Наталья Поспелова специально для TUT.BY

Всем известно, что семьи бывают разные. Есть прекрасные. А есть ужасные. Есть те, которые являют собой образец, победители смотров и соревнований. А есть такие, из которых «срочно надо изымать детей». И каждая семья пытается понять: мы хорошие или уже скатываемся в разряд ужасных? Если мы не сдали деньги на 28-е в году посещение музея или кукольного театра — мы уже деградируем как ячейка общества в глазах педагогов? Может, надо уже обращаться за помощью? Или поздно? А если обращаться — безопасно ли это? Объясняет Наталья Поспелова.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Наталья Поспелова — специалист по семейному неблагополучию и устройству детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. 28 лет работала в органах охраны детства Беларуси, из них 12 — в Национальном центре усыновления. Автор более 100 методических и публицистических работ по проблемам социального сиротства и семейного неблагополучия. Одна из основателей республиканского портала по поиску семей для детей-сирот www.dadomu.by и единственного в СНГ ежемесячного издания для замещающих родителей и специалистов органов опеки и попечительства — газеты «Домой!». Референт Белорусского общественного объединения замещающих семей «С надеждой». Профессиональная специализация: альтернативные формы жизнеустройства детей-сирот; споры родителей о воспитании детей; сопровождение семей, желающих принять или уже принявших детей-сирот на воспитание.

E-mail автора nastapos@mail.ru.

Не только семьи бывают разными. Забота государства и внимание общества к семьям проявляются по-разному. Зависит это от принятых в обществах моделей социальной ответственности. В некоторых странах семьям обеспечивается приоритет в принятии разных важных решений. К примеру, в какую школу определить ребенка, в США решают только родители, а не регистрация в паспорте и определенный решением местной власти микрорайон учреждения образования.

В Израиле, если родители решили, что их ребенку следует провести какой-то период времени в семье родственников (пусть даже живущих в другой стране) и есть на это всеобщее семейное согласие — никакие органы опеки не вмешаются и не спросят взыскательно: а кто это приводит дитя в школу? Почему не мать? Почему бабушка?

Этими простенькими приемами, на самом деле, обеспечивается глобальное семейное право: право на семейную автономию. Право на самостоятельное принятие решений в отношении своих детей и других членов семьи. Патерналистские модели взаимодействия общества и государства с семьей (мы скажем вам, что и как делать) — пережиток советского прошлого и унификации всех и вся без учета личных потребностей, особенностей, уязвимости и нуждаемости и сегодня не решают ни семейных, ни, по большому счету, общественных проблем. За обязанностью государства помогать семьям в решении разных проблем хорошо бы видеть и обратный процесс: чем благополучнее семьи, тем благополучнее государство и общество. Именно паритетность должна стать основой взаимодействия государства и семьи, а не мелочный и формальный контроль за санитарным состоянием занимаемых семьей помещений и наличием глазированных сырков в рационе питания несовершеннолетних. Но пока у нас до паритетности далеко. В основном с семьями мы работаем с позиции выявить что-то плохое, неблагополучное, дать этому оценку и, если что, забрать из плохой семьи детей. В мире осталось совсем немного стран, где работают с семьей, разделяя, отделяя взрослых от детей. Но у нас пока именно так и работают.

Кто в СОПе хозяин?

Нынешний учебный год вооружил отечественную социально-педагогическую практику работы с семьями рекомендациями по межведомственному взаимодействию в вопросах выявления детей, оказавшихся в неблагополучной ситуации. Несмотря на скромность документа (всего лишь рекомендации), его текст залит на многие сайты школ и детсадов страны. Как говорится, долгожданное руководство к действию. Раньше, к примеру, не было единства на тему — предупреждать семью о визите или использовать тактику внезапного нападения? Знакомить ли семью с актом обследования под подпись? А если нет — как потом доказать, что семейные безобразия детально и реалистично зафиксированы. Теперь это в прошлом.

Рисунок Насти, 7 лет

При внимательном прочтении в рекомендациях обнаруживается ряд лайфхаков для родителей, которые помогут каждому не только провести самодиагностику семейного благополучия или, выражаясь языком рекомендаций «изучить особенности семейного воспитания» в своей же семье, но и определить, на каком счету в учреждении образования находится ваша семья.

Начнем с формальных признаков. Если семья считается благополучной (компрометирующих сведений не поступало), то воспитатель или классный руководитель ребенка не надоест своими визитами: рекомендуемая частота посещения семей с целью изучения особенностей семейного воспитания — 1 раз в год. Ну, разумеется, если у ребенка резко ухудшилась успеваемость, на уроки приходит несобранным, неопрятным, — тут уж ждите гостей из школы.

