/ /

Японка Йоко Йошида в десятый раз приехала в Беларусь. Покинуть страну она планирует с сыном Даичи, который 1 год и 9 месяцев провел в белорусской тюрьме. В сентябре 2016-го его задержали в минском аэропорту, а после за незаконное перемещение оружия приговорили к 4,5 года лишения свободы. В апреле 2018-го Йоко обратилась в Администрацию президента. В середине мая узнала, что наказание ее сыну смягчили. Хотя еще в феврале Верховный суд оставил приговор без изменений.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Йоко и ее старший сын Сейя Йошида в Минске дожидались освобождения младшего сына Даичи

О встречах с сыном в белорусской колонии, его увлечении антикварным оружием и о том, как добивались смягчения приговора, Йоко рассказала TUT.BY накануне отъезда из страны.

Даичи Йошида — 28-летний художник из Японии. В апреле 2017 года его приговорили к четырем с половиной годам лишения свободы за незаконный провоз и перемещение через государственную границу огнестрельного оружия (ч. 2 ст. 295 и ч. 1 ст. 333−1 Уголовного кодекса Республики Беларусь).

Согласно материалам следствия, в его багаже нашли 10 замков и 4 ствольные коробки к винтовкам Мосина разных лет.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Даичи Йошида

Летом 2016 года Даичи Йошида участвовал в фестивале манги в Одессе. Как утверждает художник, в Киеве он приобрел в антикварном магазине различные части оружия, выпущенные до 1945 года. Из Киева он должен был лететь в Токио с транзитными пересадками в аэропортах Минска и Абу-Даби. Он говорит, что служба безопасности в аэропорту Киева проверила и сфотографировала все части оружия, которые находились в его багаже, и допустила на рейс. При пересадке в Минске Даичи Йошида был задержан.

Даичи Йошида обжаловал приговор. В феврале Верховный суд назвал приговор справедливым.

«Я скоро поправлюсь, меня выпишут, и приеду домой»

— Я не могу поверить, что скоро он будет с нами. Радость переполняет, — сдержанно рассказывает о своих переживаниях Йоко. 22 мая ее сына Даичи освободили, но увидеться с ним она пока не смогла: Даичи увезли в отдел по гражданству и миграции для оформления документов. Обнять его Йоко сможет, только после того как пройдет паспортный контроль в аэропорту. Ради этого женщина преодолела почти 12 тысяч километров и шесть часовых поясов.

— Ночью не могла уснуть, переживала. Уже завтра смогу его увидеть!

— Сегодня, мама, не завтра. Сегодня! — поправляет Йоко ее старший сын Сейя. Оба смеются.

— Мы полетим вместе. И будем его держать, чтобы он никуда из самолета не убежал, — говорит Сейя.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Йоко и Сейя прилетели в Минск 20 мая, уже зная, что встретить Даичи у витебской колонии, где он отбывал наказание, у них не получится.

— Раньше мы приехали потому, что хотели увидеть всех друзей, которые нас поддержали, и сказать им спасибо. Также хотели поприветствовать сотрудников посольства, попрощаться с адвокатом Дмитрием Шиловым. Он нам очень помог.

Последние два года перевернули жизнь семьи Йошида. Сперва, говорит Йоко, она не верила, что все это происходит с ее младшим сыном.

— В самом начале был звонок от Даичи из больницы. Он сообщил, что в аэропорту у него была проверка багажа. После проверки его провели в отдельную комнату, где долго держали. Самолет в это время улетел. Ему стало плохо, поднялась температура. Из аэропорта Даичи доставили в городскую инфекционную больницу. Во второй раз он позвонил и сказал: «Я скоро поправлюсь, меня выпишут, я приеду домой». Это был второй звонок от Даичи из Беларуси.

После этого, говорит Йоко, с ней связался защитник — его предоставило государство. Позже семья сменила адвоката.

— Я сразу же позвонила в посольство Японии в Беларуси, чтобы узнать о произошедшем. После этого решила приехать сюда, потому что по телефону было сложно во всем разобраться. На месте проще уточнить, что все-таки случилось. Никто — ни Даичи, ни мы — тогда не понимали, за что он задержан.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

В первый раз Йоко приехала в Беларусь в сентябре 2016 года вместе с мужем. Тогда же им удалось встретиться с сыном. После этой встречи, говорит Йоко, она уезжала с ощущением, что это недоразумение, которое скоро разрешится.

— Я всегда стараюсь мыслить позитивно. Я была уверена, что сын освободится в скором времени.

