/ /

София Майклсон, руководитель программ по России, странам СНГ, Балтии, Украине, Грузии от международного центра при Национальном институте онкологии США, приехала в Минск на Евразийскую конференцию по скринингу рака. Она уверена, что каждый человек в первую очередь должен сам отвечать за свое здоровье и не надеяться, что его пронесет и он не заболеет раком.

Эксперт считает, что плюсы от раннего выявления рака есть не только для пациента, но и государства в целом. Ведь на лечение онкобольного на начальной стадии рака тратится меньше средств, при этом у человека намного выше прогнозы выживаемости.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
София Майклсон, руководитель программ по России, странам СНГ, Балтии, Украине, Грузии от международного центра при Национальном институте онкологии США

«Раки пищевода или колоректальные раки и раки печени превалируют в азиатских странах»

— Если говорить о Евразийском регионе, где вы курируете программу при Национальном институте онкологии США, то, как вам кажется, где дела с уровнем заболеваемости раком, диагностикой и лечением обстоят хуже всего?

— Сказать однозначно нельзя, потому что это не черно-белое пространство. Это очень широкая матрица. В каких-то регионах отдельные нозологии (учение о болезни, включающее биологические и медицинские основы болезней, а также вопросы их этиологии, патогенеза, номенклатуры и классификации. — Прим. TUT.BY) более прогрессивные, а другие — менее. Нельзя сказать, что Грузия по сравнению с Таджикистаном где-то впереди, а Казахстан впереди Грузии и Таджикистана. Это очень сложный вопрос, потому что и в Казахстане, и в Грузии есть очень интересные технологии, но где-то может отставать аспект паллиативной помощи или профилактики рака.

— Но если говорить о локализациях рака, возможно, есть какая-то тенденция для этих стран?

— В регионах Центральной Азии чаще встречаются одни типы рака, в России, Украине и Беларуси — чаще другие. Есть статистика, которая демонстрирует, что раки пищевода или колоректальные раки и раки печени превалируют в азиатских странах, в то время как рак щитовидной железы после аварии на Чернобыльской АЭС был проблемой центрального региона.

— Беларусь на общем фоне каким-то образом выделяется?

— Беларусь — очень уникальный регион. Это небольшой и очень отзывчивый к прогрессу регион. Несмотря на то, что у вас увеличивается уровень онкологической заболеваемости (он растет и в США, и в Канаде), Беларусь все равно является одним из интересных и прогрессивных регионов по многим вопросам.

— Когда мы говорим про рак, все понимают, что важна ранняя диагностика, потому что благодаря этому можно решить многие проблемы раз и навсегда. Но на ранней стадии нет никаких симптомов, и человека тяжело уговорить пойти к врачу просто, чтобы провериться. Как вам кажется, что может помочь мотивировать людей это делать?

— На государственном уровне должна проводиться большая информационная работа, чтобы люди понимали, что существует вероятность того, что они могут заболеть. Люди должны осознавать, что у рака есть определенного рода генетическая наследственность, что также на заболеваемость влияет образ жизни и условия окружающей среды. Влияет даже возраст: чем дольше человек живет, тем выше у него риск заболеть раком.

Учитывая все эти компоненты, человек должен вести здоровый образ жизни. Нужно прекратить курить, злоупотреблять алкоголем, особенно не выпивать в сочетании с курением. Нужно заниматься спортом и снижать вес. Все это и является профилактическими методами, и это очень важно. Европейский регион в этом плане более прогрессивный, тем не менее все-таки табачная зависимость существует. А она вместе с алкогольными наклонностями и иногда избытком веса может привести к раку.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

После 40−45 лет человек должен обращать пристальное внимание на то, из-за чего он может заболеть. И нужно соблюдать все профилактические мероприятия, которые предусмотрены госорганизациями, которые работают с организациями, сотрудничающими с ВОЗ.

При этом нужно объединить усилия в СНГ в разработке тех программ по скринингу и профилактике, которые были бы оптимальны для региона. Америка в плане скрининга прошла очень большой путь. Например, в США несколько лет назад решили у женщин после 40 лет брать мазок на рак шейки матки не ежегодно, а раз в три года. Пришли к выводу, что этого достаточно. Поэтому очень важен обмен информацией между Европой, Америкой и СНГ.

«Человек при онкологическом диагнозе не превращается в ходячий труп»

— Люди в США мотивированы регулярно ходить и проверяться к врачам?

— Они должны быть мотивированы. Должен быть уровень сознания и ответственности за свою жизнь. Свалить все на то, что обо мне подумает дядя Вася или меня спасет Господь Бог, нельзя. Нужно думать самому о том, что делать со своей жизнью и как ею распоряжаться. У самого должно быть осознание того, почему я курю полпачки сигарет в день, запиваю стаканом вина, а потом засыпаю на диване под телевизор. Государство не может отобрать изо рта сигарету.

Сегодня в открытом доступе очень много информации и по профилактике рака, и по скринингу, ее можно легко найти. Человек должен думать сам, а не считать, что кто-то за него все придумает и его спасет.

— Мне кажется, что у многих белорусов именно такой менталитет…

— Значит, менталитет надо менять. Вы же родились без поддержки правительства. Система «меня пронесет» не работает, потому что может и не пронести. Нужно найти время на то, чтобы обратить внимание на профилактику онкологических болезней у себя.

