/

Дмитрий Белов — владелец более 40 платежных терминалов. Его бизнесу уже 10 лет, и за это время, говорит, не было никаких неприятностей. Даже вандалы ни разу не портили оборудование. Однако прошедшей зимой словно сглазили: с интервалом в неделю принадлежащую фирме технику дважды воровали. Преступников вскоре удалось задержать. Правда, Дмитрию от этого хеппи-энда не легче: ущерб в несколько тысяч рублей ему так никто и не возместил — и не возместит. Так решил суд.

В январе неизвестные украли платежный терминал, расположенный в стене магазина «Клавдия» по проезду Студенческому в Гомеле, добычей воров стали 1250 рублей. Через неделю трюк решили повторить — воровали аналогичный аппарат на фасаде магазина «Брусничка» по улице Давыдовской. Но делу помешали оперативники.


Открыть/скачать видео (6.62 МБ)

Преступников задержали. Ими оказались неработающие 25-летний гомельчанин, его 24-летняя жена и приятель семьи. Выяснять обстоятельства и доказывать причастность трио к совершению преступления следователям долго не пришлось: при обыске в съемной квартире супругов нашли первый терминал — и вскоре они во всем сознались.

Фото: УВД

Эту историю мы рассказывали зимой. А спустя несколько месяцев в редакцию TUT.BY обратился Дмитрий, владелец тех самых украденных терминалов. Со слов мужчины, суд никак не наказал воров, а возмещать причиненный преступниками ущерб теперь придется ему самому.

— Меня еще на первом заседании удивило, что я проходил по делу не как потерпевший, а как свидетель. На второе заседание, там же и приговор, мне сказали не приходить. Когда увидел решение — не поверил своим глазам. Всем участникам преступления, совершенного повторно группой лиц, дали условно!

Суд Советского района Гомеля действительно признал всех троих виновными в краже, совершенной группой лиц, и назначил наказание в виде 3 и 2 лет «домашней химии».

Как говорится в мотивировочной части приговора, при назначении наказания суд исходит из принципа индивидуализации наказания, характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, мотивов и целей содеянного, личности виновных, характера нанесенного вреда и размера причиненного ущерба и иных обстоятельств дела.

«Принимая во внимание, что обвиняемые предприняли меры к уменьшению нанесенного ими вреда (по словам Дмитрия, ему вернули всего 300 рублей. — Прим. TUT.BY), чистосердечно раскаялись в содеянном и высказали твердое намерение стать на путь исправления, суд пришел к выводу о том, что исправление и предупреждение совершения новых преступлений обвиняемыми возможно при назначении наказания, не связанного с изоляцией их от общества» (из приговора суда).

Решение суда вступило в законную силу.

— Я не хочу, чтобы этих людей сажали в тюрьму, в конце концов у них маленькие дети. Но почему суд оставил без внимания вопрос компенсации ущерба, который был нанесен фирме? Это 6,5 тысячи рублей! Кто теперь возместит мне стоимость двух вышедших из строя терминалов (один из них восстановлению не подлежит) и почему суд не обязал преступников вернуть 1250 рублей, которые находились внутри оборудования? — недоумевает мужчина.

Сейчас Дмитрию остается лишь подать гражданский иск к преступной троице о возмещении его компании причиненного ущерба.

-30%
-20%
-50%
-10%
-90%
-40%
-21%
-14%
-10%
-10%
-10%
-10%
-10%