэтому приезжают, забирают живьем в багажник — и поехали.

Олег говорит, что улучшить дело материально помог бы интерес какого-нибудь ресторана. Но дальше звонков пока дело не пошло, потому что барашков Олег имеет право продавать только живьем, а заведения не хотят платить за профессиональный убой на бойне. Самому же его оплачивать невыгодно.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

— Сбыт не сильно хороший, а сбыта у овечьей шерсти вообще нет. Везти на фабрики ее невыгодно, а чтобы самому из нее что-то делать, надо открывать ИП. А так в год с овечек можно нарезать 100 кг шерсти.

Олег выгоняет овец из сарая на пастбище, приговаривая «коца, коца, коца». Из-за жары трава засохла, и овец приходится пасти в лесу. При этом даже белоснежные овечки из-за пыли становятся серыми.

«Если сяду, ничего не заработаю»

По двору бегают вьетнамские поросята. Олег говорит, их колют только для своих нужд. Но они активно плодятся, и он даже не знает, сколько всего штук, да и суеверия не разрешают их считать:

— Если поросят посчитать, то они не будут расти. Есть и есть, сколько? Не знаю. Так же, как и не знаю, сколько у меня кур. Их тоже никогда не считал. Вон, видите двух цыплят? Это курица где-то несанкционированно высидела. А так у меня куры разные, всякие, прикольные…

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Олег говорит, что вьетнамские поросята не растут большими, при этом их очень удобно разводить: они травоядные, не болеют, не роют землю. И при этом любят пастись с овечками.

— Нам в городе кажется, что у вас в деревне рай. Можно вырастить кабана и на нем озолотиться…

— Нет, так не получится, — смеется Олег и объясняет, почему это может быть невыгодно. — Кабана можно продать только через бойню, а там надо заплатить за убой и получить все справки, что он здоров.

Олег пробовал разводить быков, покупая их маленькими в колхозе. Но говорит, что это тоже оказалось не особо выгодно. В прошлом году у него было 16 быков, сейчас осталось два, остальных живыми купил частник.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

— Мой дедушка тоже занимался разведением быков, и в советское время, продав четырех быков, можно было купить новую машину. Сейчас я быка покупаю за 400 рублей, а через 2−2,5 года продаю за тысячу. Чтобы накормить быка, надо летом несколько недель техникой сеновать (косить траву и сушить сено. — Прим. TUT.BY).

— Сколько удается зарабатывать на хозяйстве? — спрашиваем.

— Немного остается на жизнь, но все крутится, — объясняет он, как вкладывает вырученные средства в развитие хозяйства. — Везде надо работать, если сяду, ничего не заработаю.

Сейчас Олег на месте старого дома строит агроусадьбу, там планирует принимать туристов.

«В Болгарию приехал и думаешь, как домой добраться»

Через год после того, как Олег занялся хозяйством, у него отказала левая нога. Оказалось, грыжа позвоночника. Парня срочно прооперировали, но на третий день он, говорит, что под подписку уехал домой. И снова — работать на хутор.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Трудиться в деревне нелегко — все практически приходится делать самому, несмотря на то, что благодаря помощи дедушки у Олега есть трактор. Также ему с хозяйством помогает дальний родственник супруги.

— Но вон видите сколько навоза? Я его не трактором сюда кидал. Это все чистится и закидывается руками. Представляете, сколько надо перевернуть какашек, чтобы это мясо было вкусным? — объясняет он цену труда.

— Вы отдыхаете? — спрашиваю.

— Иногда.

— Где?

— На кровати на спине отдыхаю, сплю вот так вот ровненько, — шутит он. — Моря и океаны не в нашем стиле. Самолет этот может не приземлиться, а хозяйство меня ждет. Как я могу взлететь?

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

— Вы никогда не летали на самолете?

— Ребенком был в Болгарии и Германии, но там нечего делать. В эту Болгарию приехал и все десять дней думаешь, как домой добраться. А в пуще хорошо. Вот надо только еще бабушкин домик реконструировать и денег на это собрать, не все сразу.

— Вы счастливы?

— Мне всего хватает.

10 правил жизни от Олега Протаса

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

1. Человек все знать не может.

2. Не дашь зерна — овца будет худая, худая овца денег не стоит.

3. Можно и ржавый гвоздь продать, сказав, что он с Ноева ковчега.

4. Отец у меня был очень строгий. Это было очень хорошо. Дети неразбалованные. Помню, сварил картошку и секу ее свиньям. Думаю, вот поеду на велосипеде покатаюсь. Папа идет: «Что ты делаешь?» Говорю: «Картошку секу». «Что ты делаешь, вот так надо сечь — ту-ту-ду». Все надо было делать быстро и мгновенно. И это быстро и мгновенно перешло в жизнь.

5. Везде надо крутиться, потому что не заработает человек на земле.

6. В деревне лучше, чем в городе. В городе на проспекте вот так, как здесь, на возу не посидишь. Вы видели, как в городе бегают люди? Из метро выходят — и ощущение, что их кто-то гонит, как пчел. А тут нет, тут — сам себе, потихоньку.

7. Я женился в 21 год. Лучше жениться рано, потому что дети уже подросли и сейчас уже будут помогать.

8. Я живу, чтобы детям что-то осталось. А вдруг тоже будут на хуторе хозяйством заниматься? Если все будет готовое, то им будет легче. Конечно, я мог пойти каким-нибудь риелтором и домик в деревне втюхивать за недорого, но зачем?

9. В школе лучше быть двоечником — меньше спрос. И я делал, что хотел. За две недели до летних каникул уже был на пуще, а отличникам надо было сдать книжки, получить оценки. У меня все было проще: я на пущу — и все. Родители в шоке, а я на пуще.

10. Белорусам нравится в деревне, потому что вот сидим мы за столом здесь, пьем кофе — и никому ничего не должны.

{banner_819}{banner_825}
-21%
-20%
-70%
-20%
-20%