К сожалению, онкологическая проблема не является проблемой одного человека, это проблема семьи. Если женщины думают о семье, им в первую очередь нужно подумать о себе. Ведь вы же летаете в самолетах и видите, как маску в случае аварии человек надевает на себя, а потом на ребенка. Это же не случайно. Поэтому надевайте такую профилактическую маску сначала на себя и увидите, что этим вы спасете своего же ребенка.

— Несколько лет назад в New York Times был проект, когда люди высылали свои фотографии о том, как живут после рака. У нас сложно найти обычного человека, который открыто расскажет о болезни и о том, как ее пережил. При этом человек спокойно рассказывает, что у него был инсульт. Как вам кажется, нужно с этим что-то делать?

— Нужно. В раке нет ничего криминального, вы же ничего не украли и вас не посадили. Это заболевание, которое во многих случаях не является фатальным. Если диагностировать его на ранней стадии, то можно вылечить.

Во всех передовых странах Европы и США никто не скрывает, что у него был рак. И чем больше людей вокруг тебя узнает об этом, тем больше у тебя будет группа поддержки. Человек при онкологическом диагнозе не превращается в ходячий труп.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Как отличаются Беларусь и США в плане лечения и диагностики рака?

— Стандарты лечения принимаются на международном уровне, и в Беларуси работают на уровне этого мирового стандарта. Абсолютно. И такого рода мероприятия, как эта Евразийская конференция, помогают многим другим странам посмотреть на стандарты Беларуси и других стран СНГ. У вас учится очень много людей из Центральной Азии, с Кавказа. Значит, есть чему научиться. В Беларуси одна из передовых онкологических служб в регионе.

— Как часто на возникновение рака влияет генетика?

— Все зависит от нозологии, локализации и региона. На этот вопрос не ответишь однозначно. Но, например, если в семье есть рак молочной железы, то у дочерей и внучек этой женщины выше шанс заболеть гинекологическими раками.

— А образ жизни как влияет в процентном соотношении?

— Это очень большой процент, и опять все зависит от нозологии. Особенно на развитие рака влияет курение. И самое интересное, что сейчас есть много методов, которые помогают человеку прекратить курить, тот же пластырь или какие-то препараты. Генетическую составляющую не изменишь, ведь мы не можем поменять своих родителей, бабушку и дедушку. Здесь мы идем по этапу. Но что можно изменить, так это образ жизни. И он должен быть изменен, если у кого-то есть ответственность за свое здоровье. А она должна быть. И она должна быть не у онкологов Беларуси, она должна выработаться в сознании человека.

«Нельзя бояться собственного организма»

— Несмотря на то, что рак чаще всего может возникнуть в более старшем возрасте, мы видим, что его находят и в 30 лет. Какие вы можете дать советы 30-летним людям в плане профилактики рака?

— Молодым людям я бы дала один совет — обратить внимание на свой образ жизни и здоровье. Если нет генетических параметров, когда рак был у родных, то и нет каких-то показаний начинать диагностику в 30 лет. В этом возрасте надо не курить, не употреблять много алкоголя, надо заниматься спортом и следить за своим весом. И при этом надо четко знать свою генетическую историю: от чего умерли бабушки и дедушки, родители. И если у папы был рак желудка, то нужно обратить внимание на свою диету и то, что делают для профилактики рака желудка. Надо работать над собой и не ждать, пока где-то кто-то посоветует и поможет. Свое здоровье должно быть в своих руках.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Но невозможно же проверить весь организм…

— Конечно, невозможно, но нужно внимательно следить за собой и своей симптоматикой. Если ситуация ненормальная, то нужно обратиться к врачу и не бояться обследоваться. Если что-то найдут, то, возможно, это найдут на достаточно ранней стадии и это можно будет вылечить. Нельзя бояться собственного организма. Это ваше тело, и это должна быть ваша ответственность.

Меня поражает уровень образования в Беларуси: очень много прекрасно образованных людей, перспективных, интеллектуальных — и часть этого интеллекта должна быть направлена на свое здоровье.

— В Америке люди лечатся от рака за свой счет?

— В Америке совершенно другая система финансирования в том числе онкологического сервиса. Там есть система страхования и обеспечения определенными программами неимущих или престарелых. Лечится ли за свой счет онкологический больной? Есть определенная сумма, которую он должен будет доложить к страховке. Например, если я завтра заболею, то у меня такая страховка, которая покрывает 80% моего лечения, это значит, что 20% я должна буду покрыть сама. Какие страховые полисы у других, я не знаю. Но я знаю, что если человеку не за что лечиться, то есть государственные программы, которые позволят ему дать, может быть, не самые дорогостоящие экспериментальные лекарства, но тем не менее помочь.

— Рано или поздно все-таки изобретут таблетку от рака?

— Я не думаю, что ее изобретут, но будут появляться более эффективные возможности лечения. Хотя я повторю еще раз, человек должен быть лично ответственен за свой организм и свое здоровье. Все начинается с себя.

— Как относиться к тому, что вот у тебя диагностировали рак?

— Нужно относиться очень серьезно и смотреть самые перспективные и современные методы лечения. Не нужно относиться так, как будто вам объявили смертный приговор и что через какой-то промежуток времени вас не будет с нами. Это не так. Нужно бороться за свою жизнь. Это заболевание, это не смертный приговор.

{banner_819}{banner_825}
-20%
-40%
-20%
-30%
-46%
-20%
-50%
-25%
0065503