После этого было еще восемь визитов в Беларусь и около 15 встреч с сыном.

— Я приезжала на несколько дней и старалась увидеться с сыном сразу после приезда и перед отлетом. Ему было очень сложно и физически, и психологически. Во время пребывания в тюрьме у него начались проблемы с давлением, он часто терял сознание. И психологическое его состояние непростое — в жодинской тюрьме дошло до попытки самоубийства. Я думаю, он до сих пор шокирован тем, что произошло. Мы старались его поддерживать, как могли.

— Что вы почувствовали, когда услышали приговор — 4 года и 6 месяцев?

— Не поверила. Это слишком много. Потому что Даичи вез с собой просто сувенирные вещи для своего дела. Возможно, он допустил ошибку. Но за эту ошибку четыре с половиной года — это чересчур.

По словам Йоко, Даичи всегда старался привозить из путешествий старинные предметы. Части антикварного оружия нужны были ему для того, чтобы его рисунки выглядели более реалистичными, уверяет женщина.

— Он не выдержал напора продавца. Ему как иностранцу тот усердно пытался продать как можно больше со скидками. Даичи говорил на свидании: «Я набрал, а когда пришел в гостиницу, не знал, что с этим делать». Начал упаковывать вещи и решил, что нужно кое-что сдать. Но было уже поздно, магазин закрылся, а наутро нужно было ехать в аэропорт. Приехав в аэропорт, он решил обратиться к таможенникам, спросить, может ли он это все провезти, — и они сказали, что сможет.

«Писали президенту дважды. За этот шанс мы ухватились как за спасительную соломинку»

— В феврале Верховный суд пересматривал дело Даичи и оставил приговор без изменений, посчитав, что это соразмерное наказание. А в мае вы узнали, что его смягчили и Даичи освобождают. Как это получилось?

— В начале 2018 года мы написали письмо в адрес господина президента Республики Беларусь — обратились с просьбой помочь нашему сыну, освободить его. На что мы не получили конкретного ответа — нам только сообщили, что прокуратура рассматривает дело. В середине марта мы приезжали на свидание. Вернулись домой и решили написать во второй раз. Мы думаем, эти обращения, а также СМИ, их доскональные расследования, объективные сведения тоже помогли. Плюс люди, которые отозвались. Вся их поддержка способствовала результату.

— Кто вам порекомендовал написать обращение к президенту?

— Когда из Верховного суда мы получили окончательное решение, что приговор не будет изменен, мы были в паническом состоянии. Поняли, что остается обращаться только к главе государства. К кому еще? Даже не надеялись, что обращение дойдет, что президент его прочтет. Но рискнули. Некоторые люди, с которыми мы познакомились, говорили, что можно так сделать. Это последний шанс. Мы за него ухватились как за спасительную соломинку.

— У вас остались вопросы к белорусскому правосудию?

— Что мы можем сказать вашему правосудию? Те, кто ему служит, — люди-специалисты, которые знают свое дело, как и в любой другой стране. Даичи обвинили в умышленном нарушении белорусских законов, как написано в приговоре. Но Даичи приехал в киевский аэропорт Жуляны и предъявил то, что он купил в антикварном магазине. Его проверяла служба безопасности аэропорта, таможня. Он ждал более 30 минут. В итоге ему сказали: «No problem». Зарегистрировали багаж, дали талон на посадку, разрешили вылететь, и он приземлился в Минске.

Тут он оказался преступником, нарушителем. Почему же ему разрешили лететь? Никогда во время судов этого вопроса ваше правосудие не поднимало. Или умышленно, или нет — мы понять не можем. А в итоге — Даичи вынесли такой приговор.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

В аэропорт Йоко и Сейя выезжают задолго до начала регистрации: «Вдруг его привезут пораньше?». В среду в 14.05 семья Йошида улетает сперва в Варшаву, а после — сразу в Японию.

Первое, что после приезда сделают для Даичи родные, — дадут ему время отдохнуть, «не касаясь никаких вопросов и воспоминаний». Также, говорит Йоко, они очень обеспокоены его здоровьем, поэтому врачи полностью будут обследовать сына.

— Как думаете, это ваш последний визит в Беларусь?

— Вряд ли. Теперь у нас есть друзья в Беларуси. Нас поддержало огромное количество людей. За это время мы убедились, что белорусы — очень добрые и всегда готовые помочь. Мы очень ценим это.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
{banner_819}{banner_825}
-10%
-20%
-10%
-30%
-27%
-15%
-10%