опубликовано: 
обновлено: 

В суде Фрунзенского района столицы рассматривается уголовное дело, где фигуранты — начальник Транспортной инспекции и сотрудник Госконтроля. Они до сих пор не уволены.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Год назад КГБ сообщил: вскрыта коррупционная схема в Транспортной инспекции. Якобы с 2015 года начальник Леонид Лемеш и его заместитель Алексей Куцаев при содействии подчиненных поставили на поток «торговлю» разрешениями на проезд большегрузов за границей. За каждое разрешение у транспортных компаний просили от 50 до 120 евро.

По версии следствия, посредниками в регионах были и руководители Гродненского, Гомельского филиалов инспекции. В итоге в СИЗО КГБ оказались 9 сотрудников инспекции. Дела заводили по статьям о даче и получении взяток, а также мошенничестве.

Фото: TUT.BY
Фото: TUT.BY

Сегодня главу Транспортной инспекции Минтранса Леонида Лемеша обвиняют в неоднократном получении взяток и попытке получить еще одну.

Вторым фигурантом оказался Николай Журавлев, заместитель начальника 4-го управления Департамента финансовых расследований Комитета госконтроля. Его обвиняют в мошенничестве, подстрекательстве и пособничестве в даче взятки.

В начале процесса Журавлев заявил ходатайство: он просит заменить ему содержание в СИЗО (где находится уже 14 месяцев) на любую другую меру пресечения, «не связанную с изоляцией от общества». В 2015 году ему имплантировали искусственный клапан сердца, потом он пережил еще две операции и кому. Теперь пожизненно прописаны препараты и обследования.

«Но в условиях СИЗО поддержание такого режима почти невозможно. (…) Летний период таким людям тяжело переносить в подобных помещениях. Любое падение может быть для меня чреватым (…). Содержание под стражей будет для меня мучением и истязанием», — призвал обвиняемый. Он добавил, что имеет родителей-инвалидов, двоих несовершеннолетних детей, постоянное место жительства и работу, «откуда я до сих пор не уволен и проработал 20 лет».

Об этом же просил Лемеш, у которого за время нахождения под стражей умер отец и тяжело болеет мать. Но судья Дмитрий Лукашевич отказал: тяжесть обвинений предусматривает именно такую меру пресечения.

Взятки по 100 долларов и выдача разрешений «в том числе по указанию замминистра»

Гособвинитель зачитала обвинение 59-летнему начальнику инспекции: тот с июля 2015-го по апрель 2017-го помогал определенным транспортникам получать разрешения на перевозки по России и Казахстану, в том числе из предусмотренного Минтрансом резерва.

Посредниками между начальником и транспортными компаниями названы граждане Волчок и Заеленчиц. А дальше документы оформляли, с указания Леонида Лемеша, подчиненные и его заместитель Куцаев, «не осведомленный о преступных действиях».

В большинстве случаев следствие не смогло точно назвать даты передачи взяток, но есть перечисление сумм и подарков: 100 долларов; набор из коньяка за 30 рублей, духов за 70, календаря квартального за 7, ручки за 1 рубль, блокнота и пакета подарочного (дважды); еще 50 долларов, 100 долларов, 50 долларов и 200. В апреле 2017-го при передаче 50 долларов Лемеша задержали в собственном кабинете.

Любопытно, что в двух эпизодах начальника инспекции обвиняют в том, что он давал указание включить в «разрешительный список» определенного перевозчика «в том числе по указанию заместителя министра транспорта Шишко». Тут фигурирует ООО «Чайка» и те самые коньячные наборы.

«В 2015 году несколько раз Шишко звонил по „Чайке“. Говорил, что есть обращение и нужно рассмотреть их заявки», — пояснил Леонид Лемеш.

«И что это значило? Как вы воспринимали эти слова замминистра транспорта?» — уточнила прокурор.

«Не могу сказать, как я воспринимаю. Но я звонил подчиненным и говорил о таком поручении. (…) А разрешения „Чайке“ выдавались не всегда. И с 2016 года мне Шишко уже не звонил. Насколько знаю, обращался напрямую к моим подчиненным».

