Общество


«Эмиграция у белорусов в крови», — к такому выводу минчанин Игорь Капуза пришел спустя годы изучения судьбы своих предков. Две недели назад он встретился с потомком бабушкиного брата, сто лет назад уехавшего покорять Америку.

Фото: из личного архива Игоря Капузы
Джон Капуза и Игорь Капуза (справа) — родственники. На снимке — их первая встреча в Венеции, Италия. 100 лет назад предок Джона уехал с белорусской земли в США и начал там новую ветвь семьи. Фото: из личного архива героя публикации

«Сначала искал, что означает моя фамилия»

Игорь Капуза руководит компанией в Минске, он международный эксперт Немецкого института по стандартизации (DIN). Предки Игоря родом из деревни Сварынь, что в Дрогичинском районе Брестской области, недалеко от границы с Украиной.

Глубоко вникать в историю своей семьи Игорь Капуза начал лет семь назад. Причем делает он это в основном при помощи баз данных, доступных в интернете.

— Сначала решил понять, откуда взялась моя фамилия, — начинает рассказ минчанин. —  Людей с фамилией Капуза не так уж много, но они есть в разных странах. Сначала создал группы в соцсетях, где объединяю однофамильцев.

В своей фамилии Игорь Капуза, возможно, самый активный поисковик. Говорит, что группы в соцсетях очень помогли: получил важные дополнения к тому, что сам разыскал. Со временем пришел к выводу: похоже, у всех людей с фамилией Капуза один прародитель.

— Видел в архиве Академии наук СССР отчет этнографической экспедиции — ее проводили в 1960—1970-х годах. Там сообщается, что пришли в наши края три человека из Вётлы — Капуза, Кинчак и Канцевич, основали деревню, назвали ее Сварынь — от слова "свора", потому что ссорились все время.

Деревня Ветлы сейчас находится на территории Украины, с другой стороны границы.

Фото: из личного архива Игоря Капузы
Отец Игоря Павло Капуза (слева) со своим братом Афоней, жители деревни Сварынь, снимок сделан после Великой Отечественной войны

В Ветлах, говорит Игорь Капуза, когда-то был монастырь ордена капуцинов. Капуза — от литовского kapuza — монах-капуцин.

— Один человек, монах-капуцин немецкого происхождения, приехал на территорию ВКЛ для того, чтобы нести католицизм на эти земли. После второго раздела Речи Посполитой монастырь сожгли и монахов разогнали, так что ему ничего не осталось, как уйти и стать обычным сельским жителем. На тот момент многие в Беларуси имели фамилии, у жителей ВКЛ они были еще с ХVI века, так что и его надо было как-то называть. На литовском языке в единственном числе монах-капуцин это «капуца». Так его и записали, и с этого момента пошла история моего рода, — делится Игорь Капуза преданием, которое разыскал. — Белорусская история непростая, разная, когда ищете свою фамилию, важно пробовать написание в самой разной транскрипции: литовской, польской, даже на идише.

«Знали только, что бабушкин брат уехал в Америку «чи в войну, чи в революцию»

— Теперь я смотрю в учебник истории и вижу, что в основных этапах эмиграции белорусов — история моей фамилии. Среди родственников с фамилией Капуза были те, кто в начале ХХ века эмигрировал в Америку и Аргентину. Были те, кто ехал в Америку, но осел в Германии и Англии. Были депортированные в Сибирь после 1939 года. Были уехавшие добровольно работать в Германию в 1942—1943 гг., были и насильно угнанные в Германию, и уничтоженные нацистами из-за еврейской крови (фамилия по отцу, а национальность — от матери), — перечисляет Игорь Капуза. — Были те, кто не принял коммунизм и «партизанил» на Полесье в рядах лесных братьев, а потом был вынужден бежать от преследований на широкие просторы Советского Союза. Были и переселенцы на Кубань из-за голода и преследований. Есть и те, кто эмигрировал в Израиль и Европу в 1990-х.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Игорь Капуза говорит, что любит вещи с историей, портрет Ленина в кабинете — в их числе

Брат бабушки Игоря, Василь Капуза, уехал в Америку в 1918 году. Точную дату Игорь узнал позже, старшие родственники только помнили, что это случилось «чи в войну, чи в революцию».

— В конце 1980-х родная тетя пыталась найти следы уехавшего Василия, подавала запросы в архивы Беларуси, писала в Ленинград, Варшаву. Но тогда властям было невыгодно открывать такие данные, результата не было. Сейчас благодаря интернету я смог все найти в Сети.

Игорь Капуза отыскал в архивах, что из деревни Сварынь в начале прошлого века уехали за новой жизнью в Америку по крайней мере восемь человек с его фамилией, в том числе трое очень близких его родственников.

— Многие эмигранты добирались в Америку через крупный порт в Гамбурге (Германия). В Гамбурге есть большой музей эмиграции, их архив оцифрован, можно найти корабельные записи, посадочные билеты людей, которые отправились в такой далекий путь.