Семью вашу, если ребенок только прибыл в учреждение образования, перешел в 5-й или 10-й класс, посетят специалисты до 1 ноября, не расслабляйтесь. А если вы старожилы в учреждении образования — до 1 января.

Еще один важный признак: если классный руководитель или воспитатель вашего ребенка заранее согласовал дату и время посещения — значит, ваша семья имеет определенный кредит доверия у проверяющих. Потому как семьи «под вопросом», а тем более — семьи, в отношении которых получен сигнал о возможном неблагополучии, никто не обязан предупреждать о посещении. Более того, такие семьи рекомендуется посещать в «вечернее время, предвыходные, выходные и праздничные дни». Чтобы, так сказать, уличить наверняка.

Вообще главенствующая роль в процессе изучения семейного воспитания принадлежит рядовым работникам образовательного фронта: воспитателям, классному руководителю, мастеру производственного обучения вашего ребенка. Поэтому тут уж как повезет: попадется подозрительный и взыскательный неравнодушный педагог, увидит, что ребенок пришел на занятия невыспавшимся (до ночи с ним поделки на конкурс лепили) — и опа!  — есть повод посетить семью и обратить внимание. Лайфхак от хедлайнера отечественного образования о том, что родителям нужно активнее работать с учителями и директорами школ, имеет весьма актуальный характер.

Важным показателем доверия к вашей семье со стороны межведомственных специалистов является следующий факт: если ваша семья, по мнению посещающих должностных лиц, еще благополучная, то никакой фиксации результатов посещения быть не должно. Посещающий специалист ограничится светской беседой, в которую он будет обязан все же привнести элементы изучения особенностей семейного воспитания, бытующего в вашей семье. По мнению разработчиков рекомендаций, таковыми являются санитарно-гигиеническое состояние помещения, обеспеченность ребенка предметами первой необходимости, наличие места для сна и отдыха ребенка. Согласитесь, набор данных пестрый и формальный, и можно ли только на их основе сделать выводы об особенностях семейного воспитания — большой вопрос. Т.е. выводы, конечно, сделать можно, но будут ли они реалистичны?

Оставив ведущим признаком семейного благополучия санитарно-гигиеническое состояние занимаемых семьей помещений, посещающему семью специалисту строго-настрого запрещено интересоваться размером доходов семьи и наличием вкладов. Неужто требование, укоренившееся в ряде минских школ, о необходимости заполнения семьями анкет с предоставлением сведений о месте работы, должности, размере доходов родителей, кануло в лету? Если так, это прорыв.

Если специалисты в ходе посещения семьи тут же, от руки, себе и вам под подпись составили акт обследования условий жизни и воспитания несовершеннолетних, в котором отразили наличие показателей их социально опасного положения, дело плохо. Содержащееся в этом акте заключение ляжет в основу принятия решения о постановке вашего ребенка в СОП. Одно хорошо: о принятом в отношении ваших детей вас должны ознакомить в течение 3 дней (учреждение образования, принявшее решение о признании ваших детей находящимися в СОП, обязано выслать вам копию решения).

В рекомендациях черным по белому прописан запрет проводить посещения семей в отсутствие законных представителей (родителей детей). Практика знает немало скандалов, в основе которых лежали сведения, полученные о посещении семьи в отсутствии дома родителей. Иногда фиксировались ситуации, что и специалисты в семью не выходили. Так или иначе, а при рассмотрении спорной ситуации в деле фигурировал листок с подписями должностных лиц. Теперь с этим покончено: на акте обследования должна быть подпись родителей. А если они откажутся — комиссия этот факт письменно отразит. Не уверена, что данный механизм явится защитой от недобросовестных действий специалистов в отношении семьи. Но отчего же не попробовать?

Удручает, что, несмотря на семейственный характер документа, семьи в нем как бы и нет. Есть способы получения информации о семье, а сама семья отсутствует: не предусмотрены способы взаимодействия семьи и проверяющих, варианты защиты семейной репутации. Спасибо, хоть на заседание совета профилактики, где будет рассматриваться вопрос о семейной ситуации, взрослых пригласят и даже выслушают их мнение.

В рекомендациях детально фиксируются сроки принятия решений в отношении семей, предусматривается оперативное назначение всякого рода ответственных за изучение ситуации вокруг ребенка и даже количество экземпляров образующихся документов… Возможно, эта «посекундная тарификация» явилась следствием того, что рекомендации прописаны если не кровью (как ПДД), то уж явно слезами должностных лиц, привлеченных к ответственности за то, что просмотрели явные признаки семейного неблагополучия, не вовремя и не тому адресату направили документы. И наказать педагога теперь можно будет по формальным основаниям: не в первый рабочий день сообщил о неблагополучии, а на второй.