Напомним, что Александр Шишко не так давно был отстранен от должности «в связи с несоблюдением ограничений, связанных с государственной службой». Накануне президент возмущался состоянием дел в Минтрансе и грозился снять министра.

Как оказался замешан в этом деле сотрудник Госконтроля Журавлев? Согласно обвинению, он обманом получал деньги от представителя транспортной компании «Пром-двим», где хотели получить разрешения на Россию. Журавлев якобы хвастался связями в инспекции, «возбудил у того желание дать взятку сотрудникам» и убедил, что «иным способом разрешения не получить». Вызвался быть посредником в передаче денег.

С 2015 по 2017 годы фигурант получил несколько «траншей» по 100 долларов, но просил компанию оформить официальный запрос в инспекцию. И там разрешения выдавали. Но судя по обвинению, Журавлев зачастую ничего для этого не делал и просто оставлял себе деньги, а успешный итог представлял как «результат своих действий и заслуг». Хотя обвинении указаны случаи, когда взятки в интересах данной компании передавались начальнику Транспортной инспекции через уже упомянутого Волчка.

Один из предполагаемых посредников — бывший сотрудник КГБ?

Оба фигуранта полностью отрицают свою вину. Леонид Лемеш добавил, что признает «только факт подарка к Новому году от Николая Заеленчица» (тот самый набор с коньяком, духами, блокнотом и календарем от имени ООО «Чайка»). Следствие считает того посредником во взятках.

«Я говорил, что не принимаю подарков, но он сказал: это сувенирная продукция. Скрыл, что там были деньги. Я не видел, что было в пакете, а через 2−3 недели разбирая пакет из записной книжки выпала купюра в 100 долларов. Время прошло, и деньги остались у меня. Признаю, что в соответствии с должностными обязанностями не имел права принимать подарки. И до начала следствия я написал чистосердечное признание по данному факту».

Он также упомянул другого предполагаемого посредника по фамилии Волчок. Тот работал этажом ниже и приходил пару раз, хотя в перевозках разбирался не очень. 

«Потом я понял, что он, по сути, консультировал транспортников и создавал впечатление своего влияния. Оказалось, раньше он работал в Центральном аппарате КГБ! (...) Не знаю, как он занимался грузоперевозками, простите, там он сосну от ели не мог отличить. Но не было нужды ему платить, чтобы получить разрешение. Я всегда отправлял людей на второй этаж [инспекции] писать заявку”.

Леонид Лемеш подчеркнул, что сам он 12 лет работал на руководящих должностях в инспекции и никогда не брал взяток за рассмотрение обращений от транспортников.

Обвиняемый: дополнительные разрешения давали в исключительных случаях

По словам начальника Транспортной инспекции, ежегодно Беларусь выдавала по 650−680 тысяч разрешений на проезд грузовиков, и столько же получала. Чтобы попасть в список, компании в свободной форме писали заявления и платили пошлину.

95% мест распределяли по специальной формуле Минтранса с учетом количества машин, доходов компании-перевозчика, выполнения государственных заказов. И обычно без проблем, подчеркнул Лемеш, согласие получали четыре-пять сотен перевозчиков.

А из оставшихся 5% разрешений формировался резерв, к которому и возникли вопросы. Лемеш говорит, что разрешения сверх лимита Транспортная инспекция выдавала перевозчикам только в исключительных случаях, иногда «государственного значения».

Например, когда на границе с Россией тормозили белорусскую фуру, а в документах немецкий экспедитор по ошибке ставил не тот штамп или букву. «Там была масса критериев закулисных в России, дискриминирующих наших перевозчиков. По принципу, как сегодня молоко». Или когда «на уровне Минтранса принимались решения по вывозу экспортной продукции с БМЗ или связанные со строительством Гарлыкского [горно-обогатительного] комбината в Туркменистане».

По словам фигуранта, по всем обращениям он отправлял людей к подчиненным, а те уже выдавали или нет разрешения. «Сам я никогда не давал указания выдать разрешение определенному перевозчику». Хотя Лемеш подписывал итоговый список, «чтобы не было злоупотреблений» в филиалах и там ничего не могли в нем изменить.

В процессе объявлен перерыв до 14 июня. 

{banner_819}{banner_825}
-40%
-10%
-30%
-10%
-10%
-50%
-10%
-15%
-72%