Корабли приходили к острову Элис в устье реки Гудзон в бухте Нью-Йорка, США, здесь был крупнейший пункт приема мигрантов. Там тоже теперь есть музей эмиграции. Оцифрованные документы с данными по именам и даже по цвету глаз и волос тех, кто спускался с кораблей в Нью-Йорке можно бесплатно посмотреть, зарегистрировавшись на сайте.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
В кабинете Игорь Капуза поставил флаги трех стран. Один из них — белорусский. Еще есть немецкий флаг, так как в роду есть и немецкая кровь. «Но самым первым был испанский — его подарил давний друг. А вообще это очень европейская традиция — вывешивать в рабочем кабинете флаги тех стран, с которыми тебя что-то связывает. Думаю, следующий привезу осенью из Америки», — говорит Игорь Капуза.

— Разбирать записи сложно. Они рукописные, их заполняли приставы, часто — сами эмигранты, для которых английский язык был неродным. К тому же на кораблях прибывали тысячи человек, документы заполнялись максимально быстро. Приставы воспринимали все на слух, как могли, не вдаваясь в правильность написания, так что найти нужные тебе имена и фамилии непросто.

Очень полезным в поисках для минчанина был сайт Национального архива США.

— По моей фамилии в разных вариациях он выдает порядка 400 тысяч ссылок. Такое количество говорит как раз об ошибках и помарках во время переноса данных в разное время. Например, если один и тот же человек в США сначала заявлял себя трудовым мигрантом, а потом беженцем, то в поиске он будет выдаваться как два человека. Я проанализировал больше десятка тысяч документов и выработал для себя правила, как может быть записана фамилия моих близких, их национальность.

— В конечном счете круг поисков сузился до трех человек: это Василь Капуза, брат моей бабушки, Иван — еще один ее брат. И третий человек из наших, Федор, к сожалению, умер, приехав в Америку. Белорусы могли быть записаны как угодно. Порой они боялись указывать настоящую национальность, порой не знали, что и ответить на вопрос, откуда ты: статус территорий, с которых люди уезжали, часто был непонятным из-за революций и войн. Белорусы часто говорили, что они поляки или русские. Для моей фамилии я находил исправления: сначала указано, что поляк, потом — прусак. Василя записали даже украинорусом. Также в документах он сначала указан как трудовой мигрант, а потом как беженец. Многие записывались беженцами, когда начинали платить пособия — чтобы получить средства для жизни.

Сильно помог в поисках и сайт www.familysearch.org — с большой базой оцифрованных документов и метрик из разных архивов мира, доступный на русском языке.

Фото: из личного архива Игоря Капузы
Регистрационная карта эмигранта по прибытии
Фото: из личного архива Игоря Капуза
Страницы журналов переписи эмигрантов
Фото: из личного архива героя публикации
№ 72 — Василь Капуза. Указано, что он runner — беженец и украинорус
Фото: из личного архива героя публикации
Документ с исправлениями по поводу происхождения мигрантов

— А еще есть сайт, который анализирует соцсети и делает выборки по географии — можно пофамильно. Данные примерные, но можно посмотреть географию однофамильцев.

Игорь Капуза изучает документы и видит: искали новую жизнь в Америке сто лет назад и больше люди возраста 20−30 лет. Как правило, это были одинокие мужчины, которые хотели перемен. Но были и те, кто уезжал целыми семьями, встречаются даже совсем пожилые люди, решившие переехать.

— Ясно, что для целых семей переезд был вынужденным, они как раз беженцы, говоря сегодняшним языком.

«Кровь — это очень большая сила»

В Национальном архиве США можно отыскать документы по гражданскому состоянию людей: рождение детей, разводы, смерти.

— Регистрируешься — и в течение 14 дней у тебя бесплатный доступ. Потом нужно заплатить, но если вы действительно хотите найти своих близких — это не настолько большие деньги, — рассуждает Игорь Капуза.

Он узнал, что Василь Капуза сначала жил в США в статусе беженца, получал пособие. Был разнорабочим, грузчиком. Потом обзавелся семьей, со временем дал детям хорошее образование. Постепенно Игорь смог отыскать в соцсетях потомка давным-давно покинувшего белорусскую землю Василия.

— Отозвался Джон Капуза. Это его прадед уехал из деревни Сварынь искать новую жизнь в Америке, — не скрывает эмоций Игорь Капуза. — Мы встретились с Джоном в конце мая в Венеции. Это вышло спонтанно. Он на своей странице написал, что будет несколько дней в Венеции, а у меня была командировка — и я совместил. Встреча длилась несколько часов. Но я чувствовал, что кровь — очень большая сила! Оказалось, что Джон уже несколько лет целенаправленно изучает историю своей семьи. Он мне открыл об эмигрировавших родственниках то, чего я не смог накопать.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Сейчас Игорь Капуза уже связался с потомками второго уехавшего из Сварыни предка — Ивана, осевшего в Аргентине.

— Моя бабушка жила с мыслью, что ее родной брат уехал. Но у него, за океаном, ведь были точно такие же мысли, как у нее: и он переживал, что потерял контакты. Пока есть возможность, надо узнавать, что было. Кто знает, вдруг это последний наш шанс перед каким-нибудь очередным железным занавесом, — рассуждает Игорь Капуза. — Я уверен: почти каждую белорусскую семью затронула эмиграция. Мои поиски предков привели меня к выводу, что у белорусов эмиграция в крови. Если смотреть историю, то через поколение люди уезжают. Сколько выдающихся людей из нашей страны смогли чего-то достигнуть за рубежом! К сожалению, наши архивы намного более закрытые. Я сам сегодня на пути к эмиграции, возможно — в Германию. Так что для меня все эти поиски — вопрос осознания.

0061324