/ /

Это интервью должно было начаться в кабинете косметических услуг — на работе у Ольги Беленченко. Но перенеслось в тренажерку, туда, где трижды в неделю девушка начинает день. У входа в зал висит сертификат, на нем отмечено, что в ноябре 2017-го клецкий силач Виктор Кулик установил рекорд Беларуси и почти на 64 метра протянул 17-тонный грузовик. Оля, которую он тренирует, в спорте любитель, зато в жизни такой же боец. Пять лет назад ради парня она переехала из Минска в райцентр, через год открыла тут свое дело, и теперь вместе с мужем их основательно и надолго затянуло в бизнес фотоуслуг и красоты. «Какая разница, в каком городе я живу? — задается она вопросом. — Главное, я себя нашла, а где лучше дела пошли, там и осталась».

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
У Оли есть перечень целей на ближайшие полгода. Список девушка часто перечитывает, сделанное вычеркивает, новое дописывает. «Раньше план составляла на год, потом ускорилась, — говорит она. — Запас времени расслабляет».

«Через месяц представила его своей маме»

В 11-тысячном Клецке тренажерка — место для качков и романтиков. На одной из желтых стен зала размашистым почерком выведено «I love powerlifting», на противоположной — склеенное из фотообоев окно в яблоневый сад. В планах работников сменить «цветущие деревья» на телевизор, но пока тут вечная весна. Наслаждайся! Вот только Олю все почему-то тянет на сторону для сильных.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Здесь нужные гантели, — объясняет она и переходит к упражнению на трицепс.

Оле 29, родилась и выросла в Минске. До знакомства с будущим мужем в Клецке была всего однажды: в деревне недалеко от райцентра малая родина ее мамы. Неделю назад девушка впервые доехала туда на велосипеде. На месте, где когда-то жили ее бабушка и дедушка, теперь поле.

— Грустно?

— Нет, сейчас, можно сказать, у нашей семьи в этом районе все начинается заново, — отвечает она в перерыве между подходами.

Все началось с Миши. Он, как оказалось, из Ляховичей, а в Клецке тогда работал. Ребята познакомились по интернету, списались, потом созвонились.

— Через неделю он уговорил меня приехать, город посмотреть, — Оля меняет гантели.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Клецк?!

— В Минске он жил пять лет, хорошо его знает, а я Клецк на тот момент вообще не помнила, — рассказывает она, на чем тогда остановились. — Была ли это любовь с первого взгляда? Не знаю, но через месяц я уже представила его своей маме. А потом он уговорил меня к нему переехать. Как? «В маленьком городе все в шаговой доступности, — перечислял он. — Больше натуральных продуктов». Но главное — в Клецке почти всегда градуса на два теплее, чем в Минске.

Оля сомневалась недолго, Оля сангвиник. К тому же ей и работа в райцентре нашлась: точнее, объявление о вакансии. В салон искали мастера по маникюру. Девушка как раз закончила курсы, получила разряд. Попробовалась — подошла.

«Сильная девушка… Она еще и мой начальник»

Стрелки отсчитывают на циферблате без пяти одиннадцать, пора на работу. Олина работа — делать людей красивыми: маникюр, педикюр, сережки в ушки. Она запрыгивает в машину, и мы перемещаемся глубже в центр.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Я трудилась на хозяйку, но мечтала иметь свое дело, хотелось свободы, — заводит она мотор. —  Независимость эта, конечно, относительная: теперь я хоть и предприниматель, но как мастер всегда подстраиваюсь под клиентов. Их, к счастью, хватает, поэтому тренироваться могу только с утра.

Время такое, что Клецк на работе, на улицах Клецка почти никого.

— Сразу, когда сюда переехала, мучилась, — Оля смотрит по сторонам. — Привыкла жить в динамике, а здесь не знала, куда энергию девать. Депрессии добавляло еще и отсутствие новых мест. В Минске хоть какое-то разнообразие. А в нашем городке ты каждый день ходишь по одним и тем же дорогам, видишь одних и тех же людей. Словно попал в какой-то сжатый мир.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

И в этом сжатом мире Олин косметический кабинет находится через дорогу от стоянки. Пока перебегаем, она продолжает:

— Через полгода поняла: лишнюю энергию можно отдавать в работу. Как раз было лето, посетителей в салоне много — и я стала «вкалывать» с утра и до полуночи. Бывало, и в 11 вечера ко мне на маникюр записывались, я не отказывала.

— А Миша как к этому относился?

— Поддерживал. А вообще с трудоголизмом пришли опыт и уверенность: пора начинать свое дело.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
То, что Оля и Миша — команда, подтверждает и еще один факт. Как-то у мужа появилась идея открыть в Клецке ресторанчик. Жена была «за», но чтобы что-то начать, оставалось понять, подходит ли им это дело. Возможность быстро подвернулась: ребятам предложили поработать ночными барменами. Они поработали и открывать ресторан передумали.