Выработанный алгоритм посещения семей с целью защиты прав и интересов детей, наполненный требованием соблюдения жестких, если не сказать — невыполнимых, сроков и категорическими запретами со ссылкой на «недопустимость» особой жизнеспособностью не отличается. Прежде всего потому, что сроки (в первую очередь — проведения социального расследования) крайне узкие. За 14 дней успеть оценить ресурсы семьи, ее настроенность на контакт, понимание сути ситуации, в семье происходящей, невозможно. Для динамичного наблюдения за семьей необходимо время. Для того, чтобы выхватить ребенка из семьи в приют — да, и суток достаточно, а вот для того, чтобы понять, как все развивается, какие есть сдерживающие факторы, внутренние (внешние) ресурсы помощи и попытаться воздействовать — двух недель явно недостаточно. Не станет ли формальное соблюдение сроков и алгоритмов документооборота препятствием для взаимодействия с семьей? Или цели на исправление ситуации никто из разработчиков не ставит, главное — убедиться, что все плохо и … «спасти» ребенка, вырвав его из семьи?

Вмешаться всем миром и любой ценой. А потом?

Важное место в документе отводится перечислению способов и активных игроков на поле выявления семейного неблагополучия. Все его выявляют: и медики, и педагоги, и работники соцзащиты, и милиция… Однако выявление неблагополучия происходит в момент обращения семьи за помощью. О каком доверии, о каком паритете в таких случаях может идти речь? Люди обращаются за помощью, и в это самое время их внутрисемейная ситуация оценивается на предмет рисков для их детей… Такой подход уже привел к тому, что нуждающиеся в услугах семьи опасаются обратиться за помощью: сам факт нуждаемости в поддержке нередко квалифицируется как признак семейного неблагополучия. Это мы можем видеть на примерах невостребованности услуг кризисных комнат, созданных на базах учреждений социального обслуживания лишь с благими намерениями, ведущими известно куда.

Фото: Сергей Балай, TUT.BY
Фото: Сергей Балай, TUT.BY

Можно наделить полномочиями выявлять семейное неблагополучие работников почты (сломан ли, цел ли почтовый ящик? Выписываются ли печатные СМИ?) или уборщиц подъездов: по критерию санитарно-гигиенического состояния придверного коврика… Дело ведь не в том, что специалисты не знают, что ребенку в семье плохо. Дело в том, что помочь не умеют.

Стратегия помощи детям из неблагополучных семей, основанная на изъятии их из семей, сегодня полностью доказала свою несостоятельность. Совершенно понятно, что изъятием ребенка из семьи не решить его проблем. Но пока у нас за благополучие ребенка отвечает одно ведомство, а за взрослых — другое, проблема нерешаема. И межведомственные подходы, при всей красивости и звучности, особого прорыва в практике не делают. Число родителей, восстановившихся в родительских правах, просто мизерное по сравнению с численностью межведомственных специалистов и мощностью субъектов профилактики семейного неблагополучия.

У профессионалов, ответственных за благополучие детей в семьях, сегодня нет инструментария, способного с точностью установить, является вот этот родитель ответственным, а этот — безответственным. И кто из них более ответственен. Нет привязометра — прибора, с точностью позволяющего установить наличие у ребенка более крепкой привязанности к маме, чем к папе. Багаж специалистов — это их интуиция и житейский опыт. Также у них есть свои собственные детские травмы и родительские промахи.

И еще у специалистов есть страх. Мы уже привычно воспринимаем факты, когда не вернувшегося из школы ученика всю ночь разыскивают неравнодушные и ответственные педагоги. Почему разыскные мероприятия — за счет личного времени и сил педагогов? Аааа, наверное потому, что мальчишка именно по пути из школы пропал! Хочется верить (как бы по аналогии), что если вдруг следующий раз пацан не вернется домой, будучи отправленным в магазин за молоком, — его гурьбой будут искать работники торговли начиная от рядовых мерчендайзеров злосчастного супермаркета и заканчивая элитами потребкооперации…

А если серьезно, то данный факт, при его беспристрастном рассмотрении, вскрывает серьезную проблему взаимодействия семьи и общества в вопросах ответственности за благополучие детей. Если с ребенком что-то случилось, вместо «Что делать?» выясняется вопрос «Кто из должностных лиц виноват?», «Была ли семья охвачена вниманием соответствующих органов?». Если нет — значит, этим лицам не поздоровится. Диагноз один: просмотрели. Своевременно не выявили. Виноваты.

Для того, чтобы этого не случилось, специалистам рекомендовано использовать указанные рекомендации. Авось пронесет.

Но и мы, обычные родители, тоже можем извлечь из рекомендаций хоть какую-то пользу…

{banner_819}{banner_825}
-23%
-15%
-50%
-10%
-35%
-10%
-28%
-50%
-19%
-10%