Прямо сейчас Михаил сидит за компьютером, вокруг принтеры, кружки, рамки. В одном помещении с Олиным кабинетом у него фотосалон. Это второй семейный бизнес. На работе ребята порой ближе, чем дома: Оля на одной половине, Миша, через шторку, на другой.

— И как это, когда все время вместе?

— Да мы друг друга почти не видим, — отвечает муж. — Общаемся разве только в машине по дороге домой или дома. Я еще ладно, до 18.30 обычно справляюсь, а Оля часто остается дольше. Обычно, если она на час позже меня заканчивает, я жду. Если дольше, еду домой, а потом за ней возвращаюсь.

— А пешком почему не ходите?

— Это же 15 минут! — не сдерживает эмоций жена. — 15 минут — это еще одни проколотые уши.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Кстати, об ушах. Мама как раз привела маленькую дочку на процедуру. Дальше — ногти. Оля — за дело, а Михаил продолжает: ИП его супруга открыла четыре года назад. Начальный капитал был долларов 300−400. Первый месяц вышел в ноль, а дальше по чуть-чуть по нарастающей. В Минске, уверен муж, у жены вряд ли бы все так легко получилось: выше конкуренция, дороже старт.

— А тут риск был минимальный.

— Откуда такая уверенность?

— Видел: в нашем городе много мастеров по ногтям, и никто не бросает. Значит, люди идут, — объясняет он свою позицию и рассказывает, как после первой удачи их семья решила снова рискнуть и открыть второе дело. — Года три назад Оля заговорила: «Тебе тоже нужно развиваться». Сначала я реагировал без энтузиазма. Привык каждый день ходить на завод. А потом задач на производстве стало больше, зарплата не увеличивалась — и мне уже самому захотелось перемен.

Идею бизнеса подсказали путешествия, откуда пара всегда привозила магниты. Вот только вместо городских пейзажей на небольших пластинках Миша печатал фотографии людей. Затем снимки стал переносить на чашки и майки. Дело требовало вложений. На оборудование потратили все, что вместе накопили. Основная часть суммы — Олин «маникюрный» капитал.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Сложно быть рядом с такой сильной девушкой?

— Сильная девушка… Она еще и мой начальник, фотосалон-то оформлен на нее, — улыбается Михаил. Он, в отличие от Оли, человек очень спокойный. — А вообще у нас гармония и в семье, и в финансах. Оля, например, больше зарабатывает летом, а я — зимой.

— А в тренажерку с женой почему не ходите?

— Я больше велосипед люблю, а еще монеты собираю.

«Я с 18 лет работаю. Была швеей, кондуктором, торговым агентом и даже уборщицей»

За окном здания, в котором трудятся Беленченко, озеро. На столе, где они ведут запись клиентов, необычная тетрадка, даже две. Тут Оля помечает данные посетителей. Кроме привычных номера и имени есть здесь и такие факты: «К. 25 лет, недавно вышла замуж. Мужу тоже 25 лет…», «Н. —  родственница Ч.»

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Такие подсказки помогают легко находить с людьми темы для беседы, — говорит Оля о тонкостях профессии. — Мне важно, чтобы между мастером и человеком были дружеские отношения, а не так: одни платят, другие на автомате делают.

Клиенты, видимо, такой подход ценят. В этом году девушка поняла, что уже не справляется, и месяц назад взяла в помощники еще одного мастера. Сейчас у предпринимательницы небольшой обед.

— То, что дел много, меня не пугает, — по дороге домой рассказывает она. — Я с 18 лет работаю. Была швеей, кондуктором, торговым агентом, мерчендайзером и даже уборщицей — бралась за все.

— Зачем?

— Мама воспитывала меня одна, жили просто. С детства меня учили: если чего-то хочешь, заработай. После училища я поступила в техникум, но через год забрала документы. Учеба — это время, а деньги нужны были сейчас. Очень хотелось поскорее увидеть мир. Работала и откладывала на путешествия. В 18 лет смогла накопить на поездку в Румынию, — объясняет она свои установки. — А учеба… Знания можно получать и самой. Каждый день, например, два-три часа стараюсь отводить на книги. Читаю литературу по психологии, бизнесу и мотивации.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

На кухне в их светлой «однушке», которую ребята купили в кредит в прошлом году, растянута карта мира. На ней отмечены 15 городов Европы, где Оля и Миша успели побывать.

— Еще один плюс маленького города — деньги тут тратить особо некуда, — хозяйка разливает в чашки кипяток. — А мы с Мишей еще так подобрались, что оба нерасточительные: лишнюю одежду не покупаем, по барам почти не ходим. Откладываем, чтобы в дело вкладывать и мир смотреть. При наших нагрузках отдыхать нужно хорошо, пусть и редко.

— Так, может, вы на переезд в Минск копите?

— В Минск? Я бы может и рискнула тут свое дело начать, но муж говорит: «Оля, не нужно тебе пока туда лезть». Думаю, он прав, хотя от мыслей таких мы не отказываемся.

{banner_819}{banner_825}
-50%
-20%
-30%
-15%
-10%